Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

 

 

Значение репутации. О чиновниках и коронавирусе (18.10.2020)



Вера Васильева, независимый журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал", лауреат премии Московской Хельсинкской Группы:

Каждый день мы читаем и слышим о продолжающемся росте заболеваемости коронавирусом. Среди лидеров по этому показателю, хотя бы из-за численности населения, – Москва. Тем не менее, личные наблюдения показывают мне парадоксальную картину: если весной люди в большинстве своем соблюдали ограничения – не выходили без надобности из дома, носили маски и перчатки, метрополитен и улицы тогда заметно опустели, – то теперь они зачастую игнорируют запреты. В метро по-прежнему многолюдно, маску мало кто носит, и то по большей части она бессмысленно болтается под подбородком или в лучшем случае закрывает только рот. Пассажиров в перчатках встретишь разве что нескольких за весь день, а о социальной дистанции вообще никто, похоже, не заботится. Почему так происходит? Не думаю, что из-за особенной инфантильности москвичей.

Весной московские власти, прежде всего в лице Сергея Собянина, смогли даже (как ни непривычно это для наших времен) завоевать некоторое уважение среди горожан. Мэр столицы не только не побоялся предпринять непопулярные противоэпидемические меры. Он даже по-человечески – что, прямо скажем, не слишком распространено у наших нынешних чиновников – обращался к людям с экранов телевизоров, объяснял, "зачем это всё нужно". И эти аргументы звучали довольно убедительно. А ведь забота о гражданах, а не о благосклонности высокого начальства в России не входу. Стали поговаривать, что Собянин рискует вызвать неудовольствие своей ретивостью у президента России.

Все это лопнуло как мыльный пузырь, когда выяснилось, что для городских властей есть вещи поважнее, чем здоровье москвичей. Это, например, парад Победы, голосование по поправкам к Конституции, массовые публичные спортивные состязания и тому подобное. Все это – в отличие от протестных одиночных пикетов – может происходить невзирая на пандемию. Это имеет гораздо большее значение, чем интересы работников бюджетных организаций, малого бизнеса или других рядовых москвичей. И сегодня, когда градоначальник пытается вернуть людей к ситуации апреля, у него ничего не выходит. Невзирая на тревожную статистику, на отмену бесплатного проезда для льготников в общественном транспорте. Несмотря на весьма странные и запутанные инструкции для работодателей по отчетности о сотрудниках, несоблюдение которых грозит гигантскими штрафами. И даже на рейды в театрах по выявлению пенсионеров, которым предписывается сидеть дома (как это недавно было, в частности, в "Ленкоме"). Вместо повода для размышлений или устрашения эти меры служат лишь источником раздражения.

Произошло то, что для политика – да и вообще для любого человека и тем более государства – должно быть самым неприятным, страшным, фатальным. Я имею в виду потерю репутации и уважения. Сначала тебя убеждают, уговаривают, как-то обосновывают свои действия, делают вид, будто реально заботятся, беспокоятся о твоем благополучии. Тебя уговаривают поступать неким образом, а потом делают у всех на глазах ровно противоположное. И люди прекрасно понимают: чиновничьему слову грош цена. Повторно их уже вряд ли возможно будет убедить или заставить прислушаться к увещеваниям власти. Граждане если и не будут роптать открыто, то станут игнорировать власть имущих. Поэтому сегодня, когда московский мэр пытается вновь установить ограничения, мотивирует их заботой о горожанах, у него это не очень-то получается. К нему неизбежно возникают вопросы, как минимум о непоследовательности.

Разумеется, такая ситуация не только в Москве и не только с Собяниным, но и в других российских городах. Готовность в любой ситуации послушно взять под козырек, выслужиться перед вышестоящим в иерархической властной системе – характерная черта чиновников в авторитарном государстве. Ведь их политическое долгожительство зависит не качества работы и не от избирателя, а от начальственной благосклонности, от близости к "телу".

И одновременно мы видим, что даже в нынешней России возможна другая система взаимоотношений между высокопоставленным политиком, чиновником и людьми. Например, в последние недели меня глубоко впечатляет отношение жителей Хабаровска к избранному ими губернатору, обвиненному теперь в причастности к тяжким преступлениям (при этом методы следствия печально узнаваемы). То, с каким упорством, с какой энергией они выступают в защиту Сергея Фургала – несмотря даже на недавний разгон с применением грубой силы мирного протестного митинга, – по-моему, наглядно показывает разницу между назначенцем со стороны и своим, народным лидером. Народная любовь – это то, что есть, по всей видимости, у Фургала, но вряд ли когда-либо будет у командированного сверху безликого "эффективного менеджера". Коронавирус – хотя, казалось бы, это относится к совсем другой области знания и жизни – ещё раз подтвердил, что репутация имеет значение, а к уважению невозможно принудить.

Источник: Радио Свобода, 18.10.2020


Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!
Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!
Рассекретить дело Ивана Сафронова! Обвинение должно быть публичным
Против обнуления сроков Путина
Свободу Илье Азару и всем задержанным за одиночные пикеты

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.