Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Солдаты – не крепостные и не бесправная масса



Накануне 23 февраля Милосердие.RU рассказывает об НКО, которые поддерживают военнослужащих — правозащитой, лечением и реабилитацией

Фонд «Право матери»: «Мы убедили тысячи родителей остаться жить ради памяти погибших детей»

Фонд «Право матери» уже больше 30 лет оказывает бесплатную юридическую помощь семьям погибших военнослужащих — во время боевых действий или из-за преступлений в вооруженных силах.

Фонд — первопроходец судебной практики и инициатор исков о компенсации морального вреда граждан — родных погибшего — к государству. «Самые большие суммы компенсаций в российской практике — это наши дела», — говорит Вероника Марченко, председатель правления «Право матери», лауреат премии Московской Хельсинкской группы.

Сейчас в фонде работает 6 человек и около 30 волонтеров, юристы организации регулярно отправляются в командировки — в 2020 году их было 83. Дважды пришлось летать в Новосибирск, чтобы доказать в суде права 80-летней Галины Яковлевны Пешковой, матери сразу двух трагически погибших военнослужащих.

Военный комиссариат не выплачивал женщине положенную ежемесячную компенсацию — долг накопился в 300 тысяч рублей. «В какой-то момент у нас сложилось впечатление, что эти чиновники просто ждут и надеются, а вдруг Галина Яковлевна «успеет» умереть», — делится Вероника Марченко. 

Больше 40% родителей, обратившихся в фонд после гибели сына в армии, сообщают, что их дети подвергались поборам, побоям, угрозам и унижениям, но официальная версия смерти — якобы «самоубийство» или «доведение до самоубийства». Другая причина смерти сыновей, с которой семьи обращаются к юристам фонда, — халатность командиров или низового медперсонала, игнорирующих жалобы призывников на здоровье.

«Я в правозащите потому, что мне жалко людей. Никто, особенно человек в горе, не должен чувствовать себя брошенным и одиноким, – говорит Вероника Марченко. – Удивительно, но правозащитника из меня сделал не «Архипелаг ГУЛАГ», а личное общение с такими людьми, как Валерий Федорович Абрамкин (участник Московской Хельсинкской группы, отстаивал права заключенных и гуманное устройство тюремной системы – прим. ред.). Он, я помню, подарил мне свою книжку «Как выжить в советской тюрьме» и велел сильно подумать, готова ли я бороться за своих подопечных так, как это может потребоваться — как за своих, и до конца».

Родные погибших военнослужащих не входят в круг лиц, которым полагается бесплатная юридическая помощь от государства, а денег на юриста может не быть. Госорганы «футболят» их, чаще всего пожилых людей (около 60% заявок в фонд – от пенсионеров 65 лет и старше), в суд – самим бороться за то, что им положено по закону, раз нет денег на адвокатов.

Эти расходы фонд «Право матери» берет на себя — и выигрывает 90% своих судебных дел. «На скромные, по меркам любого адвоката, средства, которые нам удается привлечь на работу и командировки юристов, фонд достигает феноменального результата, — говорит Вероника Марченко. — На сегодняшний день мы дали 116000 консультаций, вернули людям сотни миллионов рублей, которые им не доплачивали, убедили тысячи родителей остаться жить ради памяти своих погибших детей».

Из-за пандемии свободный доступ к материалам судебных дел оказался затруднен для всех, но пожилым родителям пришлось тяжелее вдвойне. Мать погибшего военнослужащего Фардана Сафовна Хайруллина из Челябинской области даже не смогла собрать для суда нужные документы — лежала с коронавирусом в больнице. Ольга Григорьевна Кочетова из Ленинградской области переболела COVID-19 и рассказала юристу фонда, что восстанавливаться после тяжелой болезни ей пришлось одной: «Никому я не нужна». Эта история закончилась хорошо: юристы фонда выиграли для Ольги Григорьевны суд.

Правозащитную работу «Право матери» ведет на частные пожертвования — 1,7 млн рублей в 2019 году – и средства от Фонда президентских грантов.

Помочь фонду «Право матери»

Фонд «Память поколений»: «Стараемся держать планку сборов на десятках миллионов — ветеранам нужна дорогостоящая медпомощь»


Тараканов Алексей и Лехман Владимир – ветераны боевых действий, которым фонд приобрел протезы голени модульного типа. Фото: сообщество фонда https://www.facebook.com/pamyatpokoleniy

Фонд появился в 2015 году для помощи в лечении и физической и психологической реабилитации для участников разных боевых действий: ветеранов ВОВ, военных, служивших в Афганистане и Чечне.

Ветераны обращаются в фонд, в первую очередь, за медицинской помощью: установить протез, слуховой аппарат, получить современную коляску, лекарства, средства реабилитации и услуги ухода на дому. В фонде работает оперативный отдел — команда сотрудников, которая собирает срочные заявки и организует помощь максимально быстро.

Еще одно важное направление помощи – юридические консультации и бесплатная психологическая помощь. Кроме того, фонд сотрудничает с волонтерскими организациями – привлекает волонтеров-медиков и других добровольцев на помощь ветеранам.

За пять лет работы фонд помог 14 852 ветеранам на общую сумму 1 миллиард 707 миллионов рублей. Средства на работу фонд получает из частных пожертвований и от крупных компаний: Сбербанк, Росатом, ВТБ.

Большую часть денег, по словам Екатерины Кругловой, исполнительного директора «Память поколений», переводит бизнес: «Мы стараемся держать планку по суммам сборов на десятках миллионов в месяц — качественная медицинская помощь, к сожалению, дорогостоящая, и только с такой планкой мы можем помочь в месяц нескольким сотням ветеранов».

«Солдатские матери Санкт-Петербурга»: «Просвещая призывников, мы предупреждаем преступления против военнослужащих»

В правозащитной организации, действующей с 1991 года, сейчас работают всего два человека. По словам председателя «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Оксаны Парамоновой, после 2017 года штат пришлось сократить — именно тогда в последний раз удалось получить средства, выиграв конкурс Фонда президентских грантов.

Между тем, проблем, с которыми обращаются в НКО молодые люди, становится только больше. Незаконный призыв с тяжелым заболеванием, сокрытие начальством полученных призывником на службе травм, неоказание медицинской помощи – по таким поводам обращаются в 65-70% случаев.

Кроме того, законодатели пытаются существенно ограничить доступность общества к информации из армии – той, которая не относится к охраняемой законом тайне. А в сфере призыва снова вернулись облавы и попытки насильственного призыва.

Оксана Парамонова приводит актуальный пример из коронавирусного 2020 года. Во многих регионах России призывников удерживали в сборных пунктах, чтобы отправить в армию, несмотря на то, что многие из них были не согласны с решением комиссии и собирались обжаловать его в суде.

Сотрудники «Солдатских матерей» проводят больше 10 тысяч консультаций в год, занимаются просветительской работой, а также ведут мониторинг нарушений прав и интересов военнослужащих и призывников. На этой основе готовят аналитику и предоставляют данные в органы власти и международные правозащитные организации.

«Мы работаем в двух ключевых направлениях: защита прав призывника и защита прав военнослужащего и альтернативно служащего. Эти направления очень связаны. Ведь просвещая призывников, мы предупреждаем возможные преступления против военнослужащих», — говорит Оксана Парамонова.

Всю необходимую для молодых людей информацию НКО собрала в удобном виде — двух мобильных приложениях. «Призывник онлайн» — короткий и простой путеводитель по типичным ситуациям и вопросам. Приложение «Армия и закон» — для военнослужащих по призыву.

«Жизнь показала, что эти приложения стали более актуальными для военнослужащих по контракту — они через приложения обращались примерно в 80% случаев. А военнослужащие по призыву со временем вообще потеряли право пользоваться смартфонами в армии», — говорит Оксана. 

Сегодня организация существует на частные пожертвования — примерно 70 тысяч рублей в месяц. «Прямо сейчас мы собираем деньги на оплату коммунальных услуг, которые в отопительный сезон довольно дороги», — говорит Оксана. Как волонтеры с «Солдатскими матерями Санкт-Петербурга» сотрудничают юристы, SMM-менеджеры, дежурные консультанты на горячей линии.

Несмотря на все трудности, организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» смогла продолжить работу и сформировать круг единомышленников — и это ее главное достижение.

Помочь «Солдатским матерям Санкт-Петербурга»

Комитет солдатских матерей России: «Матерям по всему миру необходимо объединяться»


Участницы голодовки на Пушкинской площади с требованиями официального расследования причин гибели солдат в мирное время. 9 июля 1991 г. Фото: Антонов Алексей/Фотохроника ТАСС

Одна из старейших НКО в стране с 1989 года занимается защитой прав и информационной работой с допризывниками, военнослужащими и их семьями.

История Комитета началась в Москве: матери студентов, лишенных отсрочки от службы и призванных в середине учебного года, объединились и выступили против этого нарушения закона. Благодаря протесту студенты вновь получили отсрочку, а находившиеся в армии — были отозваны.

В 90-е мощное материнское движение против Чеченской войны возглавила Мария Ивановна Кирбасова — первый председатель Комитета, организатор и участница Марша Материнского Сострадания «Москва — Грозный» в 1995 году.

Сегодня Комитет консультирует молодых людей призывного возраста и действующих военнослужащих. Юристы могут, например, оспорить решение призывной комиссии или перевести служащего в другую часть, помогают получить направление на лечение в госпиталь.

Отделения организации действуют в 56 регионах страны, причем сотрудники работают на волонтерских началах. Аренда офисов, оплата интернета и поддержка работы сайта происходит благодаря пожертвованиям частных лиц и организаций.

Галина Новаковская, заместитель председателя Комитета, считает, что полностью искоренить проблемы в армии невозможно, поэтому движение солдатских матерей должно стать глобальным. «Необходимо объединение матерей не только в нашей стране, но и со всем миром, ведь он тесен», — напоминает она.

Автор: Евгений Бакин

Источник: Милосердие.Ru, 20.02.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

Борис Вишневский

Лев Пономарев

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.