Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"За обвиняемым стоит семья"



Родственники обвиняемых по делам «Нового величия», «Сети» (организация запрещена на территории РФ), «московского дела», «ростовского дела», а также родственники аспиранта МГУ Азата Мифтахова объединились в движение «Матери против политических репрессий».

В помещении Московской Хельсинкской Группы несколько совершенно разных женщин разговаривают с журналистами. Их объединяет одно — уверенность в том, что дела против их детей сфабрикованы. Они не правозащитники, но не видят для себя другого выбора — нужно действовать.

Как рассказывает активистка группы «арестанты 212» Александра Крыленкова, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии:

— Мы хотим показать, что каждый процесс — это не частное дело отдельных молодых людей, которые попали в эти жернова. За каждым осужденным стоит семья, друзья, группа поддержки. Несмотря на то, что мы матери, <в нашей группе> есть отцы, братья, сестры и жены.

На встрече присутствует отец фигуранта «московского дела» Сергея Фомина Владимир (его сын находится под домашним арестом). До того, как его сына обвинили в участии в массовых беспорядках, мужчина политикой не интересовался.

Теперь многое изменилось, и, как говорит Владимир, правозащитой ему заняться придется: «Раз сын в беде — надо ему помочь».

На текущем этапе, по его мнению, важно показать обществу, что на смягчении меры пресечения борьба за свободу политических заключенных не должна заканчиваться.

— Сергей не может продолжать учебу, не может продолжать заниматься своим делом, — рассказывает Владимир Фомин. — Ему никуда нельзя <выходить>, даже постричься и прогуляться. Он, как птица в клетке, до него нельзя достучаться. Пусть люди не считают, что домашний арест — это конец дела.

Еще одна участница встречи — мама обвиняемой по делу «Нового величия» Анны Павликовой Юлия Виноградова. В этом году политические репрессии затронули ее семью во второй раз. В конце октября ее дочь расписалась с осужденным фигурантом «московского дела» Константином Котовым. В движение матерей Юлия вступила и ради него.

— Это вопиющая несправедливость. Абсолютно все дела подстроены, есть какие-то люди, которые дали нехорошие показания. На них строится обвинение, — рассказывает Юлия Виноградова. — У нас забрали самое дорогое — наших детей. Каждая мама в своем горе <одна>.

Было принято решение объединиться хотя бы ради того, чтобы самим мамам было проще пережить эту ужасную боль. Иначе никак не получается.

Как говорит Александра Крыленкова, объединения родителей стали появляться после начала давления на мусульман, обвиняемых в принадлежности к движению «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (организация запрещена на территории России). На встрече объединение родителей представляет Миляуша Нурлыгаянова, мама Рината Нурлыгаянова, осужденного на 24 года колонии строгого режима за членство в организации.

Процесс объединения родственников по «делам мусульман» перенесся и на другие резонансные политические процессы. Отец фигуранта дела «Сети» (организация запрещена в России) Дмитрия Пчелинцева, Дмитрий Пчелинцев-старший добавляет, что родители в рамках их процесса объединились благодаря Льву Пономареву. По словам самого правозащитника, родительские объединения — это продолжение традиции, которая сформировалась в современной России.

— Родители пришли ко мне и спросили, что делать. Я ответил, мол, делайте свою организацию, — рассказывает Пономарев об объединении в рамках дела «Сети». — Также создавался «Норд-Ост». Возникновение «Матерей против политических репрессий» совершенно естественное, я буду помогать развиваться группе дальше. Надеюсь, что вместе мы создадим коалицию правозащитников и движения родителей.

Во время общей части каждый из присутствующих участников движения «Матерей против политических репрессий» рассказывает о собственных причинах присоединиться к группе, деталях дел против своих детей.

— Посмотрите на этих прекрасных женщин — идеал женственности и материнства. А почему-то так получилось, что мы привлекаем внимание к тюрьмам! — восклицает мама осужденного фигуранта «московского дела» Ивана Подкопаева Елена. — Наше существование сейчас — это привлечение внимания к тем, кто сидит в тюрьмах.

Наших ребят закрывают за то, что кто-то бросил бутылку. В то же время у нас можно убить, изнасиловать, но получить «условно».

Рядом с ней Галина Мартинцова закрывает лицо руками. Ее сына Максима арестовали в середине октября. По версии следствия, на акции 27 июля он вместе с другим фигурантом «московского дела» Егором Лесных повалил на тротуар сотрудника Росгвардии. Мама Данилы Беглеца Людмила плачет. Сейчас ее сын проходит по этапу в Калуге. Его осудили на два года колонии за то, что во время акции 27 июля он дотронулся до сотрудника Росгвардии.

— Мы выходим не только за наших детей, но и за все общество вообще, — заявляет Наталья Конон, мама освобожденного фигуранта «московского дела» Даниила Конона. — Если не остановить то, что сейчас тестируют на наших семьях и на наших детях, оно может прийти в любую семью. Каждый не защищен так же, как не защищены мы. Это объединение матерей должно стать началом большого объединения всего общества. Мы должны сделать так, чтобы то, что происходит с нашими детьми, было не зря.

Конон уверена, сейчас нужно помочь ребятам и сделать так, чтобы кому-то сократили сроки, как-то обустроить им быт в колониях. Кроме того, нужно поддерживать семьи других невинно осужденных. «Состояние правозащиты и судебной системы, которое сейчас есть в России, — в плачевном состоянии. Все эти дела показали, что правосудия нет. А оно должно быть», — резюмирует женщина.

После встречи участники движения поехали к администрации президента с одиночными пикетами. Сейчас — это один из немногих способов публично выразить свою позицию без предварительного согласования с властью.

Автор: Дарья Козлова

Источник: Новая газета, 5.11.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем прекратить давление на пермский "Мемориал"
Требуем остановить преследование верующих-мусульман по сфабрикованным обвинениям в терроризме
Требуем прекратить давление на Движение "За права человека" и остановить его ликвидацию
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.