Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Новые крепостные



Евгений Бобров

В Москве два корпуса некогда государственных общежитий приватизировали и продали прямо вместе с людьми. Теперь, по их словам, новый собственник всячески пытается избавиться от жильцов, а здания отремонтировать и перепродать.

Радио Свобода попросило прокомментировать ситуацию руководителя правозащитной организации "Восход", лауреата премии Московской Хельсинкской группы Евгения Боброва.

Евгений Бобров: Это заложники крепостнической системы, которая началась вместе с приватизацией домов, предприятий и общежитий. Общежития абсолютно во всех случаях приватизировались незаконно, потому что по закону они должны были передаваться в муниципальную собственность, а с жителями должны были заключаться договоры социального или другого найма.

В нарушение законодательства предприятия, которые акционировались, приватизировали целые дома, разумеется, не спрашивая людей. И сейчас получается, что это изменило их правовой статус на "крепостных" – на проживающих по договору коммерческого найма. И теперь собственник акционировавшегося предприятия, которое могло по два-три раза продать это общежитие в частные руки, может навязывать им любую цену.

Марьяна Торочешникова: А это только в Москве, или и в регионах тоже происходит нечто подобное?

Евгений Бобров: В регионах это тоже происходит, но люди там находятся в еще более ужасающих ситуациях. С ними вообще никто ни о чем не разговаривает, прокуратура, как правило, не заступается, ссылаясь на то, что это гражданско-правовые отношения, которыми занимается суд. До недавнего времени они могли восстановить свои права в суде, а с июня это сделать проблематично.

В 2014 году я, будучи членом СПЧ, рассказывал президенту об этих проблемах, и уже был готов законопроект, который позволял их решить. Президент одобрил эту идею, глава правительства внес его, в Госдуме он рассматривался пять лет, наконец в июне этого года был принят и вступил в силу, но, к сожалению, в совершенно другой редакции.

Теперь эти люди стали "крепостными": они не могут приватизировать свое жилье, и считаются проживающими на условиях договора коммерческого найма. Стоимость этого найма определяет собственник. Хотя там есть оговорка, что этот найм и бессрочный, и по муниципальным тарифам, но это только в том случае, если общее собрание собственников этого дома не приняло решение о другом способе оплаты жилищно-коммунальных услуг. То есть здесь нынешний собственник может провести общее собрание и своей волей назначить любую сумму коммерческого найма, и люди, получается, должны заключить бессрочный договор коммерческого найма на его условиях.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, на Аминьевском шоссе ситуация еще хуже. Там людям вообще ничего не предлагают. Уже стены начали сносить. Делают жизнь людей невыносимой, всячески выдавливают их оттуда. Их положение безнадежно?

Евгений Бобров: Нет. Здесь просто собственники общежития Моспромстроя стали издеваться над людьми. По закону, живет человек или не живет, прописан или не прописан, но ему это жилье было предоставлено, он в нем числится, и выселение допускается только в судебном порядке. Но чтобы не связываться с этими процедурами, в которых собственники вполне могут проиграть, они решают эти вопросы самоуправством.

В большинстве случаев прокуратура не вмешивается. И здесь отчасти можно ее понять, потому что у многих людей нет ни ордеров, ни договоров найма, ни даже временной прописки по этому адресу, и трудовые отношения не с Моспромстроем, а с организациями, которые находились в его ведении. Поэтому в возбуждении уголовного дела, как правило, отказывают, разъясняя право на обращение в суд. А в суде уж какого юриста найдут, какие доказательства у людей будут, так и получится. Во всяком случае, в ряде случаев есть основания возражать на иск о выселении, и некоторые такие процессы завершались заключением договора найма по муниципальным тарифам.

Марьяна Торочешникова: Сложно даже представить, в каком отчаянии пребывают сейчас люди, столкнувшиеся с перспективой выселения на улицу. Но вообще-то расселить общежития обещали еще при Ельцине, на заре путинского правления. И вот сейчас 2021 год, а проблема актуальна и даже усугубляется.

Евгений Бобров: Благодаря стараниям Галины Хованской, председателя Комитета Госдумы по ЖКХ, еще в 2014 году Жилищный кодекс был дополнен главой "Наемные дома", которые и призваны поменять статус общежитий и сделать так, чтобы у нас был цивилизованный фонд коммерческого жилья. Если там проживают – в общежитиях ли, в других ли домах – учителя, врачи, другие какие-то социально приоритетные категории населения, то государство могло бы предоставлять им жилье в этих коммерческих домах, субсидируя наем. Это как раз была идея наемных домов, где половина – субсидируемых, половина – коммерческих. И там собственник не допустил бы никаких самоуправных порядков, не было бы проблем ни с пропиской, ни с отсутствием документов, ни с перепланировками. Я не понимаю, почему эта глава до сих пор не действует. Давным-давно пора сделать рынок наемного жилья цивилизованным.

Марьяна Торочешникова: А что нужно, чтобы решить эти проблемы? Политическая воля, о которой все бесконечно говорят?

Евгений Бобров: Конечно. Я до сих пор не понимаю, почему предприниматели не работают в этой сфере. Здесь же можно заработать очень много денег, и не будет никаких проблем, связанных с поддельными регистрациями, с "резиновыми" домами, с тем, что люди снимают углы в полуаварийных домах, а потом судятся с собственником за то, что он их не предупредил об аварийности дома. И главное, что жилищный фонд будет в нормальном состоянии, и мы не будем расхлебывать то, что происходит в малых городах с аварийными домами.

Источник: Радио Свобода, 16.09.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Николай Сванидзе

Евгений Еникеев

Александра Крыленкова

Галина Арапова

Арсений Левинсон

МХГ в социальных сетях

  •  
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.