НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Альберт Сперанский. Фейерверк в зоне

В декабре месяце в Пензе прошел странный 3-й региональный конгресс неправительственных организаций Европы, который многие называют бутафорским. Организаторами со стороны России стал Совет Федерации и администрация губернатора Пензенской области. Само сочетание: неправительственные организации и под эгидой правительства – режет слух. Идя на поводу у таких партнеров, Совет Европы девальвировал саму цель и идею конгресса. Из наших общественных организаций на конгрессе в большинстве своем оказались представители тех, кого власть успела приручить, которые кормятся с рук чиновников. Московская Хельсинкская группа и многие другие уважающие себя правозащитники отказались участвовать в этом спектакле. Предыдущие форумы проходили в столицах, Киеве и Варшаве, а в России задвинули его проведение в провинцию, как бы желая показать, на каких задворках у нас оказались права человека.

Выстраивать потемкинские деревни, проводить различные международные конгрессы почти за колючей проволокой – это нанотехнологии нашей суверенной демократии. Фестиваль свободы и демократии, а участникам форума не дали возможности походить по городу, пообщаться с местными жителями. Много было сделано, чтобы свести к минимуму внеурочное общение между различными делегациями. Они были расселены по разным гостиницам, каждая группа доставлялась на встречи исключительно на своем автобусе, попытки прокатиться с друзьями-соседями пресекались людьми в штатском, хотя часто все ехали в одну сторону. Участников считали по головам, проводили фейс-контроль, шаг влево, шаг вправо считалось побегом, порядки, как в поселении для исполнения наказания.

Как говорят сами представители НПО, на непосредственное обсуждение вопросов, поставленных Конгрессом: роль НПО в законотворческом процессе, межкультурный диалог и взаимодействие со СМИ – за три полных рабочих дня было уделено всего около 4-х часов. Конгресс прошел в экскурсиях, застольях, танцах, небо было разукрашено фейерверками.

Хозяин, принимающий гостей, губернатор Пензенской области Василий Бочкарев, оказался большим специалистом по демократическим процессам. В своем выступлении он определил основную проблему гражданского общества России – пьянство. По его мнению, стержнем гражданского общества должны стать женсоветы, которые борются с этим злом. Ещё до открытия конгресса губернатор нашел новое место и для профсоюзов. Занимаются они, как бы, не своим делом, просто борются за права работника. А тут область, в лице губернатора, решила поднять за следующий год производительность труда в полтора раза. Вот и должны профсоюзы ради этой высокой цели поменять свою специализацию, переключиться на обучение персонала, переподготовку кадров на предприятиях.

Основной организатор конгресса и сопредседатель на заседаниях вместе с Аннелиз Ошгер, президентом конференции международных неправительственных организаций при Совете Европе, сенатор Борис Шпигель сказал: «Истинной ценностью гражданского общества должен быть человек, которому должны всемирно помогать и НПО, и государство, обоюдно создавая для людей условия достойной жизни». Красивые слова, много их брошено с высоких трибун за последнее время. Главное – человек, все для человека, а он бедный так и остается сиротой в нашем государстве.

Пыталась прорваться на конгресс инвалид Татьяна Шистерова. Хотела рассказать гостям, как обстоят дела с правами человека в городе, области. Не удалось ей совершить этот подвиг, её оттолкнули от двери дюжие парни. В семье этой женщины два инвалида, она сама и сын. Он ушел в армию здоровым, долго от него не было вестей. Татьяна Борисовна во все колокола звонила, подала в розыск. Вскоре привезли сына покалеченного, сопровождающий офицер сдал его под расписку матери. Оказывается, сын семь месяцев лечился в госпитале, а до этого был избит сослуживцами – как говорят, дедовщина. После этого ему пришлось удалить почку. Ответственность за покалеченного парня командование на себя не взяло.

Кажется, при чем здесь армия и гражданский тыл в лице Пензенской области? Ещё в 1993 муж и жена Шистеровы по объявлению в газете пришли в местную воинскую часть, там требовались специалисты для строительства жилых домов в военном городке. Заманивали квартирами, обещали предоставить их через три года, пока же поселили в казарме, которую перестроили под общежитие. Квартир строители от военного МММ так и не получили, думали, что будут куковать в общежитии до конца дней своих, но и этого не получилось. В прошлом году семью Шистеровых и ещё одного инвалида, заслуженного строителя России, пенсионерку Лидию Кудрявцеву по решению суда выбросили из общежития на улицу. Им, правда, предложили жилье в дальнем районе, в Сердобске. Шистеровым – двухкомнатную квартиру в аварийном доме, где стены обваливаются, а Кудрявцевой – конуру, которая вообще не имела крыши. От таких благ они естественно отказались. Как поступили с бывшим солдатом, ставшим инвалидом казарменной войны, циничнее эпизода не придумаешь. Могли хотя бы откупиться за потерянное здоровье парня квартирой, но их раздали родственникам и знакомым командира, а калеку выбросили на улицу. У Татьяны Шистеровой сейчас двадцать папок обращений во все органы нашей власти. Последним стало обращение в Европейский суд. Писала она и губернатору, но так как она не является членом женсовета, который борется с пьянством, тот, очевидно, не обратил на это заявление внимание. Сейчас семья Шистеровых живет в домике, где посредине комнаты подпорками под потолок, чтобы он не упал на головы, поставлены три бревна.

Заслуженный строитель России, Лидия Кудрявцева, вообще скитается по подругам, переночует в одном месте, идет дальше. Страшная судьба на старости лет, бездомная собака. В отчаянье Кудрявцева написали письмо начальнику УВД Пензенской области генералу Гулякову. Она просит посадить её в тюрьму, по её мнению, это единственная для неё возможность иметь крышу над головой. «У Вас много нераскрытых преступлений. Повести одно из них на меня». Ответа пока нет.

Не только Кудрявцева просится в тюрьму на постой. В отделение милиции пришел парень, протянул дежурному кошелек, мобильник: «Гражданин начальник, посадите меня в тюрьму, я украл эти вещи у женщины на улице, сутки ничего не ел, идти мне некуда». Потом пришла с заявлением и потерпевшая.

До семилетнего возраста у этого добровольца, Сергея Птицына, была нормальная жизнь, а потом сгорел их дом, погибла мать. Отец переехал в Пензу, к родителям. Он так и не сумел после семейной трагедии выйти из шока, запил, а бабушка решила избавиться от лишнего рта, отдала внука в детский дом. Гибель матери, потом предательство отца, бабушки озлобило ребенка. В детском доме ему поставили диагноз «трудновоспитуемый», такие здесь сразу становятся изгоями. Сергей сбежал из этого монастыря, сбежал от унижений и одиночества, пошел искать свое счастье на свободе. По дороге захотелось есть, своровал еду в магазине. Поймали, передали в спецприемник. Потом опять детский дом. Окончил его, идти некуда. Бабушка с дедом умерли, отец продал квартиру, исчез. Попробовал устроиться на работу грузчиком, сказали, чтобы пришел через месяц, а нужно где-то жить, что-то есть. Посоветовали пойти в ночлежку, там встретили его неземные существа – бомжи, не смог он жить среди этих призраков. Пришлось ночевать на вокзале, в подъездах. На работу бездомного не брали, от нужды попытался промышлять воровством, плохо получалось, вырвал у женщины сумку, сел в тюрьму. И началось. Только выйдет, специально подставляется – и опять в родной дом, за решетку. Да разве только у Сережи Птицына оказалась такая горькая судьба, многие детдомовцы оказываются в подобном положение.

Организатор и ведущий на конгрессе Борис Шпигель задал всем философский вопрос: «Что мы хотим строить? Что-то маленькое и злое или большое и хорошее?» В «большом и хорошем» семье Шистеровых, Лидии Кудрявцевой и Сергею Птицыну место пока не нашлось. Они и есть, наверное, то «маленькое и злое», их даже иностранцам побоялись показать. Кто протянет этим несчастным руку помощи? Уж точно, не представители российских НПО, выставленных для показа на конгрессе, на такие гражданские подвиги они не способны. Они лояльны власти, их общественная деятельность, скорее всего, как кандидатский стаж для будущего чиновника, гарантия для продвижения на государственной службе.

На конгресс в Пензе не пустили главного правозащитника города Валерия Бычкова. Нетипичный он для нынешнего общества человек, можно сказать, пережиток прошлого, не может пройти мимо чужого горя. За эту отзывчивость жители избрали его депутатом в городскую Думу.

В послужном депутатском списке Валерия Бычкова много необычных историй. Именно к нему пришли за помощью сироты, выпускники детских домов, друзья Сергея Птицына по несчастью. Государство после выпуска из детского дома обязано предоставлять каждому жилье. Не предоставляет, скитаются ребята по чужим углам, ночлежкам. Бычков собрал ребят вместе, написали плакаты, и двинулась необычная манифестация с депутатом во главе через весь город к зданию городской Думы. Здесь и начался митинг, Бычкова поддержали и другие депутаты. Прямо на площади прошло экстренное заседание Думы, составили обращение к городской администрации. В результате в бюджет города были заложены средства для строительства 100-квартирного сиротского дома.

Бычков помогает, прежде всего, людям слабым, незащищенным. Организовал чаепитие для ветеранов войны и труда. Ветераны вдоволь повеселились, потанцевали, вспомнили свои годы. Просили собирать их чаще.

Из репрессированных в 40-50 годы, а это все люди пожилые, малоподвижные, создал Клуб взаимопомощи, оформил для них книжечки контактных телефонов и адресов. Нужна кому-нибудь помощь, сразу цепочка начинает работать, сведенья передаются от одного к другу.

Помог создать для занятия велотуризмом и атлетической гимнастикой инвалидам детства общественную организацию «Шанс». У детей с ограниченными способностями как бы началась вторая жизнь.

Чтобы грамотно помогать людям, пришлось Бычкову закончить юридический факультет, стать профессиональным юристом. Целый год он представлял интересы в судах своей избирательницы Беликовой, давно проживающей в аварийной квартире, по этому поводу прошли десятки разбирательств и все бесполезно. Бычков помог составить женщине обращение в Европейский Суд. Дело «Беликовой против России» поставили на очередь. Не доводя дело до международного скандала, администрация города предоставила Беликовой благоустроенную квартиру. Сейчас Бычков вместе со своим другом и помощником Юрием Вобликовым раскручивают дело Татьяны Шистеровой и Лидии Кудрявцевой.

Десятки дел, десятки историй. Сначала у Бычкова было помещение для приема граждан. Затем это помещение отобрали. Депутат нашел выход: в определенный день, в любую погоду стал проводить прием граждан прямо на центральной городской площади, рядом со зданием администрации области. Народу в этот приемный день набирается много.

Привыкли чиновники к разным пикетам, не слишком они их беспокоят. Разрешат выйти в поисках правды человекам двадцати, постоят те около часа в качестве памятников нашей демократии, подержат в руках отредактированные по содержанию плакаты – и протест закончен. У Бычкова сложилась большая группа поддержки, настоящий творческий коллектив. Любые протестные действия они делают запоминающимися, отличающимися одно от другого. Во времена, когда вводили монетизацию, группа Бычкова организовала ни пикет, ни митинг, а народные гуляния по поводу повышения тарифов. Люди, взявшись за руки, ходили вокруг здания администрации города и пели частушки-речевки, настоящий театр сатиры и юмора. Иронизировали, просили срочно ввести платное образование, повысить коммунальные тарифы и так далее. Достал Бычков чиновников своей импровизацией. Стали те думать, на чем его можно подловить. Взялся депутат распутывать факт нецелевых расходов, нигде не работающий парень за счет бюджета города отправлен учиться в Москву на юриста. На каком основании за этого приблудного человека должны расплачиваться налогоплательщики? Не сумел Бычков найти в своем городе ответа, отправил запросы в Генеральную прокуратуру, Министерство юстиции и Министерство внутренних дел. Влиятельное лицо, которое, очевидно, было замешано в этой истории, испугалось разоблачения и стало действовать. Депутата вызвали в суд, обвинили в превышении служебных полномочий. Судья потребовал, чтобы он отозвал все письма из Москвы и извинился перед бедным студентом. Бычков отказался извиняться – за что? Так как депутат не исполняет решение суда, завели на него новое дело, взяли подписку о невыезде.

Потом выкрали его в тяжелом для здоровья состоянии из больницы, где он проходил лечение, как бы он нарушил закон, не явился в эти дни по повестке в суд. И стали расправляться с ним судом Линча. На заседании Бычкову стало плохо. Его волоком потащили с четвертого этажа к скорой помощи, до крови разбили ноги, спину. Следующее заседание суда провели за закрытыми дверями, в исполнительной колонии. Судье пришлось признать, что для вынесения наказания не хватает доказательств. Бычкова отпустили, зато взяли под стражу его адвоката, это стало ему наградой за выигранный процесс. У него якобы несколько месяцев назад произошел конфликт с судебным приставом. Он за это должен отвечать.

Уже несколько месяцев адвокат Сергей Череповский находится под стражей, он не просто ест тюремную баланду, хорошо зная законы, грамотно выстраивает свою защиту, часто ставит в глупое положение сторону обвинения. Знать и воевать за свои права считается у нас дурным тоном, почти психическим заболеванием. На основании количества написанных Череповским жалоб и ходатайств следователь решает, что его подследственный нездоров на голову и направляет на комплексную психиатрическую экспертизу в Казань. Потом Сергея Череповского, для ещё более тщательного изучения его душевного состояния, перевозят в институт имени Сербского. Может быть, с помощью лабораторных экспериментов обнаружат в организме этого упрямого человека ген свободомыслия. Покумекают над ним, изготовят противоядие от этой заразы – вакцину. Чтобы население не бунтовало, будут в детском возрасте поголовно делать прививки. Прямо дух захватывает от такой перспективы.

В Пензе проверили заодно на психическую состоятельность еще одного пациента, редактора оппозиционной газеты «Любимая газета» Олега Кочкина. Он арестован, якобы за шантаж губернатора. Следователь, который вел это дело, сомневался, что Кочкин, редактируя газету, которая осмеливается критиковать местную власть, вряд ли может оставаться адекватным, поэтому назначил для него тоже психиатрическую экспертизу.

Уполномоченный по правам человека в Пензенской области Светлана Панишина призналась местной газете «Молодой ленинец»:

– Мы часто сталкиваемся с анонимными обращениями граждан, люди у нас настолько запуганны, страшатся вслух сказать о том, что их права нарушены.

Что к этому добавить? Это естественная реакция населения на те методы борьбы, которую ведет власть с инакомыслием. В этом откровение и ответ генерал-губернатору Бочкареву. Многие пьют в России от безысходности, от бесправия, никому не хочется быть бессловесной скотиной.

В таком заповеднике и проводили у нас международный конгресс на гуманитарную тему. Может быть, и нет в нашем отечестве для подобного мероприятия пока места лучше Пензы, в других городах, очевидно, ещё хуже.

Стабильности в нашем обществе пытаются добиться не диалогом с народом, желанием устранить повсеместные нарушения законов, а насаждением страха. Самое главное, в напряженную минуту правильно расставить заслоны из ОМОНА. Ребятам, похожим на роботов, выдали добротные дубинки. Учат ими пользоваться. Недавно они тренировались на живых манекенах во Владивостоке. Власть пугает, потому что сама боится, доводит ситуацию часто до абсурда – в Краснодаре в конце года против десяти митингующих выставили заградительный отряд, около ста милиционеров.

Направляют за счет государства в горячие точки не только специально обученных милиционеров, подвозят на автобусах из разных мест на митинги, с лозунгами в поддержку правительства, с оплатой командировочных, представителей молодежных движений: «Наших», «Местных» и прочих гвардейцев, эти отряды являются сфальсифицированными голосами от народа.

Тем временем, правозащитники Пензы продолжают борьбу. Каждую пятницу, перед пленарным заседанием в городской Думе, активисты стали встречать депутатов у парадного подъезда, передавать им пожелания избирателей. Это и есть настоящее, а не выдуманное, гражданское общество. Протестантов разгоняют в одном месте, они проводят мобилизацию сил, выходят на новые рубежи. Они не требуют ничего необычного, хотят заставить власть жить по законам, которые она сама принимает. Вместо того чтобы нарушение законов чиновниками считать преступлениями, недовольных преследуют, как экстремистов, такие извращенные понятия введены в последнее время в нашу жизнь, в нашу политику.

Альберт Сперанский, председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы»

Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования