Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Задержанные вышли из-под контроля правозащитников



Членов общественных наблюдательных комиссий (ОНК) лишили доступа к спискам задержанных. Такое решение вынес районный суд Липецка. Вышестоящие инстанции его поддержали, указав, что наблюдатели без веской причины теперь не могут заглядывать в документы служебного пользования. Однако без такой информации, говорят правозащитники, нереально узнать даже число людей, доставленных в отделения, не говоря уже о применении к ним пыток. Правозащитники пообещали в ближайшее время поднять эту проблему в Госдуме.

Липецкий наблюдатель Максим Мерный попытался оспорить в судах отказ должностных лиц предоставить ему документы, хранящиеся в дежурной части: журналы учета задержанных и материалов об административных правонарушениях, книгу учета сообщений о преступлениях (КУСП), а также книгу замечаний и предложений. Чиновники обосновали свой отказ наличием на этих материалах грифа «Для служебного пользования» (ДСП). Наблюдателям во время проверки показали лишь пустые камеры, в то время как все задержанные, по их информации, содержались в кабинетах, но доказать это можно было лишь с помощью журнала регистрации.

Однако районный суд отклонил жалобу Мерного, согласившись с аргументом правоохранителей, что документы, содержащие служебные сведения ограниченного распространения, не подлежат передаче и разглашению третьим лицам. В решении сказано, что в КУСП есть записи о происшествиях с данными предварительного расследования, которые, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, могут предаваться гласности лишь с разрешения следователя. Поэтому требования Мерного «не отвечают порядку по осуществлению контроля». Отмечается, что «согласно буквальному толкованию норм права» задача членов ОНК – проверять лишь условия содержания, питания и медобслуживания задержанных, а не документы, касающиеся оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел. По крайней мере «без необходимого обоснования».

К аналогичному выводу пришли апелляционная и кассационная инстанции, указав: «При осуществлении своих полномочий члены ОНК обязаны соблюдать положения нормативных правовых актов, регулирующих работу мест принудительного содержания, подчиняться законным требованиям администраций мест принудительного содержания». Также в решении говорится, что общественный контроль не должен создавать препятствий процессуальным действиям.

Как отметил в беседе с «НГ» сопредседатель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Валерий Борщев, поскольку ОНК – контролирующий орган, он априори может знакомиться с такого рода документами. В данном случае запреты полицейских – вольная интерпретация закона. Хотя на местах, говорит правозащитник, и до этого были попытки «засекретить» журналы от посторонних глаз, однако теперь решения судов, по сути, легализовали эту практику.

По его словам, закон о работе членов наблюдательных комиссий гарантирует им право «запрашивать и получать у администраций сведения и документы, необходимые для проведения общественного контроля и подготовки заключений». Но не указываются конкретные документы. И силовики воспользовались этой лазейкой. «Эта практика разрушительна, поскольку в служебной документации регистрируются жалобы, отмечается количество людей в камере, когда и почему их туда поместили и сколько времени продержали и т.д. То есть вся информация, которая позволяет выявить и доказать допущенные нарушения», – отметил собеседник «НГ».

Лауреат премии Московской Хельсинкской группы доктор юридических наук Илья Шаблинский согласен, что члены ОНК должны иметь доступ к служебным документам. «Если наблюдателям не предоставлять актуальные материалы, связанные с конкретными задержаниями, то вся их деятельность теряет смысл, равно как и сам закон», – сказал «НГ» эксперт. Он пояснил, что благодаря этим материалам общественники могут «оценить масштаб» – сколько было задержанных, где их содержат, какие в отношении них будут приняты решения. «Мы видим, как часто происходят задержания граждан, не оказывающих сопротивление, – добавил он. – В чем их обвиняют, что предъявят – эту статистику можно узнать только по служебным документам».

Как рассказал «НГ» вице-президент российского подразделения международного комитета «Защита прав человека» Иван Мельников члены ОНК имеют право проверять содержание граждан в учреждениях УИС, что само по себе подразумевает проверку служебных документов. Однако «это регулярная практика, когда силовики, ссылаясь на гриф ДСП, пытаются отвадить наблюдателей». Мельников привел пример из практики, когда полицейские убеждали членов ОНК, что в камере никого нет, на самом же деле 30–40 человек задержанных прятали в актовом зале, на протяжении нескольких часов их держали без еды и воды, хотя у некоторых были хронические заболевания. Были случаи, когда людей пытали в отделах полиции, напомнил Мельников. Количество проверок ОНК, подчеркнул он, и без того снизилось в разы, а в каких-то регионах и вовсе в десятки раз. Мельников сообщил, что этот вопрос будут обсуждать в комитете Госдумы по развитию гражданского общества. Если решения устоят в Верховном суде, придется поднимать вопрос о корректировке самого закона.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 31.01.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Николай Сванидзе

Евгений Еникеев

Александра Крыленкова

МХГ в социальных сетях

  •  
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.