НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

А. Сперанский. Зурабововские народные целители

Много сочиняют у нас хвалебных гимнов произошедшим переменам в стране, подарившим, якобы бы, свободу человеку. Остается только выяснить, какая свобода и кому она досталась. Об эффективности реформ и всей нашей перестройки можно судить всего по одному показателю продолжительности жизни людей. За последние годы она сократилась почти на десять лет, от хорошей жизни так рано не умирают. Мужчинам впору назначать пенсию в пятьдесят лет, многие так и не успевают уйти на заслуженный отдых, прямо от станка их уносят на кладбище.

За время реформ успели накормить чиновников, наплодили миллиардеров, деньги для них находятся, зато катастрофически не хватает средств на профилактику здоровья, на медицину. В 2007 году на медицину вместе со спортом выделено 3,8 % от ВВП, в ближайшие три года ситуация будет не улучшаться, а ухудшаться: в бюджете 2010 года запланировано на это направление всего 3,4 %. В Европейском Союзе на здравоохранение выделяется 8-9%, в США – 13%. А ведь там тоже капитализм. Да и наш ВВП на душу населения по сравнению с этими странами – жалкие крохи.

Сейчас бесплатную медицину, которая гарантируется Конституцией, у нас в чистом виде трудно найти. Коммерция и коррупция, как раковые метастазы, захватывает все. Из обыкновенной поликлиники отправляют на обследования на платной основе, за операции тоже плати свои кровные, если они, конечно, найдутся. В Норвегии, где капитализм и рыночные отношения, государство в 2001 году выкупило последнюю частную клинику. Здесь перестали доверять здоровье нации коммерсантам. На такой путь переходят многие страны. У нас же стараниями министра Зурабова все идет в обратном направлении, около медицины промышляют тысячи коммерческих посредников, каждый старается отщипнуть от бюджетного пирога свой кусок, наварить проценты. По заключению экспертов, 25,3 % выделенных бюджетных денег для здравоохранения так и не доходит до врачей и их пациентов. Как выяснил в своем опросе населения «Левада-центр», первенство по коррупции в нашей стране держит ведомство Зурабова.

Стали регламентировать количество больных, которым можно оказать помощь. Не сказали, правда, как выбирать из массы тех, кого лечить, кому умирать. Решение этого частного вопроса оставили на усмотрение местной медицины, там, видно, будут жребий бросать.

В Амурской области, в Тамбовской районной больнице по плану должны пролечить 2823 человек, а по факту получилось 6830 человек. Каким образом сократить в 2,5 раза число больных, никто не знает. Вертись, как хочешь, а медикаменты и прочее отпускаются по плану. В Фонде ОМС главных врачей разделили на две категории: «порядочные» – это те, которые придерживаются госзаказа и отказывают людям в госпитализации. И «непорядочные», те, кто отступает от плана и при необходимости кладет пациента на койку.

Один из таких сердобольных, значит «непорядочный», главный врач астраханской клинической больницы имени Кирова объявлял даже голодовку. Больные этой больницы из-за отсутствия средств несколько месяцев не получали необходимого лечения и питания. Родственники пациентов вынуждены были передавать в больницу шприцы, лекарства, постельное белье, нитки для проведения операций. Переговоры врача с городскими чиновниками ни к чему не привели.

Наше здравоохранение – это бесконечный разговор о нищете, об унижениях людей, которым государство отказывает в помощи. Чтобы было доказательней, я не просто рассуждаю, а подключаю факты, известные мне из прессы, из других достоверных источников, да и сам я являюсь пациентом этой убогой системы. Возьмем городскую больницу 13 в городе Саранске. В ней полностью сгнили окна, труха сыпется прямо на больных. На замену окон нужно 9 миллионов рублей, пока таких денег нет. Такие полуразрушенные здания хотят заполнить, согласно национальному проекту «Здравоохранение», современной техникой. Показывают по телевидению, как Дмитрий Медведев ездит по стране, перерезает красные ленточки, принимает объекты. В Самаре он вместе с Зурабовым посетил лучшую поликлинику города, везде компьютеры, разные технические навороты. Осталась за кадром маленькая деталь: пациентов из этой показательной клиники просят для улучшения обслуживания населения принести за свои деньги из ближайшего магазина канцтовары – на эти мелочи средств в учреждении не запланировано.

Только что, по вине нашей системы, а главное, по вине монетизации льгот погиб известный артист России Михаил Кононов. Его с целым букетом болезней привезли в больницу, но там нечем было лечить, нужно было покупать лекарство самому, у актера, живущего на пенсию, таких денег не оказалось. Соседи по палате стали собирать для него деньги, но не успели, актер скончался.

Всего 50 процентов наших граждан могут позволить купить себе лекарства для лечения. Для инвалидов составили пространный список льготных лекарств, но ведомство Зурабова постепенно сводит этот список на нет, заменяя дорогие лекарства на более дешевые и менее эффективные. Господин министр все время составляет проекты, прожекты, которые, в конце концов, заканчиваются общественными скандалами. Одно из последних его изобретений – выписывать больным только лекарства, имеющиеся на данный момент в ближайшей аптеке. Для врачей назначать пациенту препарат, который не лечит, но есть на складе, не то что непрофессионально, а безнравственно. Единственное, что они могут посоветовать пациенту – купить лекарство на свои деньги.

В Саратове напротив поликлиники №1 состоялся пикет инвалида Сергея Перепечёнова, он протестовал против плохого обеспечения бесплатными лекарствами инвалидов. Человек уже перенес два инфаркта, ему выписали четыре наименования лекарства, потом ассортимент сократили, а в последнее время не стали выдавать вообще никаких. У Сергея Ивановича стал расти холестерин, подниматься давление. Переживет ли этот человек третий инфаркт? Инвалид решился на отчаянный шаг, на пикет. Он соорудил стенд, на котором висел похоронный венок с траурными лентами, на них было написано «Здесь умерло здравоохранение». Как и полагается при похоронах, внизу стенда расположилась покрытая хлебной корочкой рюмка водки. Рядом был ещё плакат, на котором было написано: «Мы, инвалиды, не хотим умирать из-за отсутствия лекарств».

Организовал акцию протеста инвалид, ну и что? Власть привыкла не отвечать на все эти выпады. В городе Миассе Челябинской области почти в один момент закрылось одиннадцать аптек, инвалидам, чтобы добраться до аптеки, которая ещё торговала льготными лекарствами, приходилось преодолевать большие расстояния, выстаивать в длинных очередях.

На пресс конференции местным чиновникам задали по этому поводу вопрос. Вместо ответа по существу собравшиеся услышали байку про льготницу, без имени и адреса, которая полученные даром таблетки скармливает своей корове. Все наше здравоохранение на уровне этого бессмысленного анекдота: корова, пожирающая чьи-то таблетки. Оно сложено из каких-то кусков, которые не срастаются.

Сейчас разрабатывается концепция демографической политики правительства до 2025 года. Можно было замахнуться и до 2050 года. За это время произойдет много непредвиденного. Ни денег, ни ответственности, просто разговор с двумя исходными данными, оптимистический, когда убыль населения удастся преодолеть, и пессимистический – страна так поредеет, что это приведет к её распаду. При подготовке концепции ответственный за все наши национальные проекты Дмитрий Медведев заявил, что причинами высокой смертности являются случайные отравления, суициды, убийства, транспортные травмы и несчастные случаи. Как бы медицина и не виновата, одно российское разгильдяйство и недосмотр. На самом деле около миллиона человек в год умирает от вполне излечимых болезней. Больная оказалась сама медицина.

Нужно рассуждать не о виртуальном 2025 годе, а делать кое-что уже сейчас. Деньги Стабилизационного фонда начинают вкладывать в акции иностранных компаний. Не лучше ли вспомнить о здоровье нашего человека. От сердечнососудистых заболеваний погибают сотни тысяч человек в год. В других странах с этим стали бороться с помощью стентов (расширителей или протезов стенок кровеносного сосуда). У нас могут позволить такие операции единицы, стоят они больше 100 тысяч рублей, все компоненты иностранного производства, да еще с прибавочной стоимостью для различных посредников.

Взять бы немного этих миллиардов из Стабилизационного фонда и построить завод по изготовлению стентов для кровеносных сосудов и вообще отдать их на восстановление промышленности по изготовлению медицинского оборудования, возрождение своей фармакологии. Появились бы новые рабочие места, да и стенты бы стоили не 100 тысяч рублей каждый, а 2-3 тысячи. Сколько народа можно было бы спасти от смерти, а заодно и от безработицы.

В Москве, куда ни пойдешь, везде врачи со звучными восточными фамилиями. Где они учились, какая у них квалификация? Местные кадры врачевать не хотят. Приходится, как и на стройку, нанимать гастарбайтеров. Увеличили зарплату участковым врачам, рядовой терапевт получает 25 тысяч рублей, а заведующему отделением положено 12 тысяч рублей. Терапевт измерит температуру, артериальное давление, даст направление на анализы, а дальше приходится идти к врачам узкой специализации: хирургам, гинекологам и так далее, которых оставили на голодном пайке. В большинстве регионов зарплата врачей от 5,5 до 8,9 тысяч рублей.

По подмосковным электричкам ходит человек с аккордеоном, сыграет несколько мотивов, идет между сидениями, в его шапку кидают, кто сколько может. Так продолжается уже несколько лет. Никто не знает, что этот бродячий музыкант талантливый хирург, но на свою зарплату он не смог прокормить большую семью, пришлось сменить профессию. Летом устраивается в детские лагеря массовиком-затейником, в другое время года бродит с песнями по электричкам.

У нас катастрофически не хватает медицинских работников, молодые талантливые врачи уезжают за рубеж. Там медицину и врачей ценят. Выпускники наших медвузов всячески стараются откосить от работы в больнице, поликлинике. У власти рождается идея, вместо того чтобы сделать зарплату медицинских работников привлекательной, с помощью закона обязать выпускников после института отрабатывать определенное количество лет по специальности, в противном случае, потребовать через суд возврата средств, потраченных на обучение. Не хотелось бы попасть к такому «врачу на отработке», ждущего, как в армии, «дембеля».

Тем, кто пока врачует у нас, чтобы остаться хотя бы на каком-то профессиональном уровне, нужна постоянная переподготовка, освоение новых методик. Наука на месте не стоит, и врач должен быть в курсе всего, это постоянный процесс. Где на это взять денег? Саранской больнице №13 из городского бюджета выделили на это всего 7 тысяч рублей, а на учебу нужно отправить 47 врачей.

В Благовещенске, для повышения квалификации врачей пошли по другому пути, стали создавать фонд, который формируется из штрафов лечебных заведений. Оштрафовали больницу, например, за неправильный вывоз медицинских отходов или еще за какую провинность, большая часть от этих денег идет на финансирование переподготовки медицинского персонала. По словам врачей, чтобы получить деньги для поддержания высокой квалификации, нужно хуже работать, чтобы было больше штрафов.

Наши медицинские светилы – академики – как могут, протестуют против зурабовской самодеятельности, против его воинствующего дилетантизма. Пишут письма, подготавливают экспертные заключения, но на все это, как и на различные протесты населения, митинги, пикеты, не обращают внимания. Зурабов официально заявил «Мне академия не нужна» и создал в противовес ей свою науку, наподобие академии народных целителей, «Агентство по медицинским технологиям» – Росмедтехнология.

Одно время пресса захлебывалась от критики зурабовских реформ, а потом вдруг все стихло. Видно, дали команду – не ругать министра. Держат его, очевидно, для прикрытия. В его выступлениях иногда прорывается истина, недавно он сказал, что наш бюджет здравоохранения запланирован на продолжительность жизни человека всего на 59 лет, чтобы поднять на один год эту планку, нужно вложить дополнительно 100 миллиардов. Выходит, только помпезная подготовка к олимпиаде в Сочи съест по три года жизни для россиян. Министру на такие мелочи, как продление продолжительности жизни населения, денег не дают, он и не слишком протестует, не объявляет голодовку, как, например, главный врач астраханской больницы, не уходит с поста по собственному желанию, роль подставного игрока его устраивает, для отмазки продолжает запускать в воздух, как мыльные пузыри, очередные нелепые проекты.

Журналиста «Комсомолки» Владимира Ворсобина пригласили на новую передачу «Пресс-клуб», ему предложили задать несколько вопросов непотопляемому Михаилу Зурабову. Журналист решил, что все это на полном серьезе, решил спросить о стариках, лишившихся бесплатных лекарств, о монетизации льгот, хотел зачитать несколько строк из письма умирающей без лекарств женщины. Пришел на запись передачи, а ему сунули в руки бумажку с вопросами на нейтральные темы, которые он должен был озвучить в эфире от своего имени. Журналист отказался от участия в этой комедии, его стали убеждать, что все присутствующие здесь сидят с такими же бумажками, это дело государственное и нельзя устраивать самодеятельность.

Срок действия подготавливаемой демографической концепции, в которой говорится о попытках улучшить здоровье нации, запланирован до 2025 года. Тем, кто доживет до этого часа, может быть, и удастся от лица погибших во время проведения реформ задать более откровенные вопросы Зурабову и многим другим господам. Только неизвестно, где этих господ тогда искать?

Альберт Сперанский, председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы»



Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования