НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Андрей Юров. Поход налево или – вперед и вверх?

Тексты Михаила Ходорковского становятся знаковыми не только для представителей российского политического бомонда, но и для лидеров того, что до сих пор называют (видимо, по ошибке) "гражданским обществом".

Они просты, доступны, убедительны. И, как ни хотелось на "Кризис либерализма" ответить статьей "Кризис гуманизма", - о том, что "либеральные" олигархи в период середины 1990-х никогда не пытались всерьез прислушиваться к мнению правозащитников и гражданских активистов, видимо, считая, что раз они сами - "сверхуспешные менеджеры" и распоряжаются миллиардами, то и в гражданском обществе "фишку рубят" не хуже, - такой ответ показался тогда неуместным и несвоевременным. Тем более в ответ человеку, которого правозащитное сообщество, в том числе - организации, к которым я имею прямое отношение, попыталось защищать от несправедливой судебной системы вне зависимости от всяких "экономических соображений".

Сейчас - другое время. И молчать уже трудно.

Нет никакого смысла комментировать совершенно справедливые постулаты "Левого поворота". Вот только так и хочется вставиться с такой неуместной репликой о том, что анализ ситуации и середины 90-х годов и нынешней - все равно делается человеком (людьми?), знающим не положение провинциальных учителей, а веяния внутри "садового кольца".

Поворот к авторитаризму, по мнению многих правозащитников, начался вовсе не в 1996-м году (это так кажется с позиции небедных подписантов обращения "Выйти из тупика!"), а в конце 1994-го, с началом первой Чеченской. Именно тогда культ силы, пропаганда милитаризма и полное неуважение к правам человека стали элементом "либеральной и демократической" власти.

Более того, для многих провинциалов ситуация 1994-1997 годов была весьма печальной: там, где в качестве губернаторов не появились "молодые демократы", старый режим прекрасно продолжал существовать в своем худшем виде. И не зря "красный пояс" регионов начали через какое-то время называть "красно-коричневым". И дело тут не в удачном "черном пи-аре". Не московские политтехнологи придумали это, они лишь подхватили и озвучили то, что было видно многим в значительном числе регионов России. Я хорошо помню, что в 1995-м правозащитным и гражданским организациям жилось хуже, чем сейчас. Ведь мы не были нужны ни милитаристским лидерам во власти, ни олигархам, ни уж тем более КПРФ. Ну никогда не была КПРФ ни социальной, ни социально-демократической, ни марксистской партией! Может быть, это казалось тем, кто встречался с Зюгановым на приемах в посольствах и или Думе. А в регионах все знали, что КПРФ - это авторитарно-националистическая сила (кстати, активно поддержавшая пропаганду антисемитизма и ксенофобии известных лидеров НПСР). И представители гражданских организаций (слабых и невлиятельных) выступали в провинции против КПРФ с левых позиций. Потому что "Права Человека" - это (исторически, во всем мире) левые ценности (и одновременно - либеральные и демократические), антифашизм и антинацизм - это левое направление, антимилитаризм (а значит - принцип гражданского контроля над ВПК и армией) - это левая идея. А "правые" директора заводов ВПК (ведь уже собственники!), поддерживавшие именно КПРФ (!!!), выступали за победоносные войны, тотальный контроль над "жизненным пространством" (имелись в виду, наверное, не только страны СНГ, но и более того…) и укрепление всесильных полицейских структур государства. А еще я хорошо помню сотни и тысячи нацистов (РНЕ-шников и т.д.), марширующих по десяткам городов России и приходящих с погромами в правозащитные и демократические организации, которых поддерживали "левые" макашовы (сейчас не хочется говорить, кто на самом деле за этим стоял, это отдельный разговор).

Но те, кто видел все это из окон мерседесов и московских офисов, вряд ли поймет, что тогда творилось в России (не в Москве!) на самом деле. Если Права Человека, честные выборы (а не назначаемые губернаторы), справедливость (а значит - справедливый суд и право на эффективную защиту для всех), свобода слова, собраний и ассоциаций - это левые ценности, то нам просто необходим левый поворот. Если это - либеральные и демократические принципы, а "левое" (по-совковски) - это тотальное государство и распределительная система, а вовсе не "справедливость", то нам нужен какой-то другой поворот или, может быть, все-таки движение ВВЕРХ?

"Левые" в посттоталитарной Восточной Европе - это красивый миф. Особенно если сравнить румынский или югославский варианты с чешским ("правым" или "левым" либералом- правозащитником Гавелом?). И если считать, что Ющенко и Саакашвили - более левые, чем Кучма и Шеварнадзе (но это - тоже отдельная и не очень приятная тема).

Есть всего две (конечно, в примитивном, крайнем варианте) модели государства:
первая - где права и свободы даруются гражданам некими властителями (а при необходимости отбираются назад), где всесильно государство, а граждане могут претендовать на "справедливость" лишь в рамках своих коммунальных кухонь (в лучшем случае - отдельных "хрущевок"), и где люди не имеют возможности реально влиять ни на что, даже на собственную свободу;
вторая - где, права и свободы есть изначально у граждан, и они лишь по мере необходимости (!) делегируют часть этих прав власти, исключительно в целях "социальной справедливости и всеобщего благосостояния - под сильным "гражданским контролем" над этой самой властью (и, отчасти, бизнесом).

Что здесь "левое" и "правое"? Ведь в первом варианте не обязательно все национализировать: г-н Крупп прекрасно уживался с национал-социалистическим государством; а во втором не обязательно все приватизировать, причем так, чтобы 1% населения обладал контролем над 90% ресурсов страны (это вообще не вяжется с идеями сильного "гражданского контроля").

Как всегда, мы получили в России гремучую смесь остатков (худших!) советской системы (огромная, голодная и злая армия, всевластие полицейских структур и т.д.) с зачатками псевдо-либерального капитализма (того, которым в моем детстве пугали детей и которого уже лет сто нет на реальном Западе). Наши власти и наш бизнес, строя "современную рыночную экономику", естественно, пользовались не опытом социального развития гражданских обществ и государств за последние десятилетия, а учебником "Истории КПСС": чем нас пугали 20 лет назад, именно то мы и построили у себя (а ведь ничему другому нас не учили!).

До тех пор, пока даже самые искренние и интеллектуальные лидеры современной России будут продолжать мыслить схемами обращения "Выйти из тупика!" (многими провинциальными демократами воспринятого тогда, в далеком 1996-м, как прямое предательство и попытка сохранить свой бизнес при смене Ельцина на Зюганова) и проектами типа "Родина" и "КПРФ-2007" (ну какие же они "левые", это что, шутка?), а не желанием построить фундамент для любого возможного исхода, - все так и будет. А фундаментом, к сожалению или к счастью, может быть только ЧЕЛОВЕК, личность, способная и желающая контролировать любую власть и влиять на нее, и умеющая со-организоваться с другими личностями в мощные гражданские институты. Именно механизмы контроля над любой властью - это не "левое" и не "правое", а естественное состояние любого современного государства, претендующего на достойное место в мировом сообществе (в том числе, и в качестве сильного экономического игрока).

Готов ли кто-то подписать новую платформу "Гражданская позиция-2007" с гражданскими правозащитными организациями, а не пакт с псевдо-левыми структурами, изготовленными все по тому же полит-технологическому образцу, - это уже открытый вопрос.
И именно он стоит на повестке дня политики современной России.

Андрей Юров,
международное Молодежное Правозащитное Движение