Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Страна тюремная. Численность заключённых в России абсурдно велика



Автор: Искандер Ясавеев - социолог, старший научный сотрудник Центра молодёжных исследований НИУ "Высшая школа экономики", координатор инициативной группы "Город без преград" (Казань)​

В феврале и марте издания "Idel.Реалии" и "Медиазона" опубликовали серию материалов о мордовских женских колониях. О происходящем в колониях рассказали женщины, как уже освободившиеся, так и ещё находящиеся в заключении. В настоящее время бывший исполняющий обязанности начальника ИК-14 Юрий Куприянов — один из главных "героев" в повествованиях женщин — находится под следствием.

По сведениям "Медиазоны", в отношении него возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий). Однако рассказы женщин свидетельствуют, что только поиском виновных, снятием с должностей и наказаниями ситуацию с бесправием заключённых, унижениями и избиениями не изменить. Для этого необходима трансформация всей системы наказаний и сокращение числа заключённых.

Письма, монологи и интервью Ирины УшановойГелены АлексеевойЕлены ФедоровойУльяны ХмелевойИндиры БагаевойВероники КрассОльги ЖариковойНадежды Толоконниковой и Нины Межуевой о происходящем в ИК-2, ИК-13 и ИК-14 Мордовии складываются в одну детальную картину.

16-18-часовой рабочий день, заканчивающийся в час ночи, а иногда позднее. Завышенные нормы выработки. Отсутствие охраны труда. Зарплаты в 20, 50-60, 300-400 рублей в месяц. Регулярный пошив одежды для начальства — колонии и управления ФСИН по Мордовии, родственников и друзей начальников, а также проверяющих. Отказ в условно-досрочном освобождении заключённым, которых начальство считает ценными работниками. Отсутствие элементарных бытовых условий: душа, возможности стирать. Крысы и мыши. Ограничения на звонки домой.

Отказы в посещении медсанчасти, в том числе заключённым с ВИЧ, которым необходимо регулярное получение антиретровирусных препаратов. Смерти людей с ВИЧ.

Избиения заключённых старшинами и бригадирами. Смерти заключённых из-за избиений и халатности врачей. Помещение в ШИЗО без нижнего белья. Отсутствие двери в одной из камер ШИЗО, холод с улицы, просматриваемый туалет. Избиения руководством и сотрудниками колоний. Стирание сотрудниками отдела безопасности видеозаписей, если на них оказались избиения. Доведение до самоубийства… Всё это происходит не в нацистских и сталинских лагерях, а в российских "исправительных колониях" двадцать первого века.

В мордовских колониях, как следует из рассказов женщин, создан отлаженный механизм подчинения и насилия. Одними заключёнными манипулируют возможностью условно-досрочного освобождения — поощрениями и отсутствием взысканий.

Других, выражающих несогласие с происходящим или не выполняющих норму выработки, принуждают к подчинению, наказывая всех остальных. За "провинность" одной наказывается вся бригада или весь отряд: заключённым запрещают войти в жилое помещение, заставляют стоять или ходить на плацу, запрещают пользоваться комнатами отдыха, "личной гигиены", хранения личных вещей.

Третьих избивают либо заключённые по наущению сотрудников, либо сами сотрудники колонии. Если нет помощи со стороны адвоката и родственников, регулярно посещающих заключённую, то угроза здоровью и жизни "несогласной" значительно возрастает.

Региональная общественная наблюдательная комиссия (ОНК) и прокуроры по надзору, по словам женщин, бездействуют. Редкие встречи и разговоры с заключёнными проходят в присутствии сотрудников колонии, заключённые на этих встречах молчат.

Происходящее в ИК-2, ИК-13 и ИК-14 может иметь место в любой другой женской колонии. Точно так же пытки, как в ярославской ИК-1, о которых пишет "Новая газета", могут происходить и происходят и в других колониях. Ни внутри системы исполнения наказаний (ФСИН), ни вне её нет эффективно действующих механизмов, которые исключали бы такое обращение с заключёнными.

Основными факторами, которые сделали возможными происходящее в мордовских колониях, являются, на мой взгляд, отсутствие действенного контроля за действиями руководства и сотрудников СИЗО и колоний, закрытость этих учреждений для правозащитников, широкое распространение коррупционного поведения в системе исполнения наказаний.

Некоторые шаги, которые позволили бы сократить масштабы насилия и бесправия в СИЗО и колониях, представляются очевидными.

Это прежде всего переход от формирования общественных наблюдательных комиссий "ручной", полностью подконтрольной властям общественной палатой к формированию ОНК известными правозащитными организациями: Институтом прав человека, Центром содействия реформе уголовного правосудия, "Русью Сидящей", "Комитетом против пыток", "Комитетом за гражданские права", "Общественным вердиктом", Московской Хельсинкской Группой, "Зоной права".

Во-вторых, это введение автоматического условно-досрочного освобождения, когда оно происходит после половины срока в случае с теми, кто первый раз оказался в местах лишения свободы, и после двух третей срока для оказавшихся в заключении повторно. Такая практика существует в Финляндии и ряде других стран. Автоматическое УДО лишит сотрудников колоний возможности манипулировать заключёнными посредством поощрений и взысканий, сократит размеры коррупционного поведения в колониях и уменьшит число заключённых.

Однако СИЗО и колонии не только должны стать прозрачными для институтов гражданского общества. Само пространство тюрьмы должно быть сокращено — посредством уменьшения числа заключённых. Численность заключённых в России абсурдно велика.

Несмотря на некоторое уменьшение "тюремного населения" в последние годы, наша страна по-прежнему входит в десятку "стран тюрем" — государств, которые лидируют в мире по числу заключённых на 100 тысяч граждан. Если не считать небольшие островные государства, то по этому показателю Россия (385 заключённых на сто тысяч граждан) уступает лишь США (655), Сальвадору (627), Туркменистану (552), Таиланду (529), Кубе (510), Руанде (464) и Панаме (395).

В Европе Россия занимает первое место по доле заключённых в составе населения, на втором месте — Беларусь (343). Между тем исследования криминологов показывают, что контроль за преступностью может обеспечиваться посредством значительно более мягкой уголовной политики, которая причиняет людям гораздо меньше страданий и гораздо дешевле обходится бюджету.

Опыт других стран, сокративших число заключённых, показывает, что замена заключения другими видами наказаний, включая штрафы, общественные работы и условное лишение свободы, значительное сокращение тюремных сроков, автоматическое УДО, широкое использование помилования и амнистий не ведут к росту преступности. Меньшую по размерам систему наказаний легче сделать прозрачной и свободной от рабского труда, издевательств, унижений и пыток.

Если в сфере наказаний по-прежнему не будет системных изменений, то пытки, избиения, унижение заключённых, преступления и коррупционное поведение руководства и сотрудников не прекратятся. При этом всё более очевидной становится ответственность за отсутствие таких изменений, следовательно за происходящее в СИЗО и колониях, президента России Владимира Путина и его администрации.

Источник: Idel.Реалии, 7.04.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Потребуйте освобождения Анастасии Шевченко из-под домашнего ареста
Верните россиян домой! Обмен пленными Россия-Украина

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.