Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Защитить Россию: в какие НКО обращаться, если вы пострадали от действий правоохранителей



Кто будет вытаскивать вас из отделения, искать ночью адвоката и защищать ваши права даже после ареста.

В июне в Москве прошла несогласованная властями акция, на которой задержали 500 человек. Часть задержаний была незаконной – например, в отделения увозили сотрудников СМИ, у которых были редакционные задания.

Оказавшись в автозаке (особенно если это произошло впервые), человек, как правило, теряется и не знает, что делать. Часто задержанные не знают своих прав, а также полномочий и обязанностей сотрудников правоохранительных органов. Как вести себя в отделении, тоже не всегда понятно: на что имеет право задержанный, как с ним должны обращаться и куда звонить в таких случаях? Когда нарушают права человека, помочь могут правозащитные некоммерческие организации. Даже если не вы собираетесь на митинги, знать свои права, быть готовым к задержанию и понимать, как вести себя на разных этапах общения с полицией, необходимо.

Когда человека могут задержать

В соответствии с федеральным законом «О полиции» задержать человека на улице могут в нескольких случаях: если он подозревается в совершении преступления, сбежал из-под стражи или из психиатрической лечебницы, находится в розыске, уклоняется от ареста, нарушил комендантский час, предпринял попытку самоубийства или незаконно пытался проникнуть на охраняемые объекты.

Если личность человека невозможно установить на месте, он попытался скрыться или не имеет постоянного места жительства, полиция имеет основания подозревать его в совершении преступления. В таком случае человека могут задержать. Это тоже прописано в законе «О полиции».

Если человек участвует в мирной акции и спокойно выражает свое отношение к происходящим событиям, задерживать его нельзя, рассказывают в некоммерческом правозащитном медиапроекте «ОВД-Инфо». «Это прямое нарушение статьи 27.3 КоАП, а также статьи 32 Конституции РФ и статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В Уголовном кодексе уже иные основания для задержания, они указаны в статье 91 УПК», — говорят сотрудники проекта.

Что касается несовершеннолетних задержанных, то полиция обязана незамедлительно уведомить родителей ребенка. «Судя по нашей практике, это делается не всегда», — говорят в «ОВД-Инфо».

Лучше самому несовершеннолетнему помнить о том, что никаких допросов-опросов или иных действий без присутствия законного представителя делать нельзя, напомнить об этому сотрудникам полиции и самому требовать права на звонок. Кроме того, несовершеннолетних не должны держать в одной камере с совершеннолетними. И еще: до 16 лет к административной ответственности привлекать нельзя», — рассказывают эксперты.

Знать свои права и правильно вести себя в отделении

«ОВД-Инфо» создал памятку идеального задержанного и мультфильмы о том, как вести себя при задержании. Правозащитники отмечают: у человека, который знает свои права и обязанности сотрудников правоохранительных органов, шансы на успех сильно вырастают. У проекта бывали ситуации, когда человек звонил, потому что не знал, законны ли действия полицейских. Ему объясняли, почему нет, и буквально через пять минут человека отпускали. 

«Во-первых, это работает с психологической точки зрения: человек чувствует себя увереннее, не боится или хотя бы не показывает свой страх, а это важно в таких ситуациях. Во-вторых, сотрудники полиции тоже понимают, что не могут делать с задержанным все, что захотят. А то он потом еще будет обжаловать их действия, пойдет в ЕСПЧ, расскажет журналистам. Конечно, это останавливает не всех сотрудников. Но часто работает», — рассказывают Агентству социальной информации сотрудники проекта.

Успех – понятие относительное, признают правозащитники. Иногда благодаря знаниям задержанного даже не забирают в отдел, иногда отпускают оттуда без протокола, иногда дело возвращают в полицию уже в суде, а иногда успех достигается только на уровне ЕСПЧ.

Чего точно не стоит делать во время задержания, так это вести себя агрессивно. Не стоит паниковать, и надо помнить про 51 статью Конституции – «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

«Разговаривать нужно сухо и четко. Надо собрать всю волю в кулак и не оскорблять, а главное — не трогать сотрудника полиции. Иначе это может повлечь уголовное преследование по статьям 318 («Применение насилия в отношении представителя власти») и 319 («Оскорбление представителя власти») УК РФ», — комментируют «ОВД-Инфо».

Убегать от полицейского тоже не стоит: в случае если вас подозревают в преступлении или административном правонарушении, такое поведение может стать отягчающим обстоятельством, говорят правозащитники. Более того, беглецу могут вменить статью 19.3 КоАП о неповиновении полиции.

Знать, куда сообщить о задержании

Проект «ОВД-Инфо» помогает задержанным с помощью круглосуточной горячей линии (8-800-707-05-28), которая работает каждый день, и телеграм-бота (@OvdInfoBot). Во время марша 12 июня в штаб проекта поступило 339 входящих звонков и 323 сообщения в боте – популярность каналов примерно одинакова. В «ОВД-Инфо» напоминают: звонить правозащитникам лучше всего сразу после задержания.

«Во-первых, позже у задержанного могут отобрать телефон. Во-вторых, уже в автозаке ему нужно понимать, как правильно себя вести и что будет происходить дальше. В-третьих, если человеку понадобится помощь юриста, нам нужно успеть найти защитника», — говорят эксперты.

Во время марша сообщения о задержаниях по горячей линии «ОВД-Инфо» принимали семь человек, еще три юриста консультировали задержанных на второй линии. Три волонтера принимали сообщения и консультировали задержанных в боте в телеграме. Всего в тот день в штабе проекта работали 47 волонтеров. Некоторые из них занимались вечерним обзвоном и помогали аналитикам выяснить точное количество задержанных и их имена.

«Если речь идет о задержании одного человека, обычно хватает пяти-семи минут, чтобы понять причину задержания и объяснить, как вести себя в отделе. Если задержанных целый автозак, на разговор может уйти до 15 минут: нужно выяснить имена всех задержанных, наличие несовершеннолетних», — рассказывают АСИ сотрудники проекта.

Важно помнить, что «ОВД-Инфо» не служба психологической помощи и не телефон доверия. «Чаще всего мы не утешаем людей, а просто объясняем, как им нужно действовать дальше. Обычно такой консультации хватает: люди уже понимают, что они не одни, не чувствуют себя беспомощными и потерянными. Мы не беремся оказывать психологическую поддержку и просто делимся телефонами доверия — там специалисты лучше нас знают, как можно помочь человеку», — рассказывают эксперты.

«ОВД-Инфо» не бросает своих подопечных и держит связь с задержанными вплоть до их освобождения. После акций и митингов проект публикует точные данные о задержанных.

Поддержать работу «ОВД-Инфо» можно здесь.

Вызвать грамотного адвоката

Международная правозащитная группа «Агора» — это более 50 юристов-правозащитников, которые работают по резонансным делам о нарушении прав человека. Адвокаты «Агоры» занимались в том числе делом Ивана Голунова.

«Мы нацелены на положительные изменения в сфере прав человека по определенным приоритетным для нас направлениям. Как правило, большинство дел мы находим сами – в таком случае можно найти дело, которое дает больше шансов на системные изменения. Если человек сам обратился к нам за помощью и его дело совпадает с одним из наших приоритетов, мы оказываем ему помощь», — говорит АСИ Павел Чиков, руководитель международной «Агоры».

Качественная работа по делу, как правило, предполагает большие временные затраты: дело может идти год, полтора, два, три, рассказывает Чиков. «Мы стараемся приучать и публику, и наших доверителей к тому, что профессиональная работа юриста должна оплачиваться», — отмечает он.

«Если дело очень важное или человек не может позволить себе оплатить работу адвоката, мы изыскиваем возможность помогать ему бесплатно. Нужно учитывать, что для крупных долгоиграющих дел невозможно найти достаточные ресурсы собственными силами. Некоторые дела мы оплачиваем деньгами, собранными благодаря пожертвованиям граждан», — говорит правозащитник.

«Агора» работает в большинстве регионов России, постоянные юридические группы работают в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Казани, Нижнем Новгороде, Ставрополе, Екатеринбурге, Челябинске, Липецке, Чите, а также в Хельсинки, Софии и Лондоне. На европейской части России действует служба оперативного реагирования «Агоры» на инциденты, связанные с нарушением прав человека (полицейские пытки и убийства, гибель осужденных в исправительных учреждениях, уголовное преследование и нападения на гражданских активистов, журналистов, блогеров).

По закону задержанный имеет право на телефонный звонок, но, как рассказывает Чиков, на практике это право соблюдается далеко не всегда. Именно поэтому первый возможный контакт должен быть всегда с адвокатом. Давать показания следует только после консультации с защитником, а до его приезда «стоять, терпеть, преодолевать психологическое давление», — говорит Чиков.

«Чтобы было кому звонить из отделения, номер адвоката должен быть записан у вас в телефоне, а лучше, чтобы пара номеров была в голове и можно было в протоколе задержания написать волшебную фразу «Прошу вызвать адвоката – фамилия и его номер телефона». Если такая фраза будет в документе и адвоката не вызовут, это станет очень серьезным основанием для того, чтобы все действия правоохранителей после этого признавать незаконными. Этот тот самый рычаг, который есть у каждого человека. Люди часто этого не осознают, а силовики этим пользуются», — говорит Чиков.

По его словам, «условная формула обвинения и то, в чем человека признают виновным потом – может быть, через год или два, как правило, фиксируется в первые часы и 2-3 дня после задержания. Если человек ведет себя правильно и грамотно в первые часы и дни, он оптимально влияет на последующий исход по делу».

«У нас был случай, когда задержанного по Болотному делу силовики прятали от адвоката в течение двух недель. Адвокату удалось договориться с ОНК, которая посетила человека в СИЗО на Петровке, 38 и передала информацию, что адвокат его ищет. Две недели доверитель не давал никаких показаний. Это дало ему возможность впоследствии выйти на свободу и получить политическое убежище за границей», — рассказывает правозащитник.

Даже если задержанный знает законодательство, «защищать себя сам человек не должен», говорит Чиков и приводит в пример Генри Резника (адвокат, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы, член Московской Хельсинкской Группы, член президентского Совета по правам человека): когда ФСИН подала к нему иск о защите чести и достоинства, тот пришел в суд со своим адвокатом.

«Когда вы фигурант, у вас искаженное восприятие действительности. Вы не можете спокойно воспринимать реальность, потому что вас атакуют и на кону ваша судьба, свобода, деньги, репутация, зачастую здоровье. Даже если проблемы возникают у самих юристов, они прибегают к помощи адвокатов, потому что адвокат – лицо отстраненное, он воспринимает ситуацию профессионально. Это не его судят, он защищает человека и поэтому видит всю картину совершенно иначе», — уверен Павел Чиков.

Поддержать работу «Агоры» можно здесь.

Получать от государства информацию

Проект «Команда 29» из Санкт-Петербурга  — это объединение юристов и журналистов, которые рассказывают истории о столкновении человека и государства. Цифра 29 в названии команды отсылает к 29-й статье Конституции России, которая гарантирует свободу мысли и слова, разрешает искать, получать и передавать информацию и запрещает цензуру.

Главная цель организации — сопротивление растущей закрытости государства в России. Юристы и адвокаты «Команды 29» защищают в судах людей, которых несправедливо обвинили в государственной измене, разглашении государственной тайны и шпионаже, защищают издания, которым пытаются помешать писать правду о государстве, и создают полезные материалы – например, как узнать информацию, которой государство не хочет делиться.

«Мы считаем, что государство закрыто от граждан и не стремится делиться с ними значимой информацией — например, архивами Второй мировой или документами, которые затрагивают их права. Примером такого документа может быть инструкция по охране исправительных учреждений — сейчас она для служебного пользования (ДСП), но при этом затрагивает права членов Общественных наблюдательных комиссий, которые приходят в места лишения свободы, чтобы проследить за соблюдением прав заключенных. Примеров много. Государство скрывает эту информацию и не хочет ей делиться», — рассказывает АСИ Катя Аренина, пресс-секретарь «Команды 29».

Команда проекта уверена: такая информация должна быть доступна людям, и старается своей деятельностью приближать эту ситуацию, распространяя идею того, что открытая информация о деятельности государства важна и касается каждого гражданина.

Закрытость государства — это не только про информацию, которая считается гостайной, отмечает Аренина. Часто люди не получают достаточно информации от государственных органов о том, что их касается напрямую.

«Частая история — отчеты, которые некоммерческие организации присылают в Минюст. Они должны публиковаться в открытом доступе, но, если НКО присылает отчет в печатном виде, его можно не публиковать. Разные фонды, связанные с Дмитрием Медведевым, делают именно так, и отчетность по ним найти невозможно», — говорит пресс-секретарь.

В целом в России достаточно либеральное законодательство в сфере доступа к информации (оно появлялось в 2008-2012 годах), говорит Аренина. Согласно нему, госорганы должны многое публиковать на своих сайтах в открытом доступе и предоставлять информацию по запросу граждан. Но на практике это плохо работает: никто не знает, что и как публиковать, а на запросы чаще всего присылают отписки. Здесь не только вопрос законодательства, но и его исполнения.

«Это может быть лень конкретного исполнителя на месте или отсутствие реальных инструментов наказания за такое. Если чиновник не ответит на запрос, вы можете обжаловать это в прокуратуру, и на этом, как правило, все и закончится», — комментирует Аренина.

Но есть и хорошие новости: существует много открытых сервисов, где можно получить информацию. «В Росреестре хранится информация о недвижимости, но им сложно пользоваться, сайт постоянно зависает. Есть ЕГРЮЛ (Единый государственный реестр юридических лиц), ЕГРИП (Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей) — там можно получить информацию о компаниях и индивидуальных предпринимателях. Есть статистика судебного департамента при Верховном суде, где можно найти полезные цифры, есть Росстат. Некоторые сервисы работают, некоторые — почти нет», — отмечает эксперт. Чтобы получать информацию было проще, «Команда 29» создала «РосОтвет» — некоммерческий сервис для отправки вопросов органам власти.

Уметь защищать личные данные

Защита личной жизни и персональных данных – еще один важный вопрос в современной России. Государство предпринимает ряд действий, которые направлены на то, чтобы больше знать о гражданах, говорит Катя Аренина из «Команды 29». Сюда можно отнести пакеты Яровой, попытки получить ключи шифрования от мессенджеров.

«Насколько вы заинтересованы в том, чтобы кто-то в любой момент — когда, например, вы по какому-то поводу заинтересуете государство — мог открыть и прочитать все, что вы писали? Если вас это не устраивает, можно попытаться хотя бы технически защитить информацию о себе», — говорит Аренина.

Есть кейсы, когда в материалах дела оказывается информация, которую предоставляла администрация «ВКонтакте», рассказывают правозащитники «Команды 29». Бывали случаи, когда в материалах дела оказывалась информацию от «Яндекса» — он предоставлял ее по решению суда. Человека об этом не уведомляют. «Команда 29» рассказывает, как защитить аккаунты в соцсетях, и делится приемами защиты от прослушки и взлома.

«Часто наши адвокаты работают над делами, связанными с гостайной. В таком случае они часто ограничены в возможности открыто говорить о ходе дела и, следовательно, сложно заявлять о нарушениях прав человека — это может ударить по тебе самому», — отмечает Аренина.

В «Команде 29» уверены: нужно знать свои права, понимать, как работают правоохранительные органы и на что они имеют право, иметь контакты адвокатов и правозащитных организаций».

Поддержать работу проекта «Команда 29» можно здесь.

Добиваться системных изменений

Правозащитный фонд «Общественный вердикт» оказывает правовую и информационную поддержку гражданам и организациям в сфере восстановления нарушенных правоохранительными органами прав и содействует правоохранительным органам в предупреждении и пресечении нарушений прав и свобод человека.

«С одной стороны, мы стараемся поддерживать в повестке общественного внимания разговоры том, что незаконное насилие со стороны людей, наделенных властью, неприемлемо в нашей стране, с другой — через эту информацию хотим вселить в людей надежду, что все-таки в России возможно правовыми механизмами добиваться справедливости, восстановления нарушенных прав», — рассказывает Агентству социальной информации Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт».

Цель фонда — сформировать в России атмосферу нетерпимости к практике нарушения прав человека правоохранительными органами и создать эффективную систему гражданского контроля за их деятельностью.

«В последние годы совершенно очевидно усилился и активизировался в разных своих проявлениях гражданский контроль за нарушениями в правоохранительной системе. Это происходит в том числе благодаря развитию интернета и технологий», — говорит Таубина.

Директор фонда приводит в пример опубликованное в прошлом году видео пыток в ярославской колонии. Фонд в течение года добивался возбуждения уголовного дела, но после публикации видео (оно получило огромный резонанс) уже практически на следующий день уголовное дело было наконец возбуждено, рассказывает Таубина.

Благодаря общественному резонансу, скандалу, запросу со стороны общества власть отреагировала, уверена директор. По ее словам, в Ярославле не только возбудили уголовное дело, там произошло признание проблемы со стороны руководства в том числе и пенитенциарной системы. По словам Таубиной, это один из примеров эффективного гражданского контроля.

Вообще же с расследованием преступлений, связанных с незаконным насилием со стороны сотрудников правоохранительной системы, возникают большие сложности, говорит Таубина. Основная проблема, по ее словам, — добиться возбуждения уголовного дела в отношении того или иного сотрудника правоохранительной системы за незаконное применение насилия: пытки или жестокое обращение.

«Последние полгода опять активизировалось обсуждение необходимости криминализации в статьи УК РФ о пытках, идут обсуждения организации более эффективной системы видеонаблюдения в местах лишения свободы. Разрыв монополии ФСИН — одно из требований, которое выдвигает инициированная нами коалиция #БезПыток. Сегодня доказательства вины сотрудников правоохранительной системы (те же самые видеозаписи, например) находятся практически в монополии той же самой системы. Эта монополия должна быть разрушена», — уверена Таубина.

По ее словам, расследования в нашей стране пока в целом неэффективны, хотя есть случаи, когда они проходят эффективно. Это является для правозащитников подтверждением, что Следственный комитет может работать: есть все необходимые ресурсы и достаточная законодательная база, чтобы расследовать такие дела.

«Если бы это происходило по всем делам, уровень незаконного насилия со стороны правоохранительных органов, с моей точки зрения, снизился», — отмечает директор фонда.

Сделать гражданский контроль эффективным

Сегодня органы власти и правоохранительной системы, в частности, уже не в состоянии оказываться закрытыми в силу того, что граждане стали более активными, — уверена Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт».

Последние годы появилась тенденция к появлению локальных гражданских инициатив, общественных объединений на местах, отмечает Таубина. Часто, по ее словам, людям удается добиваться поставленных тех целей. «Из последних примеров – храм в Екатеринбурге и то, что происходит сейчас в Шиесе. Потихоньку, но люди добиваются своих целей. Это позитивная динамика», — говорит правозащитница.

Однако гражданский контроль, который сейчас существует в России, особенно в его институциональной части, находится в довольно критическом состоянии, отмечает директор.

«Мало где в регионах в общественных наблюдательных комиссиях (ОНК) работают действительно независимые наблюдатели с правозащитным опытом. Я сторонник мнения, что в авторитарном режиме (а мы живем, к сожалению, в таком) институционализация гражданского контроля, каким бы хорошо написанным ни был закон, всегда будет приводить к тому, что власть подстроится под этот закон и постарается превратить эффективный механизм в имитацию», — говорит Таубина.

По ее словам, сейчас власть, с одной стороны, стремится убрать из ОНК действительно независимых наблюдателей с правозащитным опытом, с другой — пытается «закрыть» другие механизмы гражданского контроля, которые не являются частью этого закона. Если эту ситуацию изменить и добиться того, чтобы гражданский контроль стал действительно эффективным механизмом, повсеместно применяемым для контроля за правоохранительной системой, это тоже будет работать на снижение уровня насилия, уверена эксперт.

Поддержать работу фонда «Общественный вердикт» можно здесь.

Фонд «Общественный вердикт» создан в феврале 2004 года, среди учредителей фонда Московская Хельсинкская Группа. «Общественный вердикт» оказывает правовую и информационную поддержку гражданам и организациям, чьи права нарушены правоохранительными органами.

Защищать свои права даже после ареста

Независимый проект благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» собирает средства и помогает тем, кто пострадал от российского правосудия: политическим заключенным, жертвам заказных дел и тем, кто оступился, но желает исправиться. «Русь сидящая» защищает людей в судах, помогает им писать жалобы, учит правильно разговаривать с сотрудниками правоохранительных органов и делать передачи в СИЗО и колонии.

«Мы верим, что мир вокруг станет лучше и безопаснее для всех, если из тюрем будут выходить не озлобленные, нищие и бездомные люди, прошедшие через многолетние унижения и не имеющие социальных связей, а действительно исправившиеся, получившие образование и новую специальность, готовые работать и не разучившиеся любить и сострадать», — уверены в фонде.

Главный офис организации находится в Москве, также есть офисы в Новосибирске, Ярославле и Санкт-Петербурге. Поддержать работу организации можно здесь.

Источник: АСИ, 28.06.2019


Нателла Болтянская

Альберт Сперанский

МХГ в социальных сетях

  •  
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Потребуйте освобождения Анастасии Шевченко из-под домашнего ареста
Верните россиян домой! Обмен пленными Россия-Украина

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.