Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Многолетнее убийство. Суд над мертвым Сергеем Мохнаткиным



В Исакогорском суде Архангельской области идет суд над правозащитником и политическим активистом Сергеем Мохнаткиным, много лет боровшимся с произволом в российской пенитенциарной системе, отвечавшей ему все новыми уголовными делами и сроками. Мохнаткин, чье здоровье было подорвано в заключении, умер в мае 2020 года, но его родные настояли на продолжении суда, чтобы отстоять его доброе имя.

Сергея Мохнаткина нет в живых, но его помнят: за многие годы своего противостояния российской пенитенциарной системе для многих он стал зеркалом трагических взаимоотношений государства и человека. Суд над Мохнаткиным, уже мертвым, начался 21 января 2021 года с оглашения прокурором обвинительного заключения. Сергея Мохнаткина защищают три адвоката – Леонид Крикун, член Московской Хельсинкской группы Каринна Москаленко и Илья Сидоров. Они заявили, что в тюрьме он столкнулся с ужасающей фабрикой унижения человеческого достоинства, но продолжал отстаивать основные права человека. Судебные заседания продолжились 2, 8 и 9 февраля.

– Фигура Сергея Мохнаткина в каком-то смысле стала символом времени, – считает архиепископ Апостольской православной церкви Григорий Михнов-Вайтенко, который при жизни Сергея Мохнаткина встречался с ним и помогал ему как правозащитник. – Он был типичным волком-одиночкой, когда я в Москве возвращался с его похорон, у меня все время звучали эти слова Высоцкого – "Идет охота на волков". Он боролся в одиночку и погиб – но погиб на свободе и не сломленным, показав, что с несгибаемым человеком система ничего не может сделать.

В первый раз Сергей Мохнаткин был задержан 31 декабря 2009 года на Триумфальной площади в Москве на протестной акции "Стратегия-31" в защиту свободы собраний. Он вступился за женщину, с которой, по его мнению, при задержании обходились слишком жестоко, в результате его самого обвинили в избиении сотрудника полиции и посадили на 2,5 года. Столкнувшись в колонии с многочисленными нарушениями своих прав, Мохнаткин объявлял голодовку, требовал заключения полноценного трудового договора, снятия незаконных, по его мнению, взысканий. Тогда его поместили в штрафной изолятор за неправильно заправленную кровать, а жалобы адвокату и правозащитникам отобрали при обыске. В апреле 2012 года президент Медведев помиловал Мохнаткина без признания вины. В 2012 году Сергей Мохнаткин был награжден премией Московской Хельсинкской группы за мужество, проявленное в защите прав человека.

31 декабря 2013 года Мохнаткин снова был задержан на Триумфальной площади, избит полицейскими, а через год приговорен к 4,5 годам колонии строгого режима. Наказание отбывал в котласской ИК-4, где его избили и сломали ему позвоночник, но и в этот раз уголовное дело получил он сам – якобы за избиение сотрудников колонии. Вскоре ему продлили заключение на 11 месяцев за оскорбление сотрудников ФСИН, затем еще на два года за дезорганизацию работы колонии. Мохнаткин вышел на свободу в декабре 2018 года. При этом его с трудом удалось избавить от ареста по новому уголовному делу, заведенному за полтора года до освобождения, в рамках которого его обвиняли в дестабилизации работы УФСИН и в неуважении к суду. 28 мая 2020 года он умер от осложнений после операции на позвоночнике.

Адвокат Леонид Крикун говорит, что после смерти Сергея Мохнаткина уголовное дело против него можно было бы прекратить, но его жена Анна Кречетова потребовала его полной реабилитации.

– В учреждениях ФСИН Архангельской области и прокуратуры планомерно создавали Сергею столь невыносимые условия отбытия наказания, что те обвинения, которые ему предъявлены, можно считать последствием такого обращения с ним. Сергей Мохнаткин подвергался различным пыткам и беззаконию, его содержали в жесточайших условиях штрафного изолятора, в одиночке, с переломанным позвоночником 140 дней без перерыва, а затем ещё 65 дней. Я считаю, что инкриминируемые Сергею Мохнаткину преступления являются ширмой, чтобы прикрыть должностные преступления по неоказанию медицинской помощи, незаконному помещению в ШИЗО и применению к нему физической силы. Ведь когда ему в 2016 году сломали позвоночник, тут же против него было возбуждено уголовное дело за дезорганизацию деятельности колонии – якобы он во всем виноват, – чтобы не расследовать преступления, совершенные сотрудниками колонии. И в 2018 году все повторилось по той же схеме. Ведь с 2015 года Сергей постоянно жаловался на условия содержания в прокуратуру и руководству ФСИН, но получал отписки. А более 20 поданных им судебных исков были отклонены, только три-четыре были рассмотрены, и по ним тоже получены отказы. Три последних года Мохнаткин пытался дорваться до правосудия, у него ничего не получалось.

По словам Леонида Крикуна, финал этих попыток выглядит особенно драматично. Незадолго до окончания срока администрация колонии подала иск в суд с требованием установить над ним административный надзор, но ему выдали только исковое заявление, а приложение, где содержались все аргументы колонии, он не получил. Мохнаткин заявил суду, что у него нет приложения и он ничего не понимает. Суд не придал этому значения. У Мохнаткина была выписана доверенность на участие в его деле защитника Андрея Крекова, а вот возможности предупредить его о судебном заседании он был лишен, поскольку сидел в помещении камерного типа. Обычно заключенный находится в отряде, где имеется связь с внешним миром. Но есть такое дисциплинарное наказание, которое налагается на срок до шести месяцев – когда человека помещают в ПКТ (помещение камерного типа), и там телефонные звонки запрещены, кроме крайних обстоятельств, которые начальство колонии крайними практически никогда не признает. Поэтому Сергей Мохнаткин попросил суд известить его представителя и отложить судебное заседание.

– Но суд отказал Сергею – в нарушение всех норм на участие в процессе его представителя, – говорит адвокат Крикун. – Сергей обратился за помощью к прокурору, который присутствует на таких заседаниях, но тот просто отмолчался. Тогда Сергей сказал, что не будет участвовать в этом произволе, но судья это проигнорировал и начал оглашать документы из материалов дела. Сергей пытался докричаться до суда, начал трясти решетку, и тогда сотрудники ФСИН по собственной инициативе зашли к нему в клетку, скрутили и вынесли вон. Уже вне видимости камер они в очередной раз его уронили и повредили спину. Но они вообще не имели права его трогать: порядок заседания определяет председательствующий, который таких указаний не давал. И тут же против него возбудили новое уголовное дело за оскорбление участников судебного заседания. Я думаю, это опять было сделано, чтобы скрыть преступление сотрудников ФСИН. Но в этом уголовном деле есть еще один состав. Повредив Мохнаткину спину, его повезли в Архангельскую областную тюремную больницу, потом должны были определить в онкологический центр на обследование, Мохнаткин снова попросил, чтобы туда допустили его представителя Крекова, на что он по закону имел полное право. Но ему отказали и вместо онкоцентра поместили в штрафной изолятор, его лечение было полностью прекращено. Когда его через четверо суток вывели из ШИЗО, ему сообщили, что вместо лечения его собираются этапировать назад в колонию. В шестиметровой комнате находились четыре амбала – сотрудники ФСИН – и весь скрюченный, с клюшечкой, Мохнаткин. Он высказывал им свое неудовольствие, и они этого так испугались, что скрутили его и принудительно отправили в колонию, написав рапорты, что он им угрожал. И вот за эти "угрозы" на него возбудили еще один состав уголовного дела по ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности учреждения).

В 2018 году, когда у Сергея Мохнаткина закончился срок, Исакогорский суд Архангельска избрал ему по новому уголовному делу меру пресечения в виде содержания под стражей, но его защитникам Леониду Крикуну и Каринне Москаленко удалось ее заменить на подписку о невыезде, так что Сергей отсидел в СИЗО только 10 суток.

– Они дважды пытались его осудить и посадить по этому делу, но в мае 2020 года Сергей умер, – вспоминает Леонид Крикун. – Звонит довольный следователь: "Ну, что, ребята, прекращаем дело?" И тут жена Сергея сказала: нет, я не согласна, давайте разбираться до конца, адвокаты будут доказывать, что он ни в чем не виноват, это была провокация сотрудников ФСИН. У защиты четкое представление о том, что в действиях Сергея состава преступления нет, мы будем представлять свои доказательства, а сейчас свои доказательства представляет обвинение. Мы опросили потерпевшего – прокурора Волкова, который очень обиделся на Сергея за высказанные им претензии – что он его не защищает, что Онежская прокуратура бездействует. Да, там было несколько нелицеприятных высказываний, но лингвистическая экспертиза установила, что нецензурных выражений Сергей не употреблял. Сотрудники ФСИН тоже признаны потерпевшими от действий Мохнаткина: они сказали, что он не выполнил их законные требования об участии в обыске и этапировании в колонию и угрожал им применением насилия. Они считают, что он дезорганизовал деятельность учреждения, а когда их спросили, в чем же состояла дезорганизация, старший конвойный Дедов сказал, что из-за действий Сергея дежурный начальник больницы Романенко опоздал на обед. Потерпевший сотрудник ФСИН Рубцов сообщил суду, что очень испугался того, что Мохнаткин может ударить его клюкой, без которой Сергей уже не мог передвигаться. Потерпевший сотрудник ФСИН Гуськов сообщил суду, что хотя в комнате для обысков вместе с ним находились еще четыре сотрудника ФСИН, он также очень испугался недовольства Мохнаткина и что крики скрученного им в бараний рог и согнутого пополам Сергея, хлопавшего его ладошкой по ноге, причинили ему сильную, нестерпимую боль.

Еще один допрошенный свидетель – начальник Архангельской тюремной областной больницы Константин Дечкин. Он сообщил, что Мохнаткин неоднократно жаловался, что в больнице ему не дают отправлять письма и жалобы и не передают ответы на его обращения. Но прокурорские проверки по жалобам Мохнаткина в больнице не проводились.

Начальника отдела безопасности тюремной больницы Алексея Орлина, ответственного за сохранение видеозаписей на видеорегистраторах, спросили, почему одна из видеозаписей прерывается, и он ответил, что перерыв – это след монтажа, но что в тех видеозаписях, которые он предоставил следователю, монтажа нет. Правду ли он говорил, должны показать исследования видеозаписей, на которых, судя по всему, вырезан момент избиения Мохнаткина сотрудниками тюремной больницы.

По словам Леонида Крикуна, защита Сергея Мохнаткина в этом процессе не ставит целью наказать его обидчиков, сейчас главная задача – доказать, что в действиях Сергея не было состава преступления. А уже потом встанет вопрос о привлечении к ответственности сотрудников колонии, в частности, тех, кто ломал Мохнаткину спину и возбуждал на него липовые уголовные дела. Адвокат надеется, что защите удастся доказать невиновность Мохнаткина: в конце декабря 2020 года в Котласском городском суде был обжалован отказ в возбуждении уголовного дела из-за сломанного Сергею в 2016 году позвоночника – и Котласский горсуд признал этот отказ незаконным, поэтому проверка по сломанной спине Мохнаткина должна возобновиться. Кроме того, замечает Крикун, судья Тренин не препятствует защите выяснять все обстоятельства условий содержания Мохнаткина в колонии, которые защита считает невыносимыми и повлекшими те конфликты, которые потом и привели к уголовным делам в отношении Сергея Мохнаткина.

Архиепископ Апостольской православной церкви Григорий Михнов-Вайтенко встречался с Сергеем Мохнаткиным, помогал ему как правозащитник.

– Дело, которое начало рассматриваться в Исакогорском суде Архангельска, было чрезвычайно важно для самого Сергея, потому что его в очередной раз обвинили в преступлениях, которые он не совершал, – считает он. – Для Мохнаткина было принципиально важно доказать свою невиновность, и поэтому, когда он ушел из жизни, близкие люди решили дело продолжить. У нас ведь обычная практика такая, что после смерти обвиняемого дело прекращается. В данном случае, по настоянию родственников, оно было продолжено и будет доведено до конца – даже если суд признает Мохнаткина виновным в шестом уголовном преступлении. Потому что в этом случае дальше будет движение в сторону ЕСПЧ с доказательствами, что эти обвинения ничтожны, надуманны, что по сути его конфликт с властью, с системой ФСИН, было целенаправленным многолетним убийством. Человека сначала в тюрьму сажали, там его ломали, потом пытались из этой тюрьмы не выпустить, и то, что он умер на свободе, – слабое утешение. Должны быть названы все виновные, в том числе те, кто нанес ему тяжкие телесные повреждения, результатом которых и стала преждевременная смерть Сергея. То, что с ним происходило и происходит, можно назвать одним словом – профанация: профанация Уголовного кодекса, профанация правосудия. Мы много с ним обсуждали – и когда он был в колонии, и когда освободился, – что российское правосудие очень не быстрое, что даже если чего-то удастся добиться, то на благоприятное решение суда стоит ждать апелляции. Но он считал, что эти круги проходить надо, потому что эту систему можно изменить, только показывая случаи, когда она неправа, когда она совершает преступления. Тут нельзя махать рукой и говорить: ладно, выпустили – и слава Богу.

Автор: Татьяна Вольтская

Источник: Север.Реалии, 10.02.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Леонид Никитинский

МХГ в социальных сетях

  •  
Петиция в поддержку Мемориала
Потребуйте освободить Александра Габышева из психиатрической клиники! Напишите ему письмо солидарности!
Требуем обеспечить медицинскую помощь заключенным при абстинентном синдроме ("ломках")
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.