Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Присоединяйтесь к защитникам Константина Котова!



Юрий Самодуров, правозащитник, бывший директор Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова:

С 20 августа в Москве у памятника Пушкину действует одиночный пикет «Я/МЫ КОНСТАНТИН КОТОВ» в поддержку политзаключенного, москвича Константина Котова. Пикет проходит ежедневно с 12 до 13 часов (иногда до 14) и будет продолжаться до тех пор пока не будет вынесено решение апелляционного суда по  делу Котова.

Пока в пикете участвовали 19 человек, некоторые по нескольку раз.

До 5 сентября включительно, пока длилось следствие и  суд пикетчики выходили с одним плакатом, а  с 7 сентября выходят и стоят с другим. В своей ленте в фейсбуке я ежедневно помещаю информацию об этой акции с фотографиями и именами пикетчиков.

3154465

 

Политзаключенным Котова, как это сказано на наших двух плакатах, признали не только пикетчики, но и правозащитный центр «Мемориал», который , как известно, действует весьма ответственно и скрупулезно.

5 сентября судья Тверского суда Минин приговорил Котова к 4 годам лишения свободы по статье 212.1 УК РФ за участие в мирных несогласованных акциях протеста. И наш новый плакат говорит москвичам, что приговор Котову антиконституционен , лжив и будет обжалован. Почему приговор Котову образом антиконституционен очень доступно объяснил Лев Пономарев в статье «Они же вгрызаются!» от 21 августа (Лев Пономарев - лидер движения «За права человека», член Московской Хельсинкской Группы).

А в том, что приговор судьи лжив Вы можете убедиться сами, посмотрев видеозапись «Как задерживали Костантина Котова 10 августа на Старой площади», когда не него внезапно бросились два «батискафа» , хотя его поведение не представляло никому и ни для чего ни малейшей угрозы. Эта видеозапись опубликована Радио Свобода.

Говоря иными словами, прокурор Ярослав Мыц , поддержавший обвинительное заключение и  судья Минин, утверждающий в  приговоре, что действия Котова представляли общественную опасность, цинично и нагло нарушают Конституцию и обманывают всех нас.

Поражает и представляется не только совершенно незаконным, но и совершенно безумным, что человека в России, оказывается сегодня на глазах у всех можно просто так взять и приговорить за одну неделю к 4 годам лишения свободы. В отношении Котова на это «ушло» два (!) дня следствия, три (!) дня предоставленных подсудимому и адвокату на ознакомление с делом, и три (!) судебных заседания, в которых судья Минин отказался допросить и заслушать показания значительного числа свидетелей защиты из числа пришедших в суд людей и отказался просмотреть и приобщить к делу ( чего требовала адвокат Мария Эйсмонт) официальную видеозапись того, как Константин Котов себя вел на Старой площади 10 августа, где его задержали (подобные действия судье прямо запрещает Уголовно процессуальный кодекс)....

Полицейским, которые почти ежедневно проверяют и записывают паспортные данные всех пикетчиков, фотографируют их с плакатами, я, когда они подходят ко мне, говорю: «Костя Котов, мой знакомый, товарищ, очень скромный и приятный человек, он программист, ему 34 года. На митинге 10 августа на проспекте Сахарова я его сфотографировал с плакатом. Потом мы с женой пошли домой, а Костя на Старую площадь, где его через два часа после того как я с ним говорил, арестовали. Вы  хотите чтобы я не защищал товарища?»

Иногда прохожие обращаются к нам с вопросами: «Кто это Константин Котов?» и «Зачем вы здесь стоите, какой в этом смысл?»
Что касается ответа на  первый вопрос , то лучше всего о Котове, какой он человек и что делал, рассказывается, по-моему, в трех публикациях. В статье Александра Валиева, опубликованной Международным французским радио 16 августа: «Впервые в России обвиняемого по «дадинской» статье отправили в СИЗО до приговора», в статье Дарьи Зеленой в Новой газете «Он обязательно бы за меня вышел» от 4 сентября и в статье Яна Шенкмана в «Новой газете» 7 сентября: «Котов, который гулял сам по себе».
Костя Котов довольно необычный, редкий, по-настоящему желающий и делающий добро очень многим людям человек. Поэтому за него уже заступились так много людей.

Приведу всего один абзац из публикации в Новой Газете от 7 сентября:
«Костя не кричал мантры про кровавый режим, не сопротивлялся полиции, не выставлял свою кандидатуру на выборы. Срок Константину Котову — сигнал не политикам, а простым москвичам: перестаньте выходить на улицы, а лучше вообще заткнитесь. Конечно, это акт устрашения. .. Миролюбивее человека, чем он, я давно не встречал. Мне трудно представить, чтобы Костя кого-нибудь ненавидел. Даже внешние признаки агрессии у него отсутствуют начисто. Дело Котова именно поэтому самое чудовищное из летних московских дел: взяли того, кто принципиально не хотел отвечать насилием на насилие».

Меня, хотя многие мои френды считают это нелепым, огорчает, что до сих пор молчит и не заступились за Котова церковь и московские священники. Ведь все-таки принято считать, что голос церкви и голос священников в вопросах совести важен и значим! Если церковь не заступается за такого человека как Котов, за кого тогда церковь вообще может и готова заступаться? А если церковь и московские священники не заступаются ни за кого, что же это в России за церковь и что же это за священники? Я послал через фейсбук свою заметку «Почему молчит церковь и почему молчат московские священники?», прося заступиться за Котова, единственному мне лично знакомому и известному священнику , бывшему заведующему отдела по связям с общественностью Московской патриархии протоирею Всеволоду Чаплину , но он не ответил.
Что касается ответа на второй вопрос: «Зачем вы здесь стоите, какой смысл в этом пикете?» то, получив некоторый практический опыт, отвечаю на него так:
 — Во-первых, пикет нужен потому, что как сформулировало ОВД-инфо «Задержанный и арестованный человек не должен оставаться один на один с системой».
Скорее всего, Костя Котов знает, что в его поддержку в Москве проходят пикеты. Родители Кости Котова тоже об этом знают. Это служит им какой-то моральной поддержкой..
 — Во-вторых, проходящие мимо пикета люди (москвичи и не только москвичи), видят что москвичи публично поддерживают человека арестованного за участие в мирных гражданских акциях протеста.
 — В-третьих, пикет постепенно приучает и полицию к мысли, что граждане публично поддерживают и выступают в защиту политзаключенных и всегда будут это делать.

Для Кости Котова сейчас очень важна поддержка самых разных людей – и знакомых и незнакомых. О своей поддержке Вы можете написать ему электронное письмо в «Матросскую тишину». Сегодня такую возможность ФСИН обеспечивает всем желающим через систему ФСИН-письмо. Письмо надо посылать по адресу: Котов Константин Александрович, 1985 г.р., СИЗО-1, «Матросская тишина».

Важно подписать петицию на Change org «За отмену статьи 212.1 Уголовного кодекса РФ и освобождение Константина Котова». Ее легко найти в интернете.
Если Вам понравился плакат-листовка (см. фото) Вы можете его размножить и сами использовать его как плакат или листовку тоже!
Мы будет также очень рады, если вы присоединитесь к пикету на Пушкинской площади (для этого при себе нужно иметь паспорт).

Неравнодушные и честные люди, в т.ч. деятели культуры и науки, журналисты, правозащитники, политические и гражданские активисты и политические лидеры, может быть даже честные работники прокуратуры, суда, полиции, военнослужащие, честные священники просто обязаны вытащить Константина Котова из «Матросской тишины» хотя бы потому , что он обязательно бы за нас вышел, если бы с нами сделали то, что сделали с ним.

Но чтобы в будущем не случилось и не могло случиться того, что сейчас произошло с Костей Котовым и случилось, а также со всеми другими фигурантами нового «болотного дела» , раскручиваемого следствием, прокуратурой и судом против арестованных и уже осужденных участников мирных гражданских протестов в Москве 27 июля, 3 августа и 31 августа («согласовать» которые власти сами отказались) абсолютно необходимо добиваться того, чтобы все дела с политической окраской рассматривались в нашей стране только судом присяжных , как это предлагает и обосновывает в статье Леонида Никитинского в Новой газете: «Источник всякой власти – народ. Особенно судебной» опубликованной 9 сентября 2019 г.

На мой взгляд Леонид Никитинской трижды прав. Существование гражданского общества – как общества имеющего права и обязанности по сути и начинается с момента рассмотрения в судах всех дел с политической окраской судами присяжных (т.е. с участием граждан — представителей народа) – будь то дело Константина Котова, дело Егора Жукова и всех других арестованных и уже осужденных участников несогласованных акций гражданского протеста, или дело Хизб-ут-Тахрир*, дело «Свидетелей Иеговы»**, дело «Нового величия», дело «Сети»***, дело активистов Шиеса и т.д. и т.п. . Только тогда, когда дела с политической подоплекой будут рассматривать суды присяжных и  образуется легальное, реальное , а не «теневое» гражданское общество. Не думаю и не могу сказать, что это будет «сладко», поскольку среди проходящих мимо нашего пикета и выражающих свою поддержку Котову и пикетчикам людей обязательно находятся (хотя их меньшинство) те кто говорят: «И правильно что его посадили! Больше надо сажать!».

*, **, *** — запрещенные в РФ организации

Источник: Эхо Москвы, 10.09.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.