Поддержать деятельность МХГ                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Суд постановил удовлетворить иск и восстановить Полину на учебе в Университете



Роман Киселев, руководитель правовых программ МХГ

Вчера состоялось заседание Замоскворецкого районного суда, в котором рассматривался иск Полины Лысенко, отчисленной из Университета им. Плеханова в феврале 2022 года за публикации в инстаграме, связанные с начавшимися вооруженными действиями в Украине и митингами протеста в Москве.

Суд постановил удовлетворить иск и восстановить Полину на учебе в Университете. Через две недели будет рассматриваться аналогичный иск ее подруги, которую также отчислили из Университета по тем же основаниям.

Интересно, что в суде представитель университета рассказал, что девушки «были на контроле» потому что давно делали в сети публикации, связанные с митингами, и тем самым занимались «антисоциальной деятельностью». 24 февраля девушки позволили себе сделать публикации в соцсетях по поводу антивоенного митинга на Пушкинской площади. Эти публикации увидел начальник управления по социально-воспитательной работе Плехановки и в тот же момент составил служебную записку с просьбой отчислить студенток за поведение, не сочетающимся со званием студента Университета им. Плеханова. Уже 28 числа в режиме спецоперации были составлены все остальные акты и принято решение об отчислении, о котором сообщили девушка только 15 марта.

Подробнее про обстоятельства отчисления можно почитать в публикации «Новой газеты».

В суде мы утверждали, что отчисление незаконно по пяти основным причинам.

Во-первых, девушка не совершала каких-либо действий, которые попадают под основания для отчисления в соответствии с внутренними правилами университета. Девушка даже к административной ответственности не привлекалась, поэтому университет взял на себя роль одновременно и полицейского и судьи, определив ее действия как противоправные (в процессе, правда, университет сам запутался в том, что она все-таки совершила — антисоциальное действие, административной правонарушение или уголовное преступление).

Во-вторых, университет необоснованно применил наиболее строгую меру дисциплинарного взыскания. Университет должен был учитывать тяжесть проступка, причины и обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение студента, а также запросить мнение студсовета. Ничего из этого фактически сделано не было, и никаких свидетельств анализа на соразмерность в документах не было. Наоборот, фактические обстоятельства, скорость и сокрытие дисциплинарного процесса от девушек, фактически говорят о том, что целью было не выяснение обстоятельств, а применение строжайшей меры. А ситуация, очевидно, неординарная. Не каждый день начинаются международные вооруженные конфликты, очевидно, что реакция может быть крайне разной.

В-третьих, при организации дисциплинарного процесса университетом было допущено множество процедурных нарушений. Девушки не были надлежащим образом уведомлены о необходимости дачи объяснений и впоследствии об отчислении. То есть у них даже не было возможности попробовать представить свою позицию и защитить себя. Кроме того, в материалы дисциплинарного дела не попали какие-либо документы, фиксирующие сам факт дисциплинарного проступка. Поэтому когда мы составляли иск, нам приходилось догадываться, о чем все-таки идет речь.

В-четвертых, привлечение к дисциплинарной ответственности за деяния, не связанные с деятельностью образовательной организации (в т. ч. административные правонарушения), является нарушением права на доступ к высшему образованию. Про это у нас развита целая правовая позиция, но если кратко, то:

а) федеральное законодательство не устанавливает общегражданскую ответственность по соблюдению правопорядка в качестве предпосылки для получения доступа к высшему образованию;

б) закон не наделяет образовательные организации компетенцией по поддержанию общественного порядка и регулированию общественного поведения обучающихся вне контекста образовательной деятельности;

в) ограничение доступа к образованию продиктовано только потребностями исполнения наказаний, но не моральным обликом обучающегося;

г) образование — это конституционное право, и ограничение этого права в связи с действиями, не связанными с образовательной деятельностью университета, является априори несоразмерным.

В-пятых, учитывая, что студентки были привлечены к дисциплинарной ответственности за публикацию в сети, они фактически лишаются гарантированного Конституцией права на образования в результате легитимного акта реализации конституционного права на свободу выражения мнения.

Почему эти процессы нам кажутся очень важными. На данный момент судебная практика по обжалованию отчислений очень бедная, студенты редко качественно обжалуют отчисления. В то же время многие образовательные учреждения в своих правилах внутреннего распорядка имеют прописанными нормы о возможности отчисления студента за «противоправные действия» или «административные правонарушения». Мы полагаем, что это все незаконно по вышеуказанным причинам, и нам крайне важно начать протаскивать эту позицию в судебную практику, чтобы стимулировать изменения и гарантировать защиту от произвольных дисциплинарных процессов. Будем работать в этом направлении.

Источник: телеграм-канал «Чай с ромашкой» (первая и вторая публикации), 04.08.2022


Приведенные мнения отображают позицию только их авторов и не являются позицией Московской Хельсинкской группы.

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

МХГ в социальных сетях

  •  

Остановить войну с Украиной!
Сторонники мира против Партии Войны в российском руководстве
Призыв к социальным сетям. Не будьте инструментом цензуры!
Петиция в поддержку Мемориала*

change.org

* внесен в реестр НКО-иноагентов

Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2022, 16+. 
Данный сайт не является средством массовой информации и предназначен для информирования членов, сотрудников, экспертов, волонтеров, жертвователей и партнеров МХГ.