Поддержать деятельность МХГ                                                                                  
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Пензенский омбудсмен рассказала о пытках фигурантов дела "Сети"*. Суд приобщил к материалам схемы пыточных камер



Суд в Пензе допросил регионального уполномоченного по правам человека Елену Рогову по уголовному делу о террористическом сообществе «Сеть»* (дело «Сети»*). Омбудсмен рассказала о встречах с обвиняемыми и объяснила, почему они не сразу пожаловались на пытки со стороны следствия. Суд приобщил к делу схематичные рисунки пыточных камер, сделанные фигурантами. Подробнее — в репортаже «7x7».

Центральный (до 1 октября 2019 года ― Приволжский) окружной военный суд рассматривает уголовное дело «Сети»* в отношении семи фигурантов ― Ильи Шакурского, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Василия Куксова, Андрея Чернова, Михаила Кулькова и Максима Иванкина. Их обвиняют в организации террористического сообщества и участии в нем (часть 2 статьи 205.4 Уголовного кодекса РФ). Шакурскому и Пчелинцеву также инкриминируется создание террористического сообщества (часть 1 статьи 205.4 УК РФ). Подсудимые не признали своей вины и заявили, что давали показания под пытками.

Первая встреча

Уполномоченный по правам человека в Пензенской области Елена Рогова давала показания в суде 2 декабря. Первый вопрос, который ей задали адвокаты — получала ли она жалобы на пытки от фигурантов дела «Сети»*. Рогова объяснила, что о пытках по делу «Сети»* ей сообщила омбудсмен РФ Татьяна Москалькова 16 февраля 2018 года. Москалькова в свою очередь узнала об этом от главы Московской Хельсинкской Группы, тогдашнего члена Совета при президенте по правам человека (СПЧ) Людмилы Алексеевой.

По словам Роговой, после этого она сразу обратилась в пензенскую прокуратуру и региональное управление ФСБ. На следующий день она посетила в СИЗО четверых обвиняемых — Дмитрия Пчелинцева, Илью Шакурского, Василия Куксова и Андрея Чернова. Арман Сагынбаев на тот момент находился на обследовании в Саратове, Михаила Кулькова и Максима Иванкина еще не задержали. Рогова прибыла в СИЗО в сопровождении прокуроров, позже в изолятор приехали члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК).

Со слов Роговой, встреча с фигурантами дела «Сети»* проходила один на один. Подсудимые сказали, что общались с омбудсменом только после беседы с сотрудниками прокуратуры. Пчелинцев и Шакурский, пояснила Рогова, отказывались признавать пытки.

― Они оба были в очень подавленном состоянии. Плакали и отказывались разговаривать на тему пыток, ― вспомнила омбудсмен в суде. ― Шакурский просил только о психологической помощи и очень переживал за мать. Сказал: «Я не буду говорить на эту тему».

Пчелинцев, как рассказала Рогова, тогда признался ей, что заявил о пытках, чтобы «избежать уголовной ответственности». В суде обвиняемый сказал, что это была заученная фраза, которую он повторял в надежде, что омбудсмен поймет. Она заметила, что у Пчелинцева на лице было небольшое красное пятно, но тот сослался на бытовой характер травмы. По словам Роговой, Куксов и Чернов при встрече не говорили, что их пытали. В медицинской карте Куксова было указано, что при поступлении в СИЗО на нем были ссадины. Чернов сказал только о побоях при задержании.

Вторая встреча

В конце мая 2018 года Елена Рогова 30 мая прочитала в СМИ, что фигуранты дела «Сети»* снова отказались от признательных показаний и заявили о пытках. При встрече с омбудсменом на этот раз Пчелинцев и Шакурский подтвердили, что их пытали. Пчелинцев рассказал Роговой о трех случаях, когда его пытали: 28 октября и 8 ноября 2017 года и 10 февраля 2018 года. По словам обвиняемого, дважды силовики во время пыток применяли электрический ток. Шакурского, с его слов, пытали током только один раз — 3 ноября 2017 года, но ему «хватило». Во время первой встречи с омбудсменом обвиняемые якобы побоялись сообщить Роговой о пытках из-за угроз ФСБ. Сотрудники спецслужбы, по их словам, постоянно проходили в СИЗО неофициально.

— Я знал, что к Диме [Пчелинцеву] тогда [в феврале 2018 года] применялось насилие, — пояснил Шакурский суду. — Поэтому боялся не то что говорить о пытках Елене Николаевне [Роговой], но и даже думать о них.

Суд спросил Рогову, почему фигуранты «Сети»* отказались от своих показаний и заявили о пытках ФСБ в мае, а не в феврале.

— Им перестали, что ли, угрожать? — спросил судья Юрий Клубков.

— Перестали бояться, наверное, — предположила Елена Рогова.

Судья спросил обвиняемых, показывали ли они следы пыток сотрудникам СИЗО. Те пояснили, что в изоляторе отказывались фиксировать «несвежие» телесные повреждения. Во время ежедневных медосмотров, со слов Пчелинцева, им давали ставить подпись даже при отсутствии медработника.

— Шрамы на руках у меня до сих пор, а пальцы ног [к которым якобы присоединяли провода для пыток током] в СИЗО так ни разу и не осматривали, — добавил подсудимый.

Фигуранты дела «Сети»* —  о Елене Роговой

После заседания Пчелинцев и Шакурский успели рассказать «7х7», что они думают о Елене Роговой и ее показаниях в суде.

— По сути, это единственное должностное лицо, которое действительно работает, — сказал Дмитрий Пчелинцев. — Если бы у нее было больше полномочий, мы бы сейчас здесь не находились. Но таких полномочий нет. Я надеялся, что она проведет проверку. Потом узнал, что она может только сообщить в прокуратуру. Но мы ни разу не пожалели, что доверились ей. Мы думали, что сотрудники ОНК Пензенской области — если они работают, — намекнешь им, и они так же, как питерские ОНК, скажут, что он [Виктор Филинков] нам ничего не сказал, но очевидно, что это [пытки] было. Но он [председатель пензенской ОНК Юрий Краснов] сюда пришел [в суд] и скрыл это, а Рогова не стала ничего скрывать и сказала все как есть.

Илья Шакурский согласился с Пчелинцевым:

— Елена Николаевна — единственная, кому я доверяю. Одна из немногих, кому я решил довериться. Я в принципе ей благодарен, что она сделала все, что могла. Многие приходили, выслушивали мои жалобы и даже не смотрели мне в глаза. Она прониклась нашей историей и в полной мере все описала [в суде].

Подсудимые сказали, что помочь с расследованием пыток, по их мнению, могли бы СПЧ или прокуратура. Но ни от одних, ни от других, по их словам, помощи нет.

— Первые обещали приехать, но так и не приехали, — сказал Пчелинцев. — Они приезжали только в Петербург и посчитали, что этого достаточно. Почему-то решили проигнорировать нашу глубинку. У прокуратуры тоже есть эта возможность [провести объективную проверку по пыткам], но сюда в суд приходят свидетели… Один говорит, что его избили, другой говорит, что ему подбросили наркотики, еще одному угрожали, несовершеннолетнего допрашивали в три часа ночи. Кто-то говорит, что это «не мои показания», кто-то не узнает свои подписи. По сути, это состав преступления. Органы прокуратуры должны были отреагировать, но не отреагировали. Уже одним этим фактом они себя скомпрометировали, и доверия к ним нет.
Илья Шакурский тоже уверен, что «рычаги есть». Это, по его мнению, подтверждает опыт расследования пыток в ярославской колонии:

— Видеофайлы все еще хранятся в архивах пензенского СИЗО. А это значит, что единственная возможность пролить свет на эту историю пока не использована.

Схемы пыточных камер

Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский несколько раз говорили судьям, что могут детально описать и показать камеры СИЗО, в которых их якобы пытали сотрудники ФСБ. Как следует из внутренних документов изолятора, Пчелинцев и Шакурский никогда в этих камерах не были. По словам подсудимых, они не могли бы никак иначе узнать внутреннюю обстановку этих камер режимного корпуса СИЗО, кроме как из-за пыток.

 

 

Судейская коллегия Центрального окружного военного суда приобщила к материалам дела схемы «пыточных» камер пензенского изолятора. Их в разное время нарисовали Шакурский и Пчелинцев. Эти же схемы они показывали Елене Роговой во время встречи в СИЗО весной 2018 года. Рогова в суде это подтвердила:

― На листочке Пчелинцев нарисовал место, где его пытали. Потом я показала эту схему камеры Шакурскому. Он подтвердил, что это место, где были его пытки 3 ноября [2017 года]. Это здание в центре СИЗО, которое не используется.

Пчелинцев и Шакурский подтвердили слова Роговой с поправкой, что первым схему нарисовал Шакурский. Он сказал, что рисовал, как его вели в здание режимного корпуса СИЗО для пыток, и при встрече с омбудсменом показывал схему из окна следственного кабинета.

― Елена Николаевна [Рогова] спросила, могу ли я нарисовать камеру, ― сказал Пчелинцев суду. ― Я начал рисовать, а она спросила «Вот здесь?» и достала листок. Сказала ― это схема Шакурского. Только стрелочка подхода [в третий режимный корпус] там была с другой стороны. Его [Шакурского], видимо, вели не с центрального входа.

Расшифровка текста со схем Пчелинцева

Приблизительная схема камеры № 55 3-го режимного корпуса ФКУ СИЗО № 1 г. Пензы

    Пояснение

    10.02.2018 г. к-н [капитан] Мышев через дверь, открывающуюся слева направо (1), завел меня в камеру № 55. Там находились [люди] 2, 3 и 4. Они повалили меня примерно на место 5, и от их ударов примерно об место 5.1 я разбил (об пол) лицо и стер руки. После того как меня связали, 2 достал провода от динамо-машинки (2.1), стоявшей на столе (6), и присоединил к пальцам моих ног, предварительно сняв с меня носки. Когда пытки кончились, я сел на скамейку (7) лицом к двухъярусному спальному месту старого образца с сеткой (8), до которого от скамейки (7) было не больше 50 см. Нижний ярус места (8) находился примерно в 30 см от пола, что довольно низко. Запоминать обстановку камеры у меня возможности не было, но я мельком уловил присутствие спальных мест, расположение которых я не запомнил (9) и в количестве которых я не совсем уверен. Скамейку 7.1 я помню плохо, но помню металлический шкафчик (10), поскольку перед уходом я стоял в углу (11).

    Составил Пчелинцев Д. Д. 28.10.2019.

    Схема карцера № 52 3-го режимного корпуса ФКУ СИЗО № 1 Пензы

      Пояснение

      После того как 28.10.2017 г. меня завели в карцер № 52, через открывающуюся слева направо дверь (5) я встал лицом к окну (8) рядом с ним. Вошли сотрудники ФСБ (от 5 до 7 шт.): 7, 10, 11, 12, 13 (14, 15). 7 и 11 были в камуфляже мультикам. Я разделся до трусов и сел на скамейку (3) спиной к стене. Задняя ее часть упиралась в стену, передняя стояла на цилиндрической ножке, к которой 7 примотал мои лодыжки. На стол (2) 7 поставил динамо-машинку (7.1), 10 проверил пульс на моей шее. При ударах током низом затылка я бился об угол доски (1/3) нар, сложенных к стене (1), возможно, был амбарный замок. Через 20–30 минут меня бросили на пол (16) по диагонали, и я разбил колени в кровь (16.1). Пол, насколько помню, под коленями был деревянным. Все это время я смотрел вниз, но вовремя разрядов тока я поднимал голову и увидел, что в дальнем правом углу находится кабинка туалета, верхняя половина которого выполнена из полупрозрачного поликарбонатового профиля с вертикальными линями шириной примерно 2 см, как для теплицы (9). Туалет (насколько помню — унитаз) стоял на бетонном постаменте. Над ним была установлена камера видеонаблюдения в виде купола черного цвета. Между туалетом и дверью, возможно, была раковина. Когда я согласился признавать вину, [сотрудник] 10 поставил на стол ноутбук, надел на меня свою балаклаву и начал читать с него мои будущие показания. Через 10–20 минут меня отвязали и сказали встать лицом к окну. 10 дал мне кляп, чтобы я вытер кровь с колен. Я повернулся и увидел ПВР [правила внутреннего распорядка] на стене (4).

      Составил Пчелинцев Д. Д. 28.10.2019.

      Следующее заседание по делу «Сети»* пройдет 9 декабря. На нем стороны перейду к прениям.

      «Пензенское дело» (дело «Сети»*) ФСБ возбудила в октябре 2017 года, по нему задержали 11 молодых людей из Пензы и Санкт-Петербурга. Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Ни одно уголовное дело по их заявлениям о пытках не возбуждено.

      Трое подсудимых в Пензе — Арман Сагынбаев, Дмитрий Пчелинцев и Максим Иванкин — голодали 11 дней (с 11 по 22 ноября 2019 года) с требованием заново расследовать их заявления о пытках. Судейская коллегия в Пензе 14 ноября начала изучать материалы проверок по заявлениям фигурантов о пытках. На заседании 25 ноября суд в Пензе отказался назначать медицинскую экспертизу по пыткам (следам электротока). Записи с видеокамер пензенского СИЗО, которые могли бы подтвердить или опровергнуть слова подсудимых, изолятор суду не предоставил. В СИЗО сослались на то, что они хранятся только 30 дней.

      *«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

      Автор: Екатерина Малышева

      Источник: интернет-журнал «7х7», 5.12.2019


      МХГ в социальных сетях

      •  
      Против конституционного переворота и узурпации власти
      Требуем прекратить давление на пермский "Мемориал"
      Требуем остановить преследование верующих-мусульман по сфабрикованным обвинениям в терроризме
      Требуем прекратить давление на Движение "За права человека" и остановить его ликвидацию
      Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
      Немедленно освободить актера Павла Устинова
      Требуем остановить незаконные раскопки на территории мемориального кладбища Сандармох

      © Московская Хельсинкская Группа, 2014-2020, 16+.