Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Адвокаты не считают себя иноагентами



В адвокатском сообществе, как выяснила «Независимая газета», тоже разрабатывают поправки к закону об иноагентах. Правозащитники, которые попали в реестры Минюста ранее, бьют тревогу: юристы стали отказываться от сотрудничества с соответствующими НКО, опасаясь оказаться в тех же списках. Прецеденты таких решений имеются, как и правовые нормы, позволяющие властям применять их по своему усмотрению. За усиление профессиональных гарантий выступили и руководители Федеральной палаты адвокатов (ФПА).

Публичные выступления, причем чаще всего критические, представляют собой неотъемлемую часть адвокатской работы, особенно по громким делам. Такой же ее составляющей является получение гонорара от клиентов – российских и иностранных граждан. Этих двух критериев Минюсту достаточно для признания кого угодно иноагентом.

Чтобы обезопасить неугодных властям коллег от наделения данным статусом, адвокатские палаты Ленинградской области и Санкт-Петербурга приступили к подготовке поправок в законодательство. В частности, по информации «НГ», речь идет об уточнении: оплата профессиональной деятельности, а также участие в международных конференциях и брифингах не могут считаться иностранным финансированием. И, конечно, юристы предлагают запретить внесудебный порядок внесения адвокатов в реестры иноагентов.

Как пояснил «НГ» председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Петербурга Сергей Краузе, «не устраивает, что адвокаты признаются иноагентами без учета особенности их статуса и что сам порядок признания произвольный». Напомним, что в начале ноября Минюст квалифицировал как СМИ-иноагентов первых российских адвокатов – членов АП СПб Ивана Павлова и Валерия Ветошкина. И, подчеркнул Краузе, Минюст не опубликовал своего решения, а потому о мотивах, а главное – основаниях решения остается только гадать. С точки зрения права такие действия выглядят как нонсенс: физлицо признают СМИ-иноагентом, а затем обязуют зарегистрироваться в качестве юрлица. Между тем (см. «НГ» от 15.11.21) адвокаты вправе учреждать юрлица, но не могут их возглавлять. Такого адвоката-иноагента ставят перед выбором – нарушить один закон или другой.

Краузе, конечно, подтвердил, что защитники нередко получают гонорары от иностранных лиц и организаций, это «нормальная практика», в ней нет ничего противозаконного или предосудительного. И понятно, что многие адвокаты также занимаются публичной деятельностью, например, активно ведут себя в соцсетях, дают интервью СМИ. «Как раз эти два несвязанных между собой факта и дают Минюсту возможность признать адвокатов иноагентами», – напомнил он. Краузе допустил, что пока у ведомства Константина Чуйченко нет окончательного представления об использовании закона об иноагентах против адвокатов: «Это был пробный шар, теперь власти ждут реакции. Если молчать, тенденция станет распространенной. Если же предпримем контрмеры, тогда, возможно, все сойдет на нет».

В правозащитных проектах стали жаловаться, что их статус иноагентов, полученный ранее, становится серьезной проблемой для юристов, которые с ними сотрудничали. И в регионах уже начались отказы адвокатов от взаимодействия, от чего страдают граждане, наиболее остро нуждающиеся в юрпомощи. Краузе подтвердил «НГ», что происходящее воспринимается «очень тревожно», поэтому адвокаты «естественно и закономерно боятся оказаться в списках Минюста за связь с НКО-иноагентами». Для юристов это означало бы потерю как множества клиентов, так и работодателей.

По данным «НГ», адвокатское сообщество разделяет опасения коллег из Питера. Адвокат АБ Москвы «Лебедева-Романова и партнеры» Тимур Харди подтвердил, что в силу должностных обязанностей приходится вести дела с иностранными клиентами – компаниями и физлицами. Естественно, иностранцы расплачиваются с адвокатами «переводами с банковских счетов и карт, а соответственно тех могут рассматривать в качестве иноагентов». Однако гонорары за участие в международных мероприятиях могут получать не только юристы, а также врачи, ученые и пр. Так что «это обстоятельство надо прямо прописать в законе», но так, чтобы оно распространялась на все профессии. «Вопрос в том, согласится ли государство внести соответствующие изменения? Хочется надеяться, что здравый смысл восторжествует. Ведь это позволит защитить законопослушных российских специалистов от необоснованного причисления к иноагентам», – заметил Харди.

Вице-президент, глава комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Ростислав Хмыров напомнил «НГ», что и закон о персональных данных тоже создавался из благих соображений об охране частной жизни от посторонних. Но в итоге создал адвокатам непреодолимые трудности: если раньше по своему запросу они могли получать информацию из различных источников, то теперь нужные сведения для защиты доверителя получить без помощи суда практически невозможно. Что же касается судебных решений о внесении защитников в реестр иноагентов, то эксперт подчеркнул: «Государство должно обеспечить не только участие адвоката в таком заседании, но и возможность ему предоставлять возражения и доказательства, опровергающие доводы компетентных органов, которые считают адвоката иноагентом».

У ФПА есть другие предложения по повышению статуса адвокатуры и гарантий ему, а именно: частичный иммунитет защитников от административной ответственности. Например, от статей КоАПа о неповиновении законному распоряжению или требованию сотрудника полиции. «В случаях подозрения адвоката в совершении правонарушений, сопряженных с его профессиональной деятельностью, административное производство должно прекращаться, а материалы – направляться в адвокатскую палату для привлечения защитника к дисциплинарной ответственности», – пояснил вице-президент ФПА, член Московской Хельсинкской группы Генри Резник. «Адвокаты в отличие от процессуальных оппонентов несут административную ответственность за все правонарушения на общих основаниях», – напомнил он. Такая инициатива стала следствием одного из самых вопиющих случаев неподчинения адвоката требованиям полицейских. Защитнику из Крыма Эдему Семедляеву в ОВД сперва запретили вести аудиозапись, а затем потребовали полностью раздеться, чтобы убедиться в отсутствии у него незаконных татуировок. Адвокат не согласился, итогом этого стали два протокола, с правомерностью которых согласился и суд.

Такого рода случаи, подчеркнул адвокат Владимир Постанюк, не единичны. Уже на стадии досудебного производства адвокаты сталкиваются с ограничениями, которые установлены не столько законами, сколько внутренними приказами, да еще и непонятно где опубликованными. Активность и принципиальность защитника правоохранители зачастую воспринимают негативно, а его деятельность считают незаконной. «Логичный вопрос: если ряд правонарушений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, рассматривается внутри системы, а правонарушители привлекаются исключительно к дисциплинарной ответственности, то почему в отношении адвокатов действуют иные правила?» – заметил эксперт.

«Очередной случай, произошедший с коллегой, свидетельствует о тенденции ограничения прав адвокатов, – подтвердила «НГ» адвокат МКА «Центрюрсервис» Екатерина Тютюнникова. Использование видео – и аудиозаписи необходимо не из личной прихоти, а с целью зафиксировать нарушения закона, однако «складывается впечатление, что используется любая возможность «замять» какие-либо проблемы, но никак не способствовать их обнаружению и исправлению». В отношении адвокатов не только составляются административные протоколы, но и возбуждаются уголовные дела о фальсификации доказательств, вмешательство в деятельность суда и органов расследования, а также о мошенничестве в форме завышения гонорара. Фиксируется и все больше попыток получить сведения, составляющую адвокатскую тайну. «Адвокатура была и остается независимой и самостоятельной. Именно это вызывает недовольство. При этом оказание профессиональной правовой помощи все больше сопряжено с риском», – констатировала Тютюнникова. По ее мнению, «повлиять на ситуацию сможет внесение изменений в законодательство, закрепление там правового статуса адвоката, что не позволит принимать решения, руководствуясь внутренними инструкциями или приказами».

В беседе с «НГ» зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Александр Башкин подтвердил, что на местах действительно нередко происходит ущемление прав конкретных адвокатов, особенно остро проблема обстоит с их допуском к доверителям. Однако, заметил он, и в других странах, «которые некоторые нам приводят в пример как образец демократического подхода» дела с правами адвокатов обстоят еще хуже. Скажем, в той же Франции. «По моим наблюдениям, тенденции к ухудшению работы адвокатов нет. Но это не значит, что не следует работать над расширением их прав. Адвокат – такая же процессуальная фигура, как прокурор или судья, поэтому обеспечение его гарантий, в том числе, безопасности, должно стоять на соответствующем другим фигурам уровне», – заявил сенатор. По его словам, как раз этим сейчас и занимается Минюст, где готовят законопроект об усилении роли адвоката. При этом Башкин считает, что правовое поле РФ развито в достаточной мере, чтобы «защитить эти гарантии». Хромает, правда, применение, дескать, еще не везде законодательство трактуется так, как надо, поэтому-то внимание нужно уделять не столько совершенствованию норм, сколько беспрекословному их соблюдению. По поводу же поправок в КоАП он пояснил, что такую инициативу надо обсуждать, когда она появится на бумаге, но дело в том, что «иммунитета от административного производства нет ни у кого: ни у судей, ни у прокуроров, нет его и у депутатов или сенаторов». На вопрос же «НГ» о возможной корректировки закона об иноагентах Башкин заметил: «Если субъекты права законодательной инициативы рассматривают необходимость доработать закон, то поправки будут рассмотрены, и если депутаты ГД найдут основания для внесения изменений, то это будет сделано».

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 23.11.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

Лев Пономарев

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.