НОВЫЙ САЙТ МХГ

НОВОСТИ

В Москве прошли пикеты с требованием расследовать нападение на журналистов и правозащитников в Ингушетии

К списку

У здания администрации президента РФ московские журналисты и активисты 10 марта целый день проводили одиночные пикеты, требуя расследовать нападения на их коллег и правозащитников в Ингушетии. Участники акции, сменяя друг друга, стояли с плакатами с надписями «Требую найти исполнителей и заказчиков», «Прекратите нападения на журналистов и правозащитников».

На плакатах имена пострадавших при нападении 9 марта журналистов – корреспондента норвежского издания Ny Tid Ойтена Уинстада, Лены Марии Перссон Лёфгрен из «Шведского радио», корреспондента «Медиазоны» Егора Сковороды, журналиста New Times Александры Елагиной, фотографа Михаила Солунина и экс-сотрудника «Коммерсанта» Антона Прусакова. Помимо журналистов, при нападении пострадали водитель автобуса Башир Плиев, пресс-секретарь Комитета по предотвращению пыток Иван Жильцов, юрист-международник Екатерина Ванслова.

У здания администрации президента стоял автозак, было много полицейских, сообщают СМИ. Проведению акции полицейские не препятствовали, однако переписывали паспортные данные пикетчиков.

Председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин назвал произошедшее 9 марта на границе Чечни и Ингушетии демонстрацией вседозволенности, сообщает ФедералПресс. «Я думаю, это было сделано не случайно. Это такая демонстрация вседозволенности: «Смотрите, мы не боимся, мы можем сделать с любым все что угодно. Нам наплевать, кто вы, нам наплевать, откуда вы. Мы можем вас в любом месте остановить, убить, избить». Это демонстративная акция устрашения», – сказал правозащитник.

Он отметил, что нападению предшествовал ряд негативных публикаций в чеченских СМИ. «В течение последнего времени было несколько откровенных наездов. Буквально каждую неделю в СМИ Чеченской Республики выходили какие-то фантастические истории про меня лично, про Комитет против пыток, про то, как мы там занимаемся диверсиями, обслуживаем врагов народа, работаем на западные спецслужбы, про миллионы, которые получаем из ЦРУ, и так далее. Все это, естественно, абсолютно бездоказательно, но зато на эпитеты там не скупились», – подчеркнул Игорь Каляпин.

По факту произошедшего МВД Ингушетии возбудило уголовное дело по статьям «хулиганство» и «умышленное повреждение или уничтожение чужого имущества» УК РФ. По информации РИА «Новости», расследование находится на контроле республиканских властей. Также к инциденту подключился Совет по правам человека при президенте РФ. СПЧ обратился в Генпрокуратуру, Следственный комитет, Министерство внутренних дел и к полпреду президента в Северо-Кавказском федеральном округе с просьбой взять расследование произошедшего под личный контроль.

«Особое беспокойство данное происшествие вызывает в связи с фактическим бездействием правоохранительных органов Чеченской Республики по расследованию ранее совершенных нападений на правозащитников. В частности, безнаказанным остается погром офиса МРОО «Комитет против пыток», совершенный группой лиц 3 июня 2015 года в Грозном», – говорится в обращении.

В июле 2015 года офис тогдашнего Комитета против пыток (после включения в список НКО-иноагентов на его базе создан Комитет по предотвращению пыток) в Грозном подвергся нападению людей в масках. Ранее, в декабре 2014 года, помещение подожгли неизвестные, что подтвердила пожарно-техническая экспертиза. Сотрудники комитета рассказали, что прибывшие на место пожара полицейские без веских причин задержали правозащитников, изъяли мобильные телефоны и оргтехнику. Через некоторое время их отпустили, а позже вернули технику, но все видеозаписи были стерты.

«Офис штурмовали в течение двух часов, выламывали бронированные двери, все крушили. Это все происходило в 300 метрах от МВД Чеченской Республики. Под окнами у нас стояли полицейские и во все это не вмешивались, несмотря на все звонки, несмотря на то, что камеры через интернет ретранслировали это в эфир, и уже по новостям показывали эти кадры. Полиция появилась только через два часа, когда уже все было уничтожено», – вспоминает Игорь Каляпин.

Он связал произошедшие накануне события с погромом офиса КППП в Грозном. «Это целая цепочка мероприятий по выдавливанию нас из республики», – считает председатель Комитета по предотвращению пыток.

О давнем жестком противодействии правозащитникам на территории Чеченской Республики говорит член Московской Хельсинкской Группы и член общественной наблюдательной комиссии Москвы Валерий Борщев.

«То, что это (противодействие) доходит до крайней степени – мы все помним убийство Натальи Эстемировой (российский журналист и правозащитник), этого забывать нельзя. И акция против журналистов и представителей Комитета по предотвращению пыток – это сознательная угроза, это демонстрация того, что в Чечне правозащитным организациям не место, никакого общественного контроля быть не может и действуют другие нормы», – отметил правозащитник.

Борщев считает, что федеральные власти должны быть заинтересованы в объективном расследовании инцидента. «В интересах Москвы было бы довести дело до конца и наказать виновных. Иначе эти люди, творящие произвол, полностью выходят из-под контроля столицы», – сказал он.

В Кремле произошедшее назвали «абсолютным хулиганством». «Мы рассчитываем, что правоохранительные органы республики примут самые действенные меры для поиска и нахождения виновных нападения с тем, чтобы должным образом обеспечить безопасность и правозащитников, и представителей СМИ, и этих конкретных, и вообще», – цитирует ТАСС пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. Позднее президент Владимир Путин поручил Министерству внутренних дел выяснить все обстоятельства нападения на правозащитников и журналистов в Ингушетии и дать правовую оценку происшедшего.

Работа по раскрытию преступления взята на контроль руководством МВД, заявили в пресс-службе ведомства. «Министр внутренних дел Владимир Колокольцев поручил начальнику ГУ МВД по СКФО Сергею Ченкину и министру внутренних дел по республике Ингушетии Александру Трофимову принять исчерпывающие меры к установлению и задержанию лиц, причастных к нападению на правозащитников и представителей СМИ», - сказал сотрудник пресс-центра.

Между тем журналисты настаивают на переквалификации уголовного дела. Как заявил главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, статьи «хулиганство» и «порча имущества» не отражают сути произошедшего. «Это бандитское нападение на журналистов, которые ехали в микроавтобусе правозащитников из КПП, - рассказал Смирнов. - Мы хотим, чтобы было возбуждено дело еще по ст. 144 УК («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»), потому что именно такой мотив был у нападавших».

Российские журналисты после инцидента в Ингушетии создадут профсоюз, сообщает РБК со ссылкой на заявление, подготовленное журналистами «Медиазоны». «До сих пор мы, журналисты, отвечали на насилие и давление только своими публикациями - либо обращались с требованием восстановить справедливость к властям. Это не приносило результатов. Прошлые нападения на наших коллег остаются безнаказанными, - говорится в заявлении. - В этой ситуации мы считаем, что нашим ответом может стать только солидарность и попытка объединения. Сегодня в России нет организации, способной эффективно представлять интересы работающих журналистов. Инструментом отстаивания своих прав, как профессиональных, так и трудовых, мы видим профсоюз».

Следует добавить, что уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев назвал нападение в Ингушетии «пиаром с политическим» подтекстом, цель которого - вызвать негативный общественный резонанс.


К списку
Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования