Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Правозащитники назвали дело Гаджиева угрозой для всех журналистов в России



Редактора "Черновика" Абдулмумина Гаджиева обвинили по делу о финансировании терроризма из-за единственной публикации о благотворительности Исраила Ахмеднабиева, которого в момент выхода статьи ни в чем противозаконном не подозревали, рассказал сотрудник ПЦ "Мемориал" Вячеслав Ферапошкин на пресс-конференции в Москве. Если Гаджиева осудят, к любому журналисту в России будет применяться "обратная сила" закона, считает учредитель "Черновика" Магди Камалов.

Как писал "Кавказский узел", 18 июня редактор отдела религии газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев был помещен под стражу по делу о финансировании терроризма. Гаджиев пострадал из-за своих статей на исламскую тематику, убежден учредитель издания Магди Камалов. Дело основано на показаниях единственного подозреваемого, который прямо не обвиняет журналиста в преступлении, уточнил адвокат. 22 августа "Мемориал" признал Гаджиева политзаключенным и потребовал освободить его.

Сам Гаджиев заявил о фальсификации дела. Его коллеги проводили одиночные пикеты с требованием освободить журналиста. Минюст Дагестана отклонил 39 уведомлений об акциях в поддержку Гаджиева. 9 августа один из представителей инициативной группы, юрист Арсен Магомедов, рассказал, что было подано еще 24 уведомления о проведении публичных мероприятий с 19 по 24 августа. Отказами согласовать митинги Минюст ретранслировал позицию властей и силовиков, сочли активисты и друзья журналиста.

Российские правозащитники, адвокаты и журналисты из Дагестана сегодня рассказали о деле Абдулмумина Гаджиева на пресс-конференции "Уголовное дело Абдулмумина Гаджиева — угроза всем журналистам". Мероприятие прошло в пресс-центре информагентства "Росбалт" в Москве, все сидячие места в небольшом зале были заполнены, сообщил присутствовавший на пресс-конференции корреспондент "Кавказского узла".

"Мемориал" признал политзаключенными 76 человек в связи с реализацией ими своих гражданских и политических прав и более 200 человек — в связи с нарушением их права на свободу совести и религии. "Абдулмумин Гаджиев включен в список по первой причине", — сообщил сотрудник правозащитного центра Вячеслав Ферапошкин.

Принимая решение о включении Гаджиева в список политзаключенных, "Мемориал" руководствовался правилами, разработанными международной группой правозащитников на основе правил ПАСЕ. "Политзаключенным признается тот человек, которого лишили свободы исключительно в связи с ненасильственным осуществлением им свободы мысли, свободы совести и религии, свободы выражения мнений и распространения информации, гарантированной Конституцией РФ, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод", — пояснил он.

Гаджиеву поставили в вину единственное интервью с Ахмеднабиевым

Ферапошкин обратил внимание, что версия следствия по делу Гаджиева с момента его задержания менялась, и в деле возникало все больше нестыковок.

"Обвинение против журналиста было изменено. Первоначально, при задержании, следствие утверждало, что Гаджиев собирал деньги в соцсети "ВКонтакте". Потом обвинение, видимо, поняло, что это невозможно доказать: аккаунт Гаджиева во "ВКонтакте" зарегистрирован в 2018 году, а в постановлении о привлечении Гаджиева в качестве обвиняемого говорилось, что он "с 2011 года участвует в деятельности запрещенной террористической организации "Исламское государство".

Ферапошкин обратил внимание, что ИГ*, по данным "Википедии", было провозглашено лишь в апреле 2013 года, а решение Верховного суда России о признании этой организации террористической датировано декабрем 2014 года. "Получается, что Гаджиев был членом организации, которая в России не была признана террористической и запрещена. Кроме того, ее не существовало в том году, когда, по утверждениям следствия, Гаджиев якобы стал ее членом", - сказал правозащитник.

Верховный суд России признал ИГ* террористической организацией 29 декабря 2014 года, решение вступило в силу 13 февраля 2015 года.

Согласно постановлению, Гаджиев совершал действия, направленные на "продолжение и расширение" деятельности ИГ* в Сирии и России, оказывая содействие в сборе средств для боевиков. Именно с этой целью, как считает следствие, журналист размещал в газете "Черновик" информацию о благотворительной деятельности Исраила Ахмеднабиева, побуждая читателей вносить средства в созданный последним фонд "Ансар". Обвинение считает, что Гаджиев достоверно знал о направлении части собранных денег на финансирование боевиков в Сирии.

"В постановлении идет привязка к фонду "Ансар" и к Ахмеднабиеву. В интернете есть сведения, что фонд "Ансар" был зарегистрирован Минюстом Дагестана и действовал с 20 марта 2013 года по 30 сентября 2014 года до ликвидации. За этот период Гаджиев в газете "Черновик" опубликовал одну статью, в которой говорилось об этом фонде, [это публикация от] 7 мая 2013 года. Это интервью с основателем фонда Ахмеднабиевым, со стороны Гаджиева там нет оценочных суждений, а Ахмеднабиев-Саситлинский тогда не был обвинен в финансировании терроризма. В интервью ничего не говорится о террористах и об ИГ*, — лишь о том, как Ахмеднабиев ездил в Сирию, видел беженцев на границе с Турцией и основал фонд с целью помочь детям этих беженцев", — рассказал Ферапошкин.

Гаджиев, подготовив интервью с Ахеднабиевым, делал свою работу, указал правозащитник. "Разве возможно преследовать журналиста за его работу? В истории были интервью, к примеру, с Басаевым. Разве журналист становится террористом, если взял интервью у того, кто в этом обвиняется? Это один из главных доводов в пользу того, что Гаджиев является политзаключенным", — резюмировал представитель "Мемориала".

На момент публикации интервью Исраил Ахмеднабиев не находился в федеральном розыске и не обвинялся в финансировании терроризма, подтвердил учредитель еженедельника "Черновик" Магди Камалов. "Претензии к Саситлинскому у силовиков появились только в декабре 2014 года, а до этого он ездил в Сирию с представителями официального Духовного управления мусульман Дагестана. ДУМД таже участвовало в сборе денег детям — это было именно помощью детям, доказательств, что это было что-то иное, не представили", — сказал он.

Третий обвиняемый по делу, Абубакар Ризванов, был руководителем упомянутого в публикации "Черновика" фонда "Ансар", и против него у следствия также нет никаких внятных доказательств, отметил Камалов.

"Трижды этот фонд подвергался проверке. Силовики ничего не смогли доказать по противоправной деятельности, но так как было желание Ризванова посадить, ему просто подкинули гранаты и наркотики и посадили на 3,5 года. Когда Ризванов отсидел, он решил отстраниться от всех общественных дел и уехал с семьей жить в горы, но силовики решили возвратить его и привлечь по этому делу, невзирая на то, что свидетельств криминальных действий фонда не было", — сказал он.

Кемал Тамбиев пожаловался на условия содержания в СИЗО

Арестованный по делу Гаджиева Кемал Тамбиев жалуется на пыточные условия содержания в СИЗО, сообщила его общественный защитник, юрист движения "За права человека" Ольга Жукова. "Ему не дают лежать в дневное время, что не запрещено правилами распорядка, не передают религиозную литературу и молитвенные принадлежности", — рассказала она.

Вместе с Гаджиевым по делу о финансировании терроризма были арестованы уроженец Карачаево-Черкесии Кемал Тамбиев и глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов. По версии следствия, Гаджиев перечислял деньги на счета фондов проповедника Исраила Ахмеднабиева (Абу Умара Саситлинского). Проповедника следствие считает организатором финансирования террористов через благотворительные фонды под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам. Сам Абу Умар Саситлинский в интервью блогеру Тумсо Абдурахманову заявил, что никак не связан с Гаджиевым и другими фигурантами дела и даже не знаком с ними.

По словам Жуковой, защита Тамбиева сильно затруднена, так как арестованному не предоставляют полноценного общения с адвокатами.

"Адвокатов или не пускают, или пускают минут на 15. Это делается для давления на него: вероятно, следствие ждет, что Тамбиев вернется к признательным показаниям, которые он вынужден был дать под пытками, но от которых сейчас отказался", — сказала юрист.

Срок содержания под стражей Кемалу Тамбиеву продлили 13 августа, а 29 августа Верховный суд Дагестана рассмотрит жалобу защиты на его арест. "Я знакомилась с материалами дела и не обнаружила ничего, что свидетельствовало бы о вине Тамбиева", — заявила Жукова.

"По этой схеме можно привлечь любого журналиста"

Абдулмумина Гаджиева задержали на основании показаний Тамбиева, который теперь отказался от своих слов, напомнил руководитель движения "За права человека" и член Московской Хельсинкской Группы Лев Пономарев. "При этом Тамбиев не утверждал, что лично знает о журналисте, как о члене ИГ*. Он утверждал только, что некое лицо об этом ему сообщило, и этот человек, который сообщил, неизвестно где находится. Поэтому и удалось заключить под стражу Гаджиева", — пояснил он.

По словам правозащитников, арест журналиста был для силовиков первым этапом дела, а на втором этапе следствие должно "дожимать" обвиняемых в СИЗО. "Нас сейчас волнует, почему произошел первый шаг, кто это устроил, но сейчас важно предотвратить и оказание давления в следственном изоляторе на арестованных по этому делу", — отметил Пономарев.

Практика тяжких обвинений со ссылкой на ничем не обоснованные показания постороннего человека становится все более распространенной, отметил он. Эта схема предполагает, что людей сперва арестовывают, а затем уже следствие изобретает способ, как довести дело до конца. "По этой схеме можно привлечь любого журналиста уже: то есть посадить для начала, а потом придумывать, за что", — сказал Пономарев.

Дело Гаджиева связывали с делом московского журналиста Ивана Голунова, которого пытались обвинить в незаконном обороте наркотиков. Задержание Голунова вызвало большой общественный резонанс, и журналиста спустя несколько дней после задержания освободили, а дело прекратили. Если бы о деле Абдулмумина Гаджиева писали все ведущие СМИ, которые освещали дело Голунова, дело дагестанского журналиста имело бы больший резонанс, считает правозащитник.

О том, кто такой Абдулмумин Гаджиев, и почему за него вступились коллеги, можно прочитать в справке "Кавказского узла" "Голунов номер два": главное о деле Абдулмумина Гаджиева".

"Голунов был в Москве, его многие лично знали, а о Гаджиеве в Москве, я думаю, не знал никто. Но мне кажется, репутация "Черновика" работает на то, что дело Гаджиева, может быть, получит такое же общественное внимание, как и дело Голунова", — сказал Пономарев.

Журналисты в Дагестане в защиту Гаджиева выступили единым фронтом, и сотрудники государственных СМИ не остались в стороне, отметил Магди Камалов. Дело Гаджиева могло вызвать меньший резонанс в масштабах страны, чем дело Голунова, из-за вменяемой статьи, предположил он, отвечая на вопрос корреспондента "Кавказского узла". "Возможно, из-за тяжести предъявляемой статьи дело не "выстрелило" так же, как дело Голунова. Ведь Гаджиеву не подкинули наркотики, а сразу обвинили по террористической статье", — сказал он.

Преследование Гаджиева Камалов связывает с опальным положением всей редакции "Черновика". "Черновик" поперек горла стоит многим силовикам и чиновникам в Дагестане. Они спят и видят, как бы его закрыть", — сказал он, добавив, что глава Дагестана Владимир Васильев никак не комментировал дело Гаджиева.

Учредитель "Черновика" согласен с опасениями Льва Пономарева, что обкатанные "схемы посадок в будущем могут угрожать преследованием журналистам во всех регионах России. "Такой вид преследования апробируют в Дагестане. Если получится у нас, то закон для журналистов в России всегда будет иметь обратную силу. За то, что журналист взял интервью у человека, который впоследствии будет объявлен в розыск за совершение какого-то преступления, журналиста обвинят в содействии. И всегда можно будет возвратиться к любому тексту и посадить по любой статье", — посетовал Магди Камалов.

* — ИГ ("Исламское государство", ранее ИГИЛ) — организация признана террористической и запрещена в России судом.

Источник: Кавказский узел, 28.08.2019


МХГ в социальных сетях

  •  
Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.