Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

"Результат массовых и целенаправленных фальсификаций". О наблюдении за голосованием в Подмосковье



Илья Шаблинский, доктор юридических наук, член Московской Хельсинкской группы:

 

Отчет о наблюдении за голосованием в Красногорском и Истринском районах Московской области 17-19 сентября 2021 г.

 

Три дня голосования – 17-19 сентября 2021 года – опыт, о котором стоит помнить. У меня был статус доверенного лица партии «Яблоко», и значит, права примерно равные правам наблюдателя. При этом я был вправе осуществлять наблюдение на разных участках. В ходе голосования выбирались депутаты Государственной Думы, а также депутаты Московской областной Думы и муниципальных советов. Избиратели, таким образом, получали комплект бюллетеней.

 

Общие впечатления

У меня была возможность контактировать с наблюдателями на избирательных участках, в основном, молодыми ребятами и девушками – главным образом, от «Яблока». Были наблюдатели и от КП РФ, и от «Новых людей», и от конкретных кандидатов.  Другой субъект отношений – участковые избирательные комиссии (УИКи). В основном состояли из женщин 45-60 лет. Воспитательницы детских садов, учительницы, работницы РЭУ, сотрудницы администрации. Общее впечатление от контактов с ними -  скрытое противостояние. Они решали свои задачи, некоторые из них тайно, мы – свои. И наши цели часто были противоположны. Их - скрыть, наши - выявить. Именно так. Поэтому в основном (за редким исключением) было ощущение взаимного недоверия и раздражения.

 

Первая тема. «Надомка», то есть голосование за пределами избирательного участка. Это ныне, похоже, наиболее удобная технология, позволяющая влиять на результаты выборов. Выглядит это так: члены УИК берут пару переносных ящиков для голосования, 50-150 избирательных бюллетеней и сообщают, что едут в больницу (пансионат для престарелых, многоквартирный дом, населенный сплошь инвалидами, и т.п.) – обеспечивать голосование вне участка. Что там они делают с бюллетенями – мы проследить не можем, если не едем вместе с ними. Право наблюдать на выезде есть.  Но члены УИКов выбирают моменты, когда «опасных» наблюдателей нет на участке.

Раньше количество голосующих вне участка, на дому составляло не более 1-3 % от всех проголосовавших, и в среднем по участку достигало 15-20 человек.

Теперь выезжали, имея с собой 40, 70, 100, 150 бюллетеней. В каждый из трех дней – в три-четыре места.

Мы им, конечно, мешали.  Без наблюдателей они бы живо и без проблем заполнили бы все «надомные» бюллетени так, как нужно. И именно так и было на тех участках, где наблюдателей не было, или были вялые бабушки. Но с нами они должны были показывать заявления от потенциальных избирателей и сводить их потом в специальный реестр. Мы имели право проверять, правда ли вызывает к себе ящик инвалид-избиратель. Так положено по закону, по ст.66.

Но: в общем, они старались не показывать заявлений, и часто обходились без реестра. Или чисто формально лепили его, составляя из одно им ведомого списка.

Участок 1160, Нахабино. Тут председатель УИКа, низенькая полная женщина категорически отказалась показать реестр избирателей, вызывающих к себе переносные ящики. «Только из моих рук!» И показывала издалека. «Ну, дайте разобраться, у нас есть право, мы члены комиссии с правом совещательного… Вы обязаны показать! Кто эти люди? Там их телефоны есть?» «Ничего я вам не обязана!» «Мы жалобу напишем» «Да жалуйтесь».

Тут я, признаюсь, не выдержал. Говорил сквозь маску, что мы можем делать вывод, что заявления на выездное голосование фальшивые, что члены УИКа занимаются грязным делом. Как они потом будут смотреть в глаза своим ученикам? Члены помалкивали и смотрели мимо меня.  Пара избирателей, оказавшихся в помещении, с интересом прислушивалась.

Тут Московская область не оригинальна. Из Саранска мне сообщила Катя Виконокурова, член СПЧ, что на выездное голосование члены УИК взяли с собой 300 бюллетеней:  70 – в перинатальный центр, еще 230 в республиканскую больницу и в пансионат престарелых. Она, кстати, нашла несколько заявлений (3 или 4) с номерами телефонов и позвонила, проверила. Избиратели подтвердили, что вызывали к себе ящики. Вот они-то, похоже, действительно, вызывали. Обычно столько и бывает. Но больше в реестре телефонов не было.

Бюллетени, привезенные с голосования вне участка, перегружают в сейф-пакеты. Спустя сутки во время подсчета голосов наши наблюдатели успели увидеть: все бюллетени с выездов – за ЕР. Было видно – эти бюллетени шли «блоками», прежде чем их смешали с остальными.

Вторая тема. Если наблюдатель упорствует. То есть, если он настаивает на том, чтобы ему показали все заявления от избирателей-«надомников», пытается присоединиться ко всем выездным группам, особенно везущим помногу бюллетеней, внимательно сверяет все цифры.  Тогда его с участка убирают.  Нет, не удаляют, удалять можно только через суд, а это возня, объяснения с судьей. А тут просто: приезжает полиция и забирает наблюдателя с участка под каким-то предлогом. Михаила Ланцмана, Дмитрия Медведева (да!) забрали с участков в Истре, Сергея Ширина – с участка в Нахабино. 2-3 часа в отделении – этого хватает УИКу, чтобы сделать все, что положено. С Шириным, к которому никак не могли придраться, разыграли целый спектакль.  Сначала к нему полез в драку какой-то гопник, забредший на избирательный участок. Сергей уклонился от драки – в буквальном смысле. Местный полицейский и УИК наблюдали. Тогда гопник вышел и вернулся уже с новым полицейским. Тот сообщил Ширину: «Вот гражданин утверждает, что вы сбили его жену…» «Как сбил? Когда сбил?» «Не знаю, поедем в отделение, там разберемся…» Уточнил: «Или вы отказываетесь подчиниться законному требованию?» «Не отказываюсь». В помещении ОВД в коридоре Ширин провел около двух часов. Туда я ему позвонил, чтобы прояснить ситуацию. Потом он написал заявление о том, что его без суда, фактически, удалили с участка, что противоречит закону. Вручил следователю. Тот почесался, посмотрел на часы: «Потерпевший сказал, что ошибся, но вы все равно напишите объяснительную».

Когда Ширин вернулся, узнал, что мобильная группа с наблюдателями от ЕР, уже умчалась с сотней бюллетеней куда-то. Вероятно, к больным избирателям. Использовала момент.

 

Третья тема. Вбросы и судьба сейф-пакетов в ночное время.  На участке 1238 (Отрадное, Красногорский район) 18 сентября, вечером на второй день при составлении акта сразу после закрытия участка наблюдатель Юля заметила цифру: всего 904 проголосовавших. «Какие 904? Всего за день было чуть больше двухсот избирателей» «Да?» Председатель УИК не особенно смутилась: «Ну, это ошибка. Девушка-секретарь ошиблась, устала за день, приплюсовала не ту цифру…»

Эта УИК была спокойной.  Не суетились, не упирались. Но задачу, похоже, решали все ту же.  Если указать в акте вот такую завышенную цифру проголосовавших избирателей, то потом эти лишние 680 бюллетеней можно как-то добавить. Как?  Сейф-пакеты остаются на ночь в этом же помещении. Мы их никак не контролируем. Можно ли их вскрыть и потом снова закрыть? Дело техники. На то и даны три дня. И две ночи. Конечно, это потом нужно будет отразить и в книгах, и в протоколе. Если наблюдатели не дремлют, они, конечно, помешают. Но если их нет… то УИК делает, что хочет. Вбросы бюллетеней в течении дня, насколько я понял, сейчас не в моде, не в тренде. Зараз можно всунуть в ящик немного комплектов бюллетеней, и камеры видеонаблюдения все же имеют место… Так что «надомку» сочли более эффективной.

 

Четвертая тема. Скорее, просто наблюдение за деталями.  В первый именно день голосования 17 сентября ранним утром (около 8) на многих участках района образовались небольшие очереди: из солдатов срочной службы и каких-то угрюмых людей, в основном, женщин.  Солдаты, зайдя в кабину (за занавеску) фотографировали телефонами заполненный бюллетень, некоторые женщины – тоже.  Для отчета. Подневольные, понятно.  Что с них взять. 

Бюллетени за 17 и 18 сентября хранились, как и положено, в отдельных сейф-пакетах. Все эти солдаты и прочие подневольные составили в эти дни основной массив избирателей.  Потом при подсчете наблюдатели обратили внимание: бюллетени из этих вскрытых сейф-пакетов были заполнены на 80-90 % однотипно: за ЕР и ее кандидатов. Потом шли бюллетени уже за 19 сентября из ящиков, и там уже был разнобой и разнообразие – ЕР и КП РФ шли почти вровень, и у других партий было побольше.

Об одномандатном округе. На большинстве участков (протоколы с которых я видел) до утра 20 сентября довольно уверенно лидировал тележурналист Глеб Пьяных (СР). Колунов из ЕР отставал. Это особенно и не удивляло. Этого Колунова никто в районе не знал: я здесь сам живу 15 лет, и спрашивал всех местных знакомых. Никто ничего о нем не мог сказать.  А за Пьяных точно собирался голосовать определенный слой избирателей.

Но примерно к 11-12 часам 20 сентября из ТИК пришла информация, что, оказывается, Колунов победил. С немалым отрывом. Не знаю, что тут сказать. Думаю, Пьяных должен знать эти детали.

 

Выводы

Тут описаны ситуации, связанные в основном с присутствием на избирательных участках энергичных наблюдателей; думаю, таких участков не очень много. Большая их часть в Московской области никак не контролировалась. 

«Выезды к инвалидам», совершенно определенно стали самой удобной противоправной технологией, с помощью которой можно повлиять на результаты выборов. И это влияние было оказано.

С активными наблюдателями не церемонились. Через суд их не удаляли, но просто убирали с участков на время с помощью полиции.

УИКи, не контролируемые наблюдателями могли творить с бюллетенями все, что хотели.  Запечатанные сейф-пакеты, оставляемые на ночь в помещениях УИКов – по-моему, весьма слабая гарантия их недоступности. Точнее – никакая гарантия.  Если сами представители власти пожелают что-то в них добавить, они, конечно, смогут. Потом внесут соответствующие цифры в акты. И эти бюллетени будут смешаны с другими во время подсчета.

Конечно, опытные наблюдатели, которые следят за цифрами, могут этому помешать. Но таких наблюдателей мало, очень мало.

В данном отчете я упомянул лишь самое главное. Опущены многие детали, полученные от наблюдателей в ходе поездок по участкам.

 

Таким образом: цифры, итоги голосования, отражающие электоральные результаты политических партий и конкретных кандидатов в Красногорском и Истринском районах Московской области, по моему убеждению – результат массовых и целенаправленных фальсификаций.

 

Илья Шаблинский, доктор юридических наук, член Московской Хельсинкской группы

 

Фото: Анна Артемьева / Новая газета

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Николай Сванидзе

Евгений Еникеев

Александра Крыленкова

Галина Арапова

Арсений Левинсон

МХГ в социальных сетях

  •  
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.