Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Адвокатуру пытаются выбить из правозащитной колеи



Следователи и суды организовали поток жалоб на несуществующие нарушения

Минюст обещает разобраться с бездоказательными обвинениями, выдвигаемыми против адвокатов. В последнее время судьи и следователи особенно часто стали требовать привлечь защитников к ответственности только за то, что те качественно исполняют свою работу. По мнению экспертов, во многом это желание выбить адвоката из дела, чтобы подстраховаться, либо перед вынесением обвинительного приговора, либо, наоборот, перед опрокидыванием оправдательного. Но рост такого давления на защитников почему-то совпал с планами власти по созданию для народа широкой сети государственных юридических бюро.

Жалобы на адвокатов со стороны правоохранительных органов, прокуратуры и суда поступают с завидной периодичностью. В большинстве случаев это связано не с реальными нарушениями защитниками норм профессиональной этики или закона, а скорее с недовольством тем, что адвокаты качественно выполняют работу и занимают такую позицию, которая противоположна позициям их процессуальных оппонентов. Показателен недавний случай, когда адвоката требовали наказать «за высказанные при присяжных возражения на снятие судьей вопросов свидетелю». Еще одному пришлось отбиваться от частного постановления судьи, который обвинил юриста в срыве судебных заседаний, хотя тот всего лишь ходатайствовал о предоставлении времени для ознакомления с материалами дела.

Представители Федеральной палаты адвокатов (ФПА), по информации «НГ», уже попросили Минюст разобраться с «механической пересылкой» в адвокатские палаты обращений от судов, следователей и других лиц, в которых «не содержится достаточных доказательств и обоснования выдвинутых против адвокатов обвинений».

Как пояснил «НГ» адвокат, эксперт Defender Law & Communication agency Михаил Герголенко, при поступлении таких представлений адвокатские палаты обязаны возбуждать дисциплинарные производства, даже если считают их необоснованными. По сути, заметил эксперт, создан «очередной удобный инструмент давления».

Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Ростислав Хмыров рассказал «НГ», что за последние шесть месяцев в их палату из территориального органа юстиции поступило 46 обращений. По каждому были возбуждены дисциплинарные производства, но решения о применении к адвокатам мер ответственности были приняты лишь в 11 случаях. «Таким образом, адвокатские палаты ежегодно проделывают титанический труд по рассмотрению необоснованных обращений», – подчеркнул он. Руководитель организации «Ваше право» Радик Бахтеев подтвердил, что зачастую такие представления не содержат четкой мотивировки, а в качестве нарушений обозначают действия, которые на самом деле не противоречат ни закону об адвокатуре, ни процессуальным нормам. Но на каждую такую жалобу палата должна предоставить мотивированный ответ. Причина же в том, что «систему судов характеризует авторитарный стиль управления, если защитник перечит судье, то это рассматривается как своего рода бунт». И неважно, что чаще всего это юридически обоснованные действия: к примеру, судья при рассмотрении дела может запретить озвучить позицию подсудимого относительно рассматриваемых событий или снять вопросы, имеющие отношение к важным сторонам дела.

Управляющий партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев уверен, что те лица, которые подают такие жалобы на адвокатов, прекрасно осознают их малозначительность. Но цель, считает эксперт, вовсе «не наказать адвоката, а скорее проучить». Такому давлению обычно подвергаются «неугодные». Все это, по мнению Гавришева, является проявлением крайнего неуважения к адвокатской профессии, попыткой превратить адвокатуру в «придаток» уголовного процесса – ненужный, но пока обязательный элемент. Адвокат Вячеслав Голенев согласился, что жалобы и представления могут быть использованы в качестве инструмента давления, но, по его словам, «важно понимать, что это не все государство, а именно отдельные элементы системы – силовые органы объективно заинтересованы в ослаблении института адвокатуры по причине понятного всем процессуального противоборства».

«Сейчас адвокаты часто бывают просто бессильны, поскольку суды фактически исполняют указания силовых структур», – заявил доктор юридических наук, член Московской Хельсинкской группы Илья Шаблинский. По его словам, налицо стремление исполнительной власти подчинить себе адвокатуру: «Я допускаю, что создание тех же госюрбюро вполне можно расценивать и как попытку конкурировать с независимыми юридическими образованиями». По мнению Шаблинского, власти продолжат точечно атаковать наиболее независимых и смелых адвокатов, которые сейчас, по сути, заменяют собой правозащитников. Однако, по его мнению, никакому режиму еще не удавалось вытеснить адвокатуру как институт и взять адвокатов под полный контроль.

По словам управляющего партнера АК «Бородин и Партнеры» Сергея Бородина, «в тяжелые времена пандемии и экономической стагнации для государства важно стремиться к материально-технической и финансовой поддержке корпорации адвокатов, обеспечению их правовой защищенности и созданию благоприятного климата для оказания ими юридической помощи гражданам». Создание же квазиадвокатских структур, уверен он, повлечет дополнительные бюджетные расходы и создаст правовой сумбур вместо действующей сейчас системы этой юрпомощи. Он напомнил, что в 90-е годы, со сменой государственной идеологической парадигмы, постепенно пришло осознание: адвокатура – это публично-правовой и социально-ориентированный институт гражданского общества. «Саморегулирование и самоорганизация – индикаторы сильной адвокатуры, что предполагает самостоятельное решение вопросов жизнедеятельности корпорации. Именно на адвокатское сообщество возложен основной груз оказания юридической помощи согражданам, в том числе бесплатной», – заметил Бородин.

Как сказал «НГ» федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, член Московской Хельсинкской группы Сергей Пашин, судьи устраняют адвоката из процесса и пишут на него представления для того, чтобы «защитить грядущий обвинительный приговор или найти оправдание для отмены оправдательного вердикта». В целом, подчеркнул он, уважения к адвокатуре нет, вместо него – обычная практика ущемления прав адвокатов в судах. «Что формально определено, судьи стараются соблюдать, а то, что зависит от их внутреннего усмотрения, – стараются истолковать так, чтобы было комфортно стороне обвинения». Речь идет о традиции, которая развивается против состязательности и презумпции невиновности, считает Пашин: «Обвинительный уклон никуда не делся. Система все время проверяет, что ей будет, если где-то урезать права адвокатов или что-то им ограничить, если это прокатывает, то она идет дальше». Должна быть политическая воля на продолжение демократической судебной реформы, убежден он, вместо чего «стали укреплять судебную власть – больше денег, красивые мантии, новые здания, а отношения внутри системы заморожены». В результате суд воспринимается уже как придаток карательных структур. Также важно, подчеркнул Пашин, оградить самих судей от страха перед цифровыми показателями, от того, что их карьера сильно зависит от силовых структур, хотя бы потому, что «при президенте действует комиссия, занимающаяся подбором кандидатур на повышение, и в ней сидят силовики».

Управляющий партнер юрфирмы «Селютин и партнеры Александр Селютин прямо заявил «НГ»: «В общем и целом я не то, чтобы из пугливых, но становится работать, конечно, страшно. Однажды меня пристегивали наручниками к стулу, также было дело – вывесили за окно и держали за ним зимой, дескать, чтобы поменьше претензий высказывал правоохранителям. Но есть более серьезные моменты, когда идет очень сильный прессинг на неугодных адвокатов в виде возбуждения уголовных дел, допросы для того, чтобы вывести из дела, обыски в адвокатских образованиях и по месту жительства, аресты, содержание в следственных изоляторах». По его мнению, складывается ощущение, что этот прессинг – целенаправленный, и механизмов защиты от него в настоящее время нет. «Какова воля государства в этом процессе, пока сказать трудно. Но одно можно сказать точно: хорошего государства с таким отношением к адвокатуре не построишь», – сказал Селютин. Он напомнил, что в России адвокатов на порядок, если не на два, меньше, чем во многих иных странах, и вообще до сих пор нет традиции обращения к адвокатам за юридической помощью для отстаивания своих прав. «Могу сказать, что по своим проблемам стараюсь не возбуждать юридические производства, так как это легче забыть. В отношении клиентов бьюсь, за себя – не хочу. Говорить о том, что всех загонят в госбюро, вряд ли можно, хотя, может быть, ситуация и сложится таким образом. Если случится так, что в отношении коммерческих адвокатов будут возбуждать уголовные дела, а госбюро будут только поддакивать и соглашаться, то это будет катастрофа. И это не будет выгодно и самому государству», – пояснил Селютин. Но он согласен, что в настоящее время опасность таткого поворота возросла, эффективность адвокатуры падает, постоянные жалобы на защитников или частные определения судов в отношении них зачастую носят необоснованный характер, но сильно загружают адвокатские  палаты. «Конечно, самому неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что следователи и иногда даже оперсотрудники пугают: дескать, напишем обращение в палату или Минюст, чтобы лишить статуса. Как по мне, любое такое обращение правоохранительных органов необоснованное, когда ты сам действовал в рамках закона, стоит воспринимать как признание компетентности или, может быть, даже некой наградой, особенно, если тебя в итоге поддерживает палата. И спасибо им за это», – подытожил адвокат.

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 9.09.2021

Поддержать МХГ

На протяжении десятилетий члены, сотрудники и волонтеры МХГ продолжают каждодневную работу по защите прав человека, формированию и сохранению правовой культуры в нашей стране. Мы убеждены, что Россия будет демократическим государством, где соблюдаются законы, где человек, его права и достоинство являются высшей ценностью.

45-летняя история МХГ доказывает, что даже небольшая группа людей, убежденно и последовательно отстаивающих идеалы свободы и прав человека, в состоянии изменить окружающую действительность.

Коридор свободы с каждым годом сужается, государство стремится сократить возможности независимых НКО, а в особенности – правозащитных. Ваша поддержка поможет нам и дальше оставаться на страже прав. Сделайте свой вклад в независимость правозащитного движения в России, поддержите МХГ.

Банковская карта
Яндекс.Деньги
Перевод на счет
Как вы хотите помочь:
Ежемесячно
Единоразово
300
500
1000
Введите число или выберите предложенную слева сумму.
Нужно для информировании о статусе перевода.
Не до конца заполнен телефон
Оставьте своё имя и фамилию, чтобы мы могли обращаться к Вам по имени.

Я принимаю договор-оферту

Евгений Бобров

МХГ в социальных сетях

  •  
Мы требуем отмены законов об "иноагентах"
Требуем освобождения Софии Сапега
В защиту беларусов в России
Требуем прекратить давление на музыкантов! Noize, Вася Обломов, Ногу свело, Кортнев и др.
Предотвратить полномасштабную войну с Украиной!
Обратитесь к российским властям с призывом обеспечить безопасность Елены Милашиной и расследовать угрозы против неё
Против исключения правозащитницы Марины Литвинович из ОНК

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.