НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Альберт Сперанский. Как я был «иностранным агентом»

Ядерным зарядом повышенной мощности в Госдуме стал депутат Александр Сидякин.

Сочинил скандальный закон о митингах, понесло его дальше, появился опус о «иностранных агентах. Этому депутату, наверное, по ночам снятся враги. Тянуться к нему руки, вот - вот схватят. Спасаясь от этого ужаса, он, наверное, стал менять покровителей и вид на жительство. Биография у героя политической светской хроники презанятная.

Ещё недавно он обитал в Башкирии, был руководителем местного отделения партии пенсионеров, потом стал членом «Справедливой России». Популярно объяснял людям, что партии власти капец, она теряет популярность среди населения. Для разнообразия, организовал пикеты против проституции, в одном из таких пикетов стояла десятилетняя девочка с плакатом « Уберем проституток с улиц Уфы». Кого именно убрать, ребенок точно не знал, но поразил всех своей бескомпромиссностью. Автора этого шоу Сидякина после этого пригласили в Москву, он стал секретарем ФНПР. На многих предприятиях, где обитают эти традиционные профсоюзы, работники работают за копейки и те месяцами задерживают. Вот бы специалисту по пикетам Сидякину постоять за них, тем более он руководил департаментом коллективных действий. Нет, он решил, что все у нас хорошо, осталось только бороться за стабильность. Вступает в путинский народный фронт, избирается по списку «Единой России» депутатом Госдумы уже от Татарстана. Становится заместителем председателя жилищного комитета. И тут прорезался у него талант, начинает сочинять законы, но не об улучшение коммунального хозяйства страны, за которое он теперь в ответе, а объявил священную войну митингующим, протестующим, в том числе и девочке, которая держала плакат, против проституток. Предлагает подсадить их за малейшее нарушение на космические штрафы, чтобы расплачивались всю жизнь. Второй закон тоже оказался не о коммунальном хозяйстве, а об организациях, которые подкармливаются от заграничных фондов, значит, работает на развал России. Назвал их «иностранными агентами».

Хочу повиниться перед депутатом Александром Сидякиным, я был «иностранным агентом», хочу рассказать ему, какой подрывной деятельностью занимался. Мне в конце девяностых предложили принять на себя руководство общественной приемной Московской Хельсинкской группы.

Сидякин юрист и, очевидно, знает, в каком беспросветном положении оказалось наше население, почему оно раз за разом протестует. Люди не могут защитить себя от различных мошенников, а в основном от равнодушия чиновников, людям не знакома судебная казуистика. Нужно идти в суд, правильно написать исковое заявление, жалобу, самостоятельно это не получается. На адвокатские услуги малообеспеченным слоям населения рассчитывать не приходится. За час работы адвокаты берут столько, сколько обыкновенный человек зарабатывает за месяц. Только примерно 7 процентов, то есть самая богатая часть населения, способна оплачивать эти услуги. Остальное население брошено на произвол судьбы. Один выход, строчить жалобы в Кремль, может быть, там услышат. Люди через головы чиновников, как «малявы» из тюремной камеры, посылают жалобы президенту, жалуются в основном на самоуправство местной власти.

Помню одно из таких посланий из поселка Северомуйска, республики Бурятии, копия которого прошла через мои руки. « В центральной котельной нашего населенного пункта, нет даже угля. По этой причине в дома и социальные объекты не подается тепло, хотя в горах уже выпал снег». Представьте, что жители какого-то поселка на Аляске пишут своему президенту письмо: «Дорогой Обама, у нас не работает котельная». Такое для США представить невозможно, а наши граждане пишут с последней надеждой, пишут главе государства. Сам он эти письма не читает, физически не в состоянии. Для этих целей при администрации создана читальня. Жалобы бегло просматривают чиновники и, можно сказать, сбрасывают в канализацию, отправляют их тем, кто виноват в нарушениях. Вряд ли провинившийся чиновник будет сам себя наказывать, что-нибудь исправлять в своей деятельности. Так что письма в Кремль, редко приносят положительный результат.

На конкурсной основе для работы нашей приемной был выделен грант фонда Форда. Работу я начал с того, что стал приглашать работать в приемной студентов старших курсов юридических факультетов. На деньги фонда мы закупили оргтехнику, оплачивали аренду подвала, которую выбили для приемной, и даже вели борьбу с крысами, которые наотрез отказались отдавать нам подвал. Нам помогли сделать ремонт, раздобыли кое-какую мебель. Студентов становилось все больше. Те, кто пришел первый, приводили друзей – однокурсников. Мы стали делать даже отбор, каждому новичку назначать испытательный срок. Работали ребята бесплатно, но зато получали хорошую адвокатскую практику. Мы создали самоуправляемую молодежную республику, нравственными принципами которой было уважение к человеку, к его правам. Для многих наших клиентов приемная оказалась вторым домом, они заглядывали иногда просто так, чтобы посидеть рядом, успокоиться от всех жизненных передряг. Окрестные бабушки приносили нам домашние пироги, салаты, угощали нас, они видели, что мы занимались богоугодным делом. Наши студенты заканчивали институты, устраивались на работу, но не покидали нашу молодежную республику. В последнее время в качестве волонтеров работало уже 11 молодых дипломированных юристов. В свободное от работы времени, в выходные, они приходили в наш подвал, который стал для них родным, брали шефство над младшими, консультировали их.

За год приемная принимала около 4 тысяч человек, примерно столько было и писем. За помощью к нам ехали со всей России. В большинстве своем сотрудники приемной завершали дела в пользу наших клиентов. Вот один из таких случаев, пожилую женщину мошенники умудрились выгнать из собственной квартиры. Над ней долго издевались, избивали, заставляли подписывать различные документы. Два года она скиталась по чужим углам, обращалась в суд, к платным адвокатам, но те, видя тощий кошелек клиентки, особенно не старались и дело проигрывали. Совершенно разуверившись в существовании справедливости, бездомная обратилась в нашу приемную. За дело взялись молодые юристы. Судья с упорством достойным другого применения, пыталась не допустить наших сотрудников к судебному разбирательству, но они, хорошо зная процессуальные нормы, поставили судью на место и выиграли дело. Когда зачитывалось решение суда, до сознания женщины стало доходить, что после длительной волокиты, дело разрешилось в её пользу. Нервы у неё не выдержали, она упала в обморок, её долго приводили в сознание. Придя в себя, она прямо в центре зала опустилась на колени перед нашими девушками. Эта благодарность была дороже всяких гонораров.

Потоком шли к нам посетители. Принося с собой килограммы бесполезной переписки. Дела были запущенные, простых решений не существовало. Человек появлялся у нас раз, два. Ходил месяц, год. Ему составляли иски, жалобы, ходатайства, предоставлялась бесплатная защита в суде. У посетителей не всегда был джентльменский вид, не отличались люди хорошими манерами. Были и бомжи и психически ненормальные. Большинство посетителей приходило к нам в возбужденном состоянии, но это ведь наши граждане, измученный наш народ, приходилось его слушать, набираться терпения, гасить страсти, отпаивать чаем.

В процессе работы приемной приходилось сотрудничать не только с судами, прокуратурой, мы стучались в двери исполнительной власти, различных министерств, обращались к депутатам и так далее. Разве мог человек самостоятельно, без нашей помощи, пройти все эти дороги.

Из текстильного городка Владимирской области приехала девушка. Фабрика взяла целую группу детдомовцев для обучения в своем ПТУ, поселили их в общежитие, а потом фабрика обанкротилась. Девушка стала искать работу на стороне, и её выбросили на улицу, как не работавшую на предприятие. Мы написали обстоятельное письмо мэру этого городка и предупредили, что дело с детдомовцами взяли под свой контроль, по закону им положена жилплощадь, и мы через официальные организации будем добиваться благополучного разрешения вопроса. После этого письма пострадавшую сразу поставили на «сверхгорячую» очередь на квартиру, а пока ей предоставили временное жилье. А ведь ещё вчера в этой мэрии девушки отказали наотрез.

Под Москвой стали выживать из домов военного городка «неполноценные» семьи. Муж, военнослужащий ушел из дома. А его бывшую жену, и детей выселяют со служебной площади. Отключали свет, тепло. И все это происходило зимой. Наше обращение к командованию округа сыграло свою роль. Приехал представитель части, стал оправдываться. В результате оставили в покое нестроевые семьи. Сохранили за ними жилье.

Можно до бесконечности рассказывать о проблемах наших клиентов. Они несли к нам свое горе. Откуда они о нас узнавали? Мы ввели процедуру знакомства, обязательное заполнение посетителями анкет. В одном из пунктов анкеты говорилось: «Откуда вы получили информацию о нашей приемной?» Многие узнали о нас из газет, радио, телевиденья, различных справочников, но самое главное это народная молва. Узнал от сотрудника, от знакомых, в очереди в больнице, в Генеральной прокуратуре, в Верховном Суде, даже была такая запись, подсказали адрес в церкви. Многим посетителям мы помогли, они посылали к нам друзей, знакомых.

В рамках приемной мы создали свой аналитический и редакционный отделы. На основании конкретных фактов стали вести мониторинг российского законодательства, находили его болевые точки, вступали по этому поводу в контакты с депутатами Госдумы, а через средства массовой информации вели просветительную работу. Кроме приема граждан, каждый молодой юрист имел в приемной какие-то дополнительные нагрузки и обязательно должен по правовым вопросам выступать в газетах. Развивать свое мышление. Помогая посетителями, наши ребята одновременно становились и психологами, и политиками.

Приходили к нам люди, обозленные на власть, на установившиеся порядки, разуверившиеся во всем. Приходилось говорить с ними не только о законах. Подсказывать, как ориентироваться в нынешней жизни, выстраивать для них примерную линию поведения, вселять в каждого капельку надежды, немного оптимизма. Как хотелось, чтобы к строительству новой страны подключались не только деньги, гонорары, а душа, вот такая человеческая взаимопомощь. Самое страшное, что наши реформы сушат души, уничтожают человеческое тепло. Для молодых юристов, очень важно породниться с этими незащищенными от произвола властей, от криминала людьми. Постараться увидеть мир с их жизненной кочки. Только так можно узнать тайны настоящего, а не придуманного политиками народа.

В государстве Шри-Ланка студентов юридических факультетов отправляют на каникулы в отдаленные деревни, где царствует нищета. Пока студенты не разделят хлеб с этими людьми, их не допускают до защиты дипломов. Наших студентов выпускают барчуками, которые не знают, как живут люди в провинции, за порогом их дома.

К сожалению, защиту обездоленного человека, такие люди, как депутат Сидякин, считают, очевидно, антигосударственной деятельностью, спасаясь от «оранжевых» революций они ещё в начале нулевых сделали невозможным сотрудничество со многими зарубежными благотворительными фондами. Наши олигархи к такой благотворительности не готовы, они скорее приобретут за рубежом футбольную команду или очередную яхту. Закончилось время и нашего гранта. Не стало возможным оплачивать аренду подвала, телефона, покупать канцтовары и прочее. Прихлопнули нашу общественную приемную, покончили с молодежной республикой. До сих пор клиенты находят меня по телефону. Не верят, что приемной больше не существует.

Как мы тогда подсчитали, 60 процентов претензий у наших посетителей были к чиновникам, к власти, а это ведь в основном стройные цепочки «Единой России», значит это политика. Разве позволят эти деятели выступать против себя. Вот и появляется закон, ущемляющий права тех, кто пытается помочь нашим людям, защитить слабых, придумывают для них шпионскую кличку «иностранных агентов». Полностью не запрещают, разрешают работать, но как условно-досрочно освобожденному зэку, с обязанностью почти каждый день отмечаться в соответствующих органах.

Недавно Фонд общественного мнения (ФОМ) провел опрос и выяснил, что 64 процентов населения считает, что деятельность Госдумы не соответствует интересам жителей страны, а ведь все антинародные законы принимаются единогласно партией власти.

В США и в Европе, тоже проходят митинги. Я видел такую акцию в Хельсинки. Были плакаты, транспаранты. На некоторых было написано: «Долой правительство Робин Гудов». Митинговали богатые люди, которые протестовали против больших для них налогов. Наш народ пытается хоть немного уменьшить разницу в доходах между богатыми и бедными, которая оказалась неприлично большая. Об этом говорят на каждом углу, в том числе и на митингах. Власть отговаривается, говорит, что не знает, как эту пропасть сократить. Уйдут, мол, ловкачи в тень и прочее. Если уже перенимать иностранный опыт, то делать это нужно во всем, взяли бы пример с Финляндии. Здесь богатых научили делиться.

Все сильнее нарастает конфликт интересов между властной верхушкой и населением страны. Чиновники вместе со своими депутатами стараются быстрей уйти в глухую оборону, вот и обсуждаются законы чрезвычайного положения. После голосования по митингам и «иностранным агентам», стали говорить о клевете. Можно сказать, это будет запрет вообще на критику. Все знают, против кого будет работать этот закон. Вспомните, как судился Лужков за свое «доброе» имя. Все иски выигрывал. Судьи у нас из одной тарелки с чиновниками щи хлебают, поэтому и защищают своих сотрапезников от простого народа. Теперь власть хочет вмешаться в социальную сеть, разрушить её, чтобы люди полностью потеряли информационные каналы, не знали, что делается вокруг. Осталось теперь только написать последний закон, о введении в стране крепостного права.

17.07.2012

Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования