Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Приговор по делу "Сети"*: обыденность невозможного



Александр Черкасов, председатель совета Правозащитного центра «Мемориал», лауреат премии Московской Хельсинкской Группы:

10 февраля 2020 года был оглашен приговор по так называемому делу «Сети»* (организация запрещена в РФ): семерых молодых людей, сторонников анархистской и антифашистской идеологии, приговорили к срокам от шести до 18 лет лишения свободы за создание террористического сообщества или участие в нем, а также хранение оружия или боеприпасов.

Обвинение, а затем и приговор были построены на признательных показаниях, которые суд вообще-то должен был отвергнуть, – хотя бы потому, что получены они были под пытками. Некоторых фигурантов дела пытали после фактического задержания, но до его оформления, когда они временно «исчезали» из правового поля; пытки продолжались и далее, до получения показаний, соответствующих заранее сфабрикованной фабуле обвинения. «Сеть»*, очевидно, была создана на бумаге, по материалам «оперативного учета» левых активистов, а потом малознакомых или вовсе незнакомых между собой людей заставили признаться в участии в одной «террористической организации».

Ее «участников» не обвиняют в каких-то совершенных действиях, не предъявляют им конкретные планы, – лишь неопределенные намерения, то, что они «в неустановленном месте в неустановленное время при неустановленных следствием обстоятельствах, совместно с неустановленными лицами, руководствуясь анархической идеологией, планировали спланировать» нечто преступное. Утверждается, что «Сеть»* имела устав и проводила съезды. «Съездами» следствие объявило разные открытые собрания, – в том числе и обычные встречи в компании, где присутствовал кто-либо из осужденных, или случайно встретился с другим (ведь большинство членов «Сети»* даже не были знакомы).

Как показала экспертиза, «устав» анархической группы (что было бы смешно само по себе!) появился на компьютере после его изъятия, когда владелец был в СИЗО, и затем редактировался неустановленными лицами. На якобы обнаруженном у фигурантов дела скудном арсенале, на оружии и боеприпасах, отсутствуют отпечатки пальцев или иные биологически следы фигурантов дела, при этом следствие даже не пыталось установить обстоятельства приобретения этого оружия. Давление оказывали не только на обвиняемых, но и на свидетелей, — многие заявили об этом и отказались от первоначально данных показаний. Такая очевидно слабая «доказательная база» была подкреплена показаниями «секретных свидетелей».

В ходе суда стало очевидно: объявленная террористической и запрещенная в России организация «Сеть»* на самом деле не существовала.

Ранее Правозащитный центр «Мемориал» уже признал фигурантов дела «Сети»* политическими заключенными (см. у нас на сайте).

*****

Приговор по делу «Сети»* уже называют «беспрецедентным», однако примеров такого рода за последние двадцать лет было более чем достаточно.

С самого начала «контртеррористической операции» на Северном Кавказе российские федеральные силовые структуры и спецслужбы широко применяли похищения, незаконные задержания и жестокие пытки, – и к подозреваемым в «террористических» преступлениях, и к людям, заведомо непричастным.

В последующие годы эта практика распространилась и на другие регионы России, и на другие категории дел, отнюдь не только на дела об «исламском терроризме».

Так, украинцы Николай Карпюк и Станислав Клых по сфабрикованному делу о якобы участии в событиях Первой чеченской войны тоже под пытками во всем сознались на следствии. В суде они рассказали о чудовищных пытках. Обвинительное заключение представляло собой ненаучную фантастику. Но это не помешало приговорить их в 2016 году к 20 и 22 годам.

Пятнадцать человек, приговоренных в 2016 году к срокам до 13 лет за якобы подготовку теракта в московском кинотеатре «Киргизия», объединяло лишь то, что они, строители, будучи в большинстве друг с другом незнакомы, в разное время снимали койки в одном и том же хостеле. Пытками от них добились признания в участии в «террористической ячейке».

Осужденные по этим делам были признаны «Мемориалом» политическими заключенными. Список можно продолжать.

*****

В деле «Сети»* о пытках и фабрикации было известно с самого начала, с зимы 2018 года. Общественная наблюдательная комиссия Санкт-Петербурга сумела зафиксировать следы пыток, о которых подследственные дали показания. Однако ни широкая огласка, ни обращения в правоохранительные органы не позволили предотвратить фабрикацию дела и обвинительный приговор. Дело, достойное сталинских времен, — по абсурдности и бездоказательности обвинения, по методам получения признаний, по тяжести приговора, — было оформлено следствием и судом не в тайне, не в глухом каземате, а, по сути, публично, при свете софитов.

Правозащитный центр «Мемориал», 11 февраля 2020 г.

организация запрещена в РФ

Источник: Эхо Москвы, 11.02.2020


Владимир Познер

Александр Черкасов

МХГ в социальных сетях

  •  
Против конституционного переворота и узурпации власти
Требуем прекратить давление на пермский "Мемориал"
Требуем остановить преследование верующих-мусульман по сфабрикованным обвинениям в терроризме
Требуем прекратить давление на Движение "За права человека" и остановить его ликвидацию
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Немедленно освободить актера Павла Устинова
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.