НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Альберт Сперанский. Митинг в Дагестане

Шесть лет назад главой Докузпаринского района Дагестана стал Керимхан Абасов. Люди поддержали Абасова, думали, что с его помощью выберутся из нищеты, но он не оправдал ожиданий. Промышленности в районе нет, основа экономики – животноводство, а большинство пастбищ оказалось в ведении ближайшего окружения Абасова. По распоряжению республиканского правительства, району выделено 4,5 тысячи гектаров отгонных пастбищ вне его территории, эти гектары оформлены на жену Абасова, дотации от Минсельхоза тоже шли по этому адресу.

26 учителей района в начале 2006 года написали письмо генпрокурору Устинову, прокурору Дагестана Яралиеву и прокурору района Лагметовой. В письме говорилось, что за последние пять лет задолженность по зарплатам преподавателям росла из года в год, а тем временем огромные суммы идут на оплату работы спортивных школ, школы искусств, детских садиков, местного телевидения, существующих только на бумаге.

Докузпаринцы писали жалобы главе Дагестана; в полпредство Южного федерального округа; Президенту России. Комиссии приезжали, но накануне приезда ревизоров в Докузпаре, в местах хранения финансовой отчетности, случались «наводнения» или «пожары». Наконец, в декабре 2005 года из Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД Дагестана был получен обнадеживающий ответ, создана рабочая группа для проверки жалоб. Факты по умышленному уничтожению бухгалтерской отчетности и нецелевого использования бюджетных средств подтвердились. Прошло полгода, ничего не изменилось, мер никаких принято не было.

Жители района стали готовить митинг для выражения общественного мнения о деятельности Абасова К.С. и его команды. В положенные сроки направили местным властям уведомление, указали время и место проведения митинга – все, как полагается по закону. В митинге предполагалось участие пяти тысяч человек.

В назначенное время 25 апреля 2006 года в районном центре собрались около 1000 человек, сюда же двигалась колонна жителей сел Микрах, Микрах-Казмаляр и Каладжух, расположенных в нескольких километрах от районного центра, другая колонна демонстрантов шла от села Мискинджа, третья – из других сел. Милиция всем перекрыла дорогу, остановила движение. Организаторы митинга попытались добиться встречи с главой района Абасовым и прокурором Ф. Лагметовой. Переговоры не состоялись, а прокурор района запретила проведение митинга, сославшись на то, что парк отдыха, т.е. место проведения митинга, указанное в заявке, занято сторонниками главы администрации. Милиция потребовала от демонстрантов пройти для проведения акции к селу Мискинджи.

Под проливным дождем демонстранты двинулись к этому селу, прошли пешком 7 км, до места назначения добрались всего 300–500 человек. Митинг должен был начаться в 10 часов утра, начался в 14 часов. Промокшие, измученные, в порыве отчаянья люди перекрыли автотрассу, ничего другого они не могли противопоставить издевательствам над ними. Перекрыли дорогу не по всей ширине, только сузили проезд, заняв одну сторону.

Митинг проходил организованно, мирно, среди его участников было много детей и женщин. Выступавшие говорили о злоупотреблениях главы района Абасова, о задержке социальных выплат, поборах, о плачевном положении школ и т.д. Скандировали лозунги о недоверии главе района и прокурору Лагметовой. По окончании выступлений зачитали обращение, которое всеми было одобрено. Представители исполнительной власти отказались присутствовать на этом митинге, прибыли только зам. министра республики, прокурор района, начальники РОВД Докузпаринского и нескольких соседних районов. Ни один из них не счел нужным выступить перед собравшимися.

Как только влиятельные персоны покинули пятачок, ОМОН, подвезенный на машинах, приступил к разгону митинга. Одни стали охватывать митинг полукольцом, другие скрытно поднялись на гребни, возвышающиеся над дорогой, и открыли массированный огонь из автоматов в воздух. Взрывались свето-шумовые гранаты, в толпе шипели дымовые шашки. Демонстранты в панике стали разбегаться по селу. Омоновцы преследовали их, избивая стариков, женщин, стреляя на поражение газовыми баллончиками.

В такой погоне был убит Мурад Нагметов. Газовый контейнер попал Мураду в область сердца. В другом месте, во двор ворвались три омоновца. Один выпустил автоматную очередь по туалету, где, к счастью, никого в этот момент не было, его коллега выстрелил в грудь Алюссета Нусруллаева. Пуля, газовый контейнер, в отличие от Мурада Нагметова, прошла рядом с сердцем, он остался жив. Такой же пулей-контейнером был тяжело ранен в правую часть груди Элман Ахметханов, хотя стоял примерно в 150 метрах от места митинга, он почувствовал запах газа, жжение в глазах, удушье. Кроме того десятки граждан были избиты ОМОНом, получили легкие ранения от осколков спецсредств. Омоновцы ходили по домам, искали участников митинга и избивали жителей. В дом Алипанахова Видада бросили гранату со слезоточивым газом (в доме находились дети). Дом Абасова Казбека обстреляли автоматной очередью. Умарова Бейкеса, 60 лет, инвалида, задержали без причины, и лишь когда у него давление достигло угрожающих пределов, его перевели в больницу.

Тех, кто убегал, сейчас хотят обвинить в агрессии против тех, кто преследовал. Жертвами выставляют не мирных жителей, не убитого Мурада Нагметова, а омоновцев, которых якобы забросали камнями, не называя при этом, кто из них пострадал, здоровью кого был нанесен вред.

67 жителей отловили во дворах и отвезли в райотдел милиции. Основанием для задержания была грязь на руках – якобы, свидетельство того, что люди кидались камнями. Задержанные подверглись допросам, которые сопровождались избиениями, пытками и издевательствами. Часть задержанных, 25 человек, сутки держали на улице, на холоде, им не давали пищи и воды. Так расправились с людьми, которые хотели рассказать правду о коррупции в районе.

Правозащитники для расследования расстрела мирного митинга омоновцами создали общественную комиссию. По ее поручению А.С. Политковская, обозреватель «Новой газеты», и Л.А. Пономарев, исполнительный директор ООД «За права человека», член МХГ, побывали на месте событий, встретились с десятками участников событий, в том числе с раненными и пострадавшими, а также с заместителем министра внутренних дел РД М. Исмаиловым, заместителем командира 1-й роты ОМОН РД Э. Огневым, главой МО К. Абасовым, прокурором района Ф. Лагметовой.

Члены комиссии составили хронологию расстрельного дня буквально по минутам, убедившись еще раз, что митинг носил мирный характер, что все действия правоохранительных органов находятся в противоречии с Законом РФ «О милиции», по которому применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия сотрудниками милиции допускается в крайних случаях, если появляется непосредственная опасность жизни и здоровью граждан и сотрудников милиции. Какую опасность можно было ожидать от безоружных людей, которые разбегались по селу?

Представители правоохранительных органов утверждают, что среди митингующих было много пьяных. Почему же в таком случае не было проведено ни одного освидетельствования? Было некогда, они занимались детьми. Выяснилось, что сотрудниками правоохранительных органов были допрошены несовершеннолетние (13 эпизодов). Эти допросы производились в отсутствие родителей (все допросы), педагогов и переводчиков и сопровождались угрозами. Тексты протоколов допросов детей были на русском языке.

После разгона митинга, во дворе Докузпаринского РОВД был фактически создан фильтрационный пункт, где в течение суток (а в ряде случаев, до двух-трех суток) держали несколько десятков человек. Одновременно, около 60 задержанных содержались в двух камерах. Глава района К. Абасов и прокурор района Ф. Лагметова по-прежнему уверены в обоснованности применения силы, повлекшей гибель и ранения демонстрантов. Никаких следственных действий не ведется.

3 мая 2006 года в Москве состоялась пресс-конференция, на которой были продемонстрированы видеоматериалы о расстреле митинга в Докузпаринском районе Дагестана. На пленке видно, что митинг носил мирный характер, и внезапно с трех сторон появились омоновцы, раздались автоматные очереди. В толпе митингующих началась паника. Видеокассету в Москву привез очевидец событий. Он сильно рисковал, потому что сотрудники милиции уничтожили все видеозаписи прямо при разгоне митинга, даже отбирали сотовые телефоны с видеокамерами.

Жители Докузпаринского района отправили письмо Президенту России, в котором просят провести независимую проверку (с участием Генеральной прокуратуры и других федеральных структур) законности применения оружия против митингующих, а также возбуждения уголовного дела и наказания виновных, тщательной проверки финансово-хозяйственной деятельности главы муниципального образования.

Митинг в Дагестане перекликается с событиями в башкирском Благовещенске. Создание неконституционных фильтрационных пунктов, и даже возможность применения оружия против мирных граждан являются прямым следствием применения засекреченного приказа МВД России № 870-ДСП от 10 сентября 2002 года, подписанного Борисом Грызловым. Этот документ незаконен, прежде всего, потому что нормативные акты, затрагивающие права и свободы человека, должны быть официально опубликованы.

Погибший Мурад Нагметов, тяжелораненые Эмин Ахметханов и Алюссет Нусруллаев были поражены пулями, которыми, согласно инструкции МВД РФ, вообще нельзя стрелять по людям.

Дагестанские события сделали достоянием гласности еще один документ. В имеющейся копии скрыты реквизиты и адресат, а также подпись – видны только верхушки букв фразы «С уважением». Его текст частично опубликован в «Новой газете» от 18 мая 2006 г.: «Влияние молодежных объединений экстремистской и радикальной политической направленности на состояние криминогенной обстановки в стране усиливается. Функционируют 302 организации, среди которых активно развиваются процессы консолидации и интеграции.

Активизировалась деятельность леворадикальных молодежных группировок (АКМ, РКСМ, РНЕ, НБП и других), которыми в сентябре т.г. проведено 9 массовых акций. Участвовало 2,9 тыс. чел., выдвигались лозунги «Свободу политзаключенным», «Даешь левый фронт», «Революция», «Россия – все, остальное – ничто», звучали призывы против органов государственной власти. Организаторы митингов и шествий Э.В. Лимонов (НБП), С.С. Удальцов (АКМ), Л.А. Пономарев (ООД «За права человека») и другие под лозунгами защиты прав и свобод человека, урегулирования вопросов налогообложения, страхования и обеспечения социальных гарантий призывают граждан к противоправным действиям. Подобные акции используют лидеры экстремистских организаций для расширения своих рядов, их нередко финансируют зарубежные фонды и неправительственные организации. Для освещения заранее приглашаются представители СМИ, число которых в ходе отдельных мероприятий превышало количество участников.

Серьезную опасность представляет религиозное движение «Свидетели Иеговы», которым проведена масштабная акция в «Лужниках».

Органы местного самоуправления без должного реагирования принимают уведомления о проведении публичных мероприятий, в том числе в местах, где они запрещены, не требуя от организаторов соблюдения установленных законом условий их проведения. При этом нарушаются права других граждан, устойчивая и бесперебойная работа органов власти и управления, промышленных объектов, общественного транспорта и учреждений социальной сферы. В целях укрепления правопорядка и обеспечения общественной безопасности полагаю необходимым поручить Правительству Российской Федерации:

1. Изучить практику проведения публичных мероприятий в непосредственной близости от органов государственной власти и управления, учреждений, оказывающих государственные услуги, экстренную и иную социальную помощь, факты воспрепятствования установленному порядку их деятельности и внести в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации в соответствии с регламентом проект федерального закона о расширении перечня мест, в которых проведение публичных мероприятий запрещается.

2. В целях недопущения расширения масштабов экстремистских действий и групповых правонарушений рекомендовать высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации повысить требования к исполнению положений Федерального закона от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ, принимать меры к недопущению проведения митингов, шествий, демонстраций и пикетирований, наносящих ущерб интересам других граждан, деятельности государственных органов, объектам особой важности и транспортным комплексам».

В головах руководителей МВД перемешались свежеиспеченная «оранжевая угроза» с традиционными страхами перед «свидетелями Иеговы» и РНЕ. Все эти нелепые кошмары идут в дело для обоснования новых ограничений конституционных прав, для оправдания применения оружия против безоружных граждан.

По событиям в Дагестане составлена предварительная жалоба в Европейский Суд по правам человека. На данный момент оформлено 16 заявлений от участников митинга по требуемым для Европейского Суда образцам. Из средств массовой информации известно, что проводились совещания, звучали речи, давались указания. Однако никаких следственных действий по факту превышения правоохранительными органами своих полномочий не ведется, продолжаются гонения на участников митинга.

27 апреля в Махачкалу приехал полпред Президента в ЮФО Дмитрий Козак. Он сказал: «…Имело место отсутствие откровенного диалога между муниципальными властями и гражданами… Люди, которые волокитили проблему, будут наказаны. …Но требования сотрудников милиции необходимо выполнять, а не оказывать сопротивление. Мы должны понимать, что любая территория погрузится в хаос, если не будут выполняться требования лиц, на которых возложены обязанности по поддержанию правопорядка. Их действия можно обжаловать в суде, прокуратуре, но оказывать сопротивление недопустимо».

Кому об этом говорит полпред Козак, он уж точно знает, что уже четыре года добиваются справедливости жители района, обжаловали действия во всех инстанциях – в ответ молчание. Защитить права некому, а у тех, кто нарушает закон, есть ОМОН.

Общественная комиссия пришла к выводу, что Генеральная прокуратура Российской Федерации должна:

провести расследование нарушений закона и массового и грубого нарушения конституционных прав во время событий 25 апреля 2006 года;

возбудить уголовные дела по фактам превышения сотрудниками правоохранительных органов служебных полномочий, повлекших тяжкие последствия; преступной халатности, коррупции (в т.ч. на основании материалов, имеющихся у Счетной палаты);

ходатайствовать об изменении меры пресечения на несвязанную с лишением свободы в отношении арестованных организаторов митинга Насира Примова, Нияза Примова и Буниямина Аскерова.

Компетентные властные органы Российской Федерации должны отстранить от исполнения должностных обязанностей, в связи с их персональной ответственностью за произошедшее, следующих лиц: министра МВД Республики Дагестан А. Магомедтагирова, прокурора Республики Дагестан И. Яралиева, главу муниципального образования «Докузпаринский район» К. Абасова, прокурора Докузпаринского района Ф. Лагметову.

Государственная Дума Российской Федерации должна провести парламентское расследование событий 25 апреля 2006 года, для чего учредить парламентскую комиссию, которой необходимо провести встречи с участниками событий с выездом на место событий. Должны быть немедленно опубликованы все нормативные акты, регламентирующие силовые действия правоохранительных органов.

В законодательство и нормативно-правовые акты должны быть внесены изменения, полностью исключающие привлечение ОМОНа и других сил специального назначения для пресечения любых мирных массовых акций, вне зависимости от наличия санкции на их проведение; применение спецсредств (в т.ч. стрельбы твердокорпусными газовыми баллончиками) в качестве оружия для пресечения любых массовых акций.

Отсчет массовых расправ необходимо начинать с разгона политической демонстрации в г. Элисте в сентябре 2004 г. Затем последовал самый масштабный инцидент – избиение жителей целого башкирского города Благовещенска в декабре 2004 г., где пострадали несколько сот человек (свыше 300 признаны потерпевшими). В течение весны–лета 2005 года последовало несколько случаев «коллективных наказаний» в населенных пунктах в Тверской области и в Ставропольском крае.

Необходимо вспомнить, что именно стремление российских (царских) властей применить для острастки вооруженную силу против мирных протестов людей, привело к трагедии «кровавого воскресенья» (22 января 1905 года) и Ленского расстрела (апрель 1912 года). Оба эти расстрела сыграли судьбоносную роль в нарастании системного общественно-политического кризиса в Российской империи.



Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования