Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Нас прошибают трагедии рядом. Но мы будто не видим того, что дальше (24.04.2019)



Исполнительный директор Сахаровского центра, член Московской Хельсинкской Группы Сергей Лукашевский — о «незамеченной» трагедии на Шри-Ланке

21 апреля на острове Шри-Ланка произошел страшный теракт. Точнее, это была серия террористических атак – восемь взрывов: шесть в столице Коломбо, один – в столичном пригороде Негомбо и еще один – в городе Баттикалоа на восточном побережье. Три бомбы взорвались в католических храмах Коломбо, еще три – в дорогих столичных отелях,  одна – около зоопарка. Последний взрыв случился, когда сотрудники спецслужб вошли в один из домов, где, по их подозрению, могли находиться террористы. Еще одна бомба была обнаружена в машине около международного аэропорта.

По крайней мере часть терактов осуществили смертники. На сегодняшний день известно о 359 погибших и около 500 раненных, 45 жертв – дети. Власти заявили, что в организации терактов подозреваются радикальные исламисты, в основном местные жители, но некоторые, возможно, приехали из-за границы.

Что мы знаем о Шри-Ланке

Шри-Ланка, по крайней мере в России, известна всем как производитель цейлонского чая. Цейлоном эта бывшая португальская, затем голландская и, наконец, дольше всего, британская колония, называлась до 1972 года.

На Шри-Ланке живут люди четырех вероисповеданий: буддисты (около 70%), индуисты (тамилы – 12%), мусульмане (10%) и христиане (в основном католики – почти 8%). С начала 1980-х годов в стране шла гражданская война между правительством и тамильскими сепаратистами. «Тигры освобождения Тамил-Илама» много лет удерживали значительные территории на северо-востоке острова. В 2009 году правительственным войскам удалось взять верх. Никаких конфликтов, в которые были бы вовлечены мусульмане и христиане, не было.

Незадолго до терактов представители мусульманской общины сообщили правительству, что среди части мусульманской молодежи получили распространение идеи радикального исламизма. Некоторые молодые люди поехали в Сирию и другие страны воевать на стороне ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Ужасы трагедии

Можно представить себе эту страшную картину. Пасхальное воскресение (католики и протестанты в этом году отмечают Пасху на неделю раньше православных), тысячи нарядно одетых людей, семьями, с детьми идут утром на богослужение. В любой христианской церкви оно особенно праздничное. Пасха – победа над смертью («смертию смерть поправ», как поют в наших храмах). Верующие радостно поздравляют друг друга, скорее всего, собираются после службы праздновать дома с родственниками и друзьями. И тут приходит смерть.

Невозможно без содрогания смотреть на забрызганные кровью стены храмов (католические церкви часто выкрашены внутри в белый цвет). СМИ обошла фотография статуи Христа в каплях крови.

Бомбы взрываются в отелях. Постояльцы, видимо, как раз спустились к завтраку. Солнечное утро, прекрасный отпуск, пасхальные каникулы… Погибло 38 иностранцев, в том числе трое детей датчанина Андерса Повлесена. (Да, он самый богатый человек в Дании, но разве это имеет какое-то значение?)

Триста пятьдесят девять погибших в одной террористической атаке – это очень много. Жертв взрывов в жилых домах в сентябре 1999 года в Москве и Волгодонске было 308. Вся страна испытала тогда чувства страха и ужаса. Я уверен, мы можем легко представить себе, что сейчас чувствуют жители Шри-Ланки. Вспомним себя 20 лет назад.

Реакция прессы и общественности

Я регулярно читаю новости на англоязычном сайте BBC. Ничего специального, пытаюсь развивать язык. Там и узнал о страшном событии. Несколько часов читал обновления. В западных медиа катастрофы всегда освещаются очень подробно: постоянное обновление новостей, один репортаж с места событий, видео, через несколько часов – следующий, еще одно видео. Слова очевидцев, рассказы о жертвах – маленькие истории о конкретных людях. Главное – все материалы на первой полосе, крупно. Сразу понятно, какая новость сегодня главная.

А на следующее утро просматриваю российские новостные сайты. Сообщения есть, но в черед других. Разве что выделены шрифтом или цветом как важные новости. Но внутри ленты. На «Медузе» сделали небольшой обзорный текст. И везде это явно не главная новость.

Пошел смотреть другие крупные западные медиа: CNN, Fox News, The Guardian, The Time, The New York Times – везде тоже самое. Крупные медиа на других языках смотреть не стал, думаю, там было тоже самое. Сайты, публикующие обзорные статьи, тоже пока ничего не написали. Посмотрел некоторые медиа из тех, которые обычно не читаю. Для баланса. Тоже мало или ничего. Нигде – на первом месте.

Что главное в России – украинские выборы, доклад Мюллера, ну и внутрироссийские дела, естественно.

В Facebook тоже ничего подобного тому, как обсуждали трагедию в «Зимней вишне» или совсем недавно пожар в Нотр- Дам. Конечно, в социальных сетях у всех свой информационный «пузырь». Но, я думаю, в данном случае мой «пузырь» едва ли отличался от других.

Мы живем в медийном мире. То, чего нет в новостях, того и не существует. Точнее, существует только для тех, кому не посчастливилось или, наоборот, выпала удача быть участниками событий. Мы на своем опыте знаем, как события можно замалчивать или искажать, подменять пропагандой. Но есть и другое – когда события просто пропускаются, их не видят или не считают достаточно важными. И тут нет различия между государственными и независимыми, объективными и ангажированными СМИ. Тут проявляется сознание общества в целом.

Наши информационные «пузыри»

Сегодня каждый аккаунт в социальных сетях – тоже маленькое медиа. Мы пишем о том, что нас волнует. И каждый владелец аккаунта сам решает осознанно или бессознательно, что его волнует, о чем он не может не сказать. В моем «пузыре» немало тех, кто пишет не только о себе, но и об общественно-политических событиях. Пишут о важном: Украина, закон о суверенном интернете, преследования активистов, до сих пор кто-то обсуждает горевший Нотр-Дам. О страшных событиях на Шри-Ланке очень мало.

Мне кажется, мы слишком увлекаемся большой политикой и событиями, которые представляются нам символическими. Нас, конечно, прошибают трагедии, как в «Зимней вишне». Но это совсем рядом. Тут каждый представляет себя и своих детей. А если немного дальше, мы как будто не видим. Зациклены на себе, на том, что может на нас повлиять.

Больше всего меня поразила радиостанция, на которой о взрывах говорилось двумя предложениями в новостях, зато был сюжет с комментарием о том, что делать туристам, если они забронировали путевку на этот остров, а теперь хотят ее вернуть.

Я не осуждаю специально медиа. Их делают такие же люди, как все мы. Медиа формируют нашу картину мира. Но и мы влияем на редакционную политику медиа – количеством прочтений, лайков, перепостов. Конечно, пропагандистские медиа, мягко говоря, менее зависимы от аудитории. Но трагедия на Шри-Ланке — не тот случай, когда это имеет значение. Казалось бы, борьба с терроризмом – государственный политический мейнстрим…

Мы видим на страницах интернет-ресурсов то, что нас интересует. И ограниченность наших интересов оказывается не менее печальной, чем многие новости, о которых нам сообщают.

Источник: АСИ, 24.04.2019


Дмитрий Быков

МХГ в социальных сетях

  •  
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Потребуйте освобождения Анастасии Шевченко из-под домашнего ареста
Верните россиян домой! Обмен пленными Россия-Украина
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!
Прекратить дело "Нового величия"!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.