Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Свободу слова, совести и собраний в России оценили невысоко



Московская Хельсинкская Группа выступила с традиционным докладом о нарушениях прав человека в России.

Московская Хельсинкская Группа (МХГ) подготовила доклад о нарушении прав граждан страны в 2018 году. По утверждению правозащитников, власти продолжают наступление на свободу слова, совести и собраний, придумывая новые механизмы давления на оппозицию. Поставлена под сомнение также допустимость расширенной трактовки законов, с помощью которой человека можно наказать буквально за любое проявление протестной активности.

Ситуация с правами человека доведена до крайней степени жесткости, отмечается в докладе МХГ. Например, распространение любой информации должно быть предметом саморегулирования, а не тотального контроля властей, о чем говорится и в Европейской конвенции прав и свобод человека. Там указано, что люди должны иметь возможность «распространять и получать информацию независимо от государственных границ». Понятно, что в МХГ имеют в виду только что принятый закон о регулировании Рунета.

Также правозащитники ожидаемо раскритиковали антиэкстремистское законодательство, подчеркнув, что в соответствующих уголовных делах часто встречаются нарушения фундаментальных прав граждан. Доказательная база их вины у следствия слабая, приговоры выносятся на основе формальных экспертных заключений, которым судьи отказываются давать правовую оценку. Список экстремистских материалов придуман «исключительно для точечных расправ с неугодными», заявили в МХГ.

Говорится в докладе и о продолжающемся наступлении на свободу собраний. Количество арестов активистов остается высоким, как и число административных дел по статье о нарушениях на митингах. В последнее время, отмечается в документе, полиция стала активнее использовать практику превентивных задержаний накануне крупных протестов. Используются обвинения в «повторном» нарушении на давно прошедших акциях либо, напротив, подозрения в организации публичных мероприятий без согласования, хотя имеется в виду исключительно распространение информационных сообщений. Тем самым, считают в МХГ, «речь идет о различных попытках разрушать инфраструктуру для распространения такой информации».

В докладе особо упомянуты действия административных и судебных органов, которые занимаются вольным толкованием имеющихся в законе ограничений. Например, де-юре правоохранители действительно могут предупредить организаторов акции о противоправном содержании наглядной агитации. Но на практике это оборачивается строгой ревизией плакатов, лозунгов, «кричалок» и даже выступлений с точки зрения соответствия заранее обозначенной тематике митинга. В качестве примера приведено решение суда, который оштрафовал на 10 тыс. руб. участницу манифестации за свободу Интернета, которая накинула на плечи флаг ЛГБТ-сообщества.

Законодательство в сфере свободы совести в МХГ обозначили как неадекватное и противоречащее и Конституции РФ, и международно-правовым стандартам. «В последние годы репрессивный потенциал норм был существенно усилен многочисленными поправками, среди которых следует выделить те, которые основаны на юридически не определенных понятиях «экстремизм», «традиционные религии», «миссионерская деятельность», – говорится в документе. Усилились и судебные преследования за «оскорбление чувств верующих» и «осквернение предметов религиозного почитания», поясняется в докладе.

Там отмечено, что определение принципа светскости российского государства отсутствует в законодательстве, что «значительно снижает эффективность конституционно-правовых норм». Подвергнуто критике Минобразования, которое «под давлением клерикального лобби» и вовсе игнорирует этот принцип, внедряя в школах конфессионально ориентированные дисциплины. Родители уже оспаривают это в судах, называя такие уроки «навязыванием религиозной идеологии» и «манипуляцией детским сознанием». Недопустимыми правозащитники считают и ситуации, когда в силовых ведомствах появляются определенные культовые сооружения и совершаются определенные религиозные церемонии. Понятно, что прежде всего в МХГ имеют в виду деятельность Русской православной церкви.

В 2018 году продолжилось давление и на некоммерческие организации (НКО), но уже в новых формах. К примеру, усложнились правила их отчетности и требования по проверке всех жертвователей, хотя на практике это просто нереально. Отмечен рост числа уголовных и административных дел, заведенных в отношении руководителей НКО, хотя угрозы и нападения на них самих, по сути, не расследуются. «Если в применении закона о так называемых иностранных агентах наблюдается затишье, то закон о «нежелательных организациях», наоборот, активизирован», – подчеркивается в докладе МХГ. Главным объектом нападок является движение «Открытая Россия». 

Автор: Екатерина Трифонова

Источник: Независимая газета, 12.05.2019


Дмитрий Быков

МХГ в социальных сетях

  •  
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета
Защитить свободу слова и СМИ! Прекратить преследование Светланы Прокопьевой
Потребуйте освобождения Анастасии Шевченко из-под домашнего ареста
Верните россиян домой! Обмен пленными Россия-Украина
Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!
Прекратить дело "Нового величия"!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.