НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Доклады

Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2003 году

Запрет на пропаганду войны, на подстрекательство к дискриминации и насилию

Введение

От составителей

Свобода от рабства, запрет на принудительный и подневольный труд

Деятельность общественных организаций

Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания со стороны правоохранительных органов, произвольные аресты, задержания

Свобода слова и доступ к информации

Свобода убеждений, совести и религии

Свобода мирных собраний и создания объединений

Запрет на пропаганду войны, на подстрекательство к дискриминации и насилию

Положение национальных меньшинств

Положение детей в России

Право на бесплатное общее образование

Положение заключенных

Сводный отчет об обследовании Басманного межмуниципального суда г. Москвы

Г.Кожевникова, Центр «Сова»

Как и в предыдущие годы, в 2003 г. продолжились акции националистических молодежных группировок, так называемых "скинхедов".

Нападения скинхедов в 2003 г., помимо Москвы и Санкт-Петербурга, были зарегистрированы в Кировской, Орловской, Рязанской, Свердловской, Тюменской, Челябинской и др. областях. В Нижнем Новгороде только за октябрь-ноябрь 2003 г. было зафиксировано более 20 нападений «бритоголовых» на людей неславянской внешности. При этом, если ранее в инцидентах участвовали небольшие – до десяти человек – группы, то в 2003 г. нередкими стали случаи, когда численность нападавших исчислялась десятками. Происходили и организованные массовые акции. В частности: 30 марта 2003 г. более ста бритоголовых подростков напали в Москве на ночной клуб; массовая драка, в результате которой погиб милиционер, случилась 4 июня после рэп-концерта в районе станции метро "Фили" .

Впервые в России жертвами «бритоголовых» стали дети. В сентябре в пригороде Санкт-Петербурга в результате нападения скинхедов на женщин-цыганок с детьми была убита 6-летняя девочка, ее сестра 7 лет попала в реанимацию. В подмосковных Мытищах скинхедами был похищен пятилетний азербайджанский мальчик .

Жертвами «бритоголовых» в 2003 г., помимо россиян и выходцев из стран СНГ, стали граждане Афганистана, Индии, Иордании, Китая, Кореи, Маврикия, Монголии, Нигерии, Эфиопии и др. государств. Накануне празднования 300-летия Петербурга группой скинхедов была избита группа немецких подростков. Несмотря на широкий общественный резонанс, который вызвал пожар одного из корпусов общежития Российского университета дружбы народов (РУДН), где проживали иностранные студенты, уже через несколько дней около университета скинхеды вновь напали на студентов. Кроме того, поступило несколько угроз о взрыве зданий университета.

Однако насильственные действия в отношении "нерусских" характерны не только для скинхедов. Как и предыдущий, 2003 г. ознаменовался массовыми драками и погромами, которые носили организованный характер. Так, 25 апреля 2003 г. в ст. Холмской и пос. Ахтырском (Краснодарский край) произошло организованное избиение турок-месхетинцев. Погром организовала группа из 60 молодых людей в возрасте от 15 до 18 лет, вооруженная цепями и кастетами, приехавшая в станицу на нескольких машинах без опознавательных знаков. В результате нападений пострадало более 20 человек, шестеро из них были госпитализированы.

15 сентября начались нападения на чеченских студентов в г. Нальчике (Кабардино-Балкарская Республика). Через два дня, 17 сентября, они вылились в массовую акцию. Причем нападения, в результате которых погиб один человек и 53 человека получили ранения, были хорошо организованы и скоординированы. Численность нападавших доходила до 300 человек. К молодежи 15-25 лет в течение дня присоединились и люди более старшего возраста.

Кроме того, нередки и стихийные нападения. Так, массовая драка между представителями армянской диаспоры и жителями г. Ишима Тюменской области, выросшая из бытовой ссоры, произошла 16 июня. В урегулировании конфликта пришлось принять участие руководителям силовых структур и городской администрации. Однако через некоторое время после этого город был расписан антиармянскими лозунгами. 10 мая в г. Екатеринбурге около 50 человек в возрасте от 15 до 30 лет устроили кавказский погром на одном из местных рынков. Массовое нападение на азербайджанских торговцев было зафиксировано в ноябре на одном из рынков г. Иркутска . Избиение выходцев с Кавказа во время празднования дня ВДВ стали нормой для большинства регионов России. Традиционно милиция предпочитает не вмешиваться в драки с участием десантников. Однако подобная позиция заставляет не только представителей диаспор, но и духовенство воздействовать на чиновников с целью урегулирования конфликтов. Так, в августе 2003 г. Духовное управление мусульман Карелии заявило о своем намерении пикетировать МВД республики в знак протеста против бездействия милиции, приведшего к массовой межнациональной драке на рынке г. Кондопога. К улаживанию конфликта были вынуждены подключиться не только городская администрация, республиканские МВД и прокуратура, но и Законодательное собрание Республики Карелия.


Зачастую кавказофобия трансформируется в исламофобию.

Так, 9 апреля 2003 г. в г. Пскове был проведен антимусульманский митинг. Его организаторами выступили активисты «Партии свободы» (местный лидер которой, Георгий Павлов, уже имеет неснятую судимость по ст. 282). Митинг проходил под лозунгами: "Мусульмане России! Валите в Ирак!"; "Не надо нам иракских беженцев, у нас и своих хватает!"; "Чем дольше будут сражаться между собой мусульмане и американцы, тем лучше для русских!"

В 2003 г. объектами вандализма неоднократно становились мечети и мусульманские кладбища. В частности, в Иркутской области дважды поджигались мечети: в мае – в г. Усолье-Сибирское, а в ноябре – в г. Братске. В июне было осквернено мусульманское кладбище в г. Казани, а в августе – в Челябинске. 29 августа в Сунжинском районе Ингушской Республики мечеть обстреляли пьяные солдаты внутренних войск МВД России. В г. Тобольске (Тюменской области) в сентябре был осквернен мемориальный камень, заложенный на месте будущей мечети у городского мемориала погибших в годы Великой отечественной войны. 7 декабря рядом с мечетью г. Саратова было найдено взрывное устройство мощностью 1200 г тротила.

Впрочем, объектом агрессивной религиозной ксенофобии могут быть не только мусульмане. Нередко нападениям неизвестных хулиганов подвергаются молельные дома протестантов, а также сами протестанты. Так, целой серии нападений подвергся молитвенный дом евангельских христиан-баптистов в г. Балашихе Московской области, дело дошло до поджога дома молитвы 22 мая.
В мае же было совершено несколько нападений на молитвенные дома пятидесятников в Ханты-Мансийском автономном округе – в Нижневартовске, Сургуте, Ноябрьске и Когалыме. В своем письме к Президенту России В.В. Путину Председатель Российского объединенного Союза христиан веры евангельской епископ Сергей Ряховский увязал эти нападения с передачей телевизионной компании НТВ "Очная ставка" от 3 апреля, посвященной теме "Ритуальное убийство: на что способны сектанты?". Авторы передачи приписали "неопятидесятникам" ритуальные убийства, хотя, по мнению адвоката Анатолия Пчелинцева, все показанные в передаче убийства не связывались следствием с религиозными организациями .


Одним из распространенных видов ксенофобии остается антисемитизм.

В 2003 г. вновь появились антисемитские плакаты, снабженные муляжами взрывных устройств. В апреле плакат был вывешен недалеко от костромской синагоги; в сентябре – возле синагоги в Новгороде; 25 июля, 1 августа и 9 октября – в различных районах Московской области. В июле плакат с антисемитскими надписями и муляжом взрывного устройства был прикреплен к дорожному знаку в Яйском районе Томской области.

Летом 2003 г. пресс-секретарь верховного раввина России Борух Горин выразил опасение, что подобные действия становятся модными, а отсутствие активной реакции на эти действия со стороны государственных, в первую очередь правоохранительных, органов может спровоцировать волну насилия по отношению к евреям.

Характерно, что лишь в одном случае "плакатного терроризма" 2002-2003 гг. – в Кемеровской области – "террорист", которым оказался местный подросток, был установлен и задержан (позже он был отпущен, поскольку милиция не усмотрела в его действиях преступления ). Информацию о том, что милиции удалось найти "авторов" первого плаката, при взрыве которого серьезно пострадала москвичка Татьяна Сапунова, правоохранительные органы опровергли.

Продолжались акции, направленные против синагог и еврейских учреждений. Так, в марте была осквернена синагога в г. Красноярске, в июне – в г. Ульяновске и г. Воронеже (причем здесь, прежде чем приехала милиция, нападавшие возвращались несколько раз), в июле – в г. Челябинске. Дважды – в апреле и в декабре забрасывали камнями и разрисовывали свастиками стены костромской синагоги. Четырежды (!) за 2003 г. объектом нападения становились синагога и еврейский культурный центр в г. Ярославле. При этом, несмотря на то, что накануне очередного нападения на одной из площадей города группы подростков скандировали "Зиг Хайль!", власти отрицают, что нападения – дело рук организованной неонацистской группировки.

Напряженная ситуация сохраняется вокруг еврейской средней школы г. Брянска. В течение 2003 г. здание несколько раз подвергалось нападению, забрасывалось листовками Русского национального единства (РНЕ). Однако и в этих действиях, как и в Ярославле, правоохранительные органы не склонны видеть ничего, кроме хулиганства.

В июле ряд политиков Калининградской области получили антисемитские письма с угрозами расправы от имени "Православного воинского братства". В тексте, озаглавленном «Нежное предложение жидам Калининградской области и их пособникам», политики, включая губернатора и спикера областной думы, чиновники и бизнесмены обвиняются в «захвате власти» и в «продаже области оптом и в розницу». Им ставится ультиматум – уйти в отставку до сентября 2003 г. Как сказано в письме, «в противном случае подразделению "А" "Православного воинского братства" будет отдан приказ на физическое уничтожение лиц еврейской национальности и их пособников».

В части российских городов систематически появляются антисемитские надписи на стенах. Показателен случай, произошедший 2003 г. в г. Ижевске. На одной из главных улиц Ижевска, в ста метрах от резиденции Президента Удмуртии и Дома Правительства, на стенах домов появились свастики, знаки СС, надписи "Бей жидов!" и "Путин – жид!". Через день было закрашено слово "жид" в последней фразе. Для того, чтобы коммунальные службы города ликвидировали остальное, потребовалось обращение председателя правления местного Общинного Центра Еврейской Культуры в республиканское Министерство национальной политики. Надписи были ликвидированы лишь две недели спустя.

В городах Москве, Махачкале и Пятигорске зафиксированы погромы на еврейских кладбищах. В г. Новороссийске была облита краской мемориальная доска памятника Непокоренным, установленная на месте расстрела фашистами в годы Второй мировой войны еврейского населения округи и плененных советских десантников; в г. Пензе разбита мемориальная доска, установленная в память Вениамина Зускина; в Воронеже мемориальная доска Осипу Мандельштаму была зарисована надписью "Жид. Вон".
Были сделаны попытки разыграть "еврейскую" тему и применительно к текущим политическим событиям в стране. Так, например, пресса активно обсуждала "антисемитский контекст" "дела ЮКОСа".

Кроме того, как и в 2002 г., делались попытки использовать националистические мотивы для решения хозяйственных споров. Так, в Краснодарском крае в 2003 г. во время голодовки местных предпринимателей в знак протеста против закрытия рынка и ликвидации их торговых точек, к участникам акции протеста приходили казаки и предлагали сделку: предприниматели выгоняют с рынка турок-месхетинцев, а казаки помогают им остаться на своих местах. Предприниматели отказались.


Необходимо подчеркнуть, что действия властей, направленные на пресечение дискриминации и насилия, по-прежнему не являются достаточно активными.

С одной стороны, государство на различных уровнях пытается пресекать деятельность экстремистских группировок и отдельные националистические проявления.

Во-первых, осенью 2003 г. были внесены изменения в Уголовный кодекс РФ. 10 декабря Президент РФ подписал поправки, принятые Государственной думой 21 ноября и одобренные Советом Федерации 26 ноября 2003 г. Поправки имеют как редакционный (например, введение в Уголовный кодекс понятия "дискриминация"), так и содержательный характер. В частности, была изменена ст. 282, в которой был расширен состав преступления за счет включения признаков пола, языка, происхождения и принадлежности к социальной группе, а также снижен максимальный срок наказания по первой части статьи и др.

Помимо внесения изменений в законодательство, предпринимаются и другие действия.

В частности, 19 мая 2003 г. Министерство юстиции отменило регистрацию Национально-державной партии России (НДПР). Однако характерно, что ликвидация партии, "прославившейся" не только националистическими, в частности антисемитскими, высказываниями своих лидеров, но и целым рядом демонстраций и пикетов под националистическими лозунгами, была осуществлена не в соответствии с принятым в 2002 г. законом "О противодействии экстремистской деятельности" и не по ст. 282 УК (прокуратура не возбудила уголовного дела в отношении Бориса Миронова). Отмена регистрации НДПР была произведена по формальному признаку – за полгода организация не смогла (вернее, ей не дали) зарегистрировать 45 региональных отделений, как того требует "Закон о партиях". Однако уже в декабре 2003 г. НДПР заявила о своем намерении добиться возобновления регистрации.
В отличие от федерального уровня, в регионе в 2003 г. был случай судебного запрета националистической организации. В соответствии с антиэкстремистским законом 21 мая 2003 г. в Республике Татарстан было ликвидировано республиканское отделение РНЕ.

За разжигание национальной розни в 2003 г. было вынесено несколько предупреждений Министерством по делам печати, телерадиовещанию и средств массовых коммуникаций.

Успешным можно назвать пресечение подстрекательских выступлений главы Духовного управления мусульман России муфтия Талгата Таджуддина.

3 апреля, выступая в г. Уфе на митинге против войны в Ираке, организованном местной организацией "Единой России", муфтий, провозгласив лозунг "В клетку американцев!", заявил, что «Центральное духовное управление сегодня ночью объявило священную войну за свободу Ирака и мира», и призвал записывать в отряды тех, «кто хочет там воевать за Бога, за Ирак, за мир и свободу».

Хотя в дальнейшем ряд религиозных деятелей поясняли, что понятие "джихад" вовсе не обязательно означает войну, но, как видно из цитаты, Талгат Таджуддин призывал именно к войне. Так это поняла и прокуратура Башкирии, уже на следующий день вынесшая ему и его духовному управлению предупреждение в соответствии с законом "О противодействии экстремистской деятельности". Генеральная прокуратура РФ подтвердила, что при продолжении подобных выступлений ДУМР может быть ликвидировано. 26 апреля муфтий, выступая по уфимскому телевидению, говорил уже только о духовном джихаде. .

Видимо, высокая оперативность в данном случае связана с повышенным вниманием правоохранительных органов к возможным угрозам, связанным с радикальным исламом. Правда, чаще, и не всегда правомерно, они интерпретируются как угроза терроризма, чем как угроза антиконституционной пропаганды (подробнее – см. в главе о свободе совести).


Доведены до суда ряд уголовных дел, в которых обвинение настаивает на националистических мотивах преступлений.

Так, 26 мая 2003 г. судом Ленинского района г. Иванова был вынесен обвинительный приговор шестерым скинхедам, избившим 10 марта 2003 г. в центре города нескольких иностранцев, один из которых скончался. Это судебное разбирательство и приговор важны по нескольким причинам. Во-первых, продемонстрировано быстрое следствие по делу. Как правило, следствие не может похвастаться подобной оперативностью. Например, дело о погроме в районе Ясенево (г. Москва) в апреле 2001 г. было отправлено на доследование. Во-вторых, обвиняемые, несмотря на свое несовершеннолетие, получили наказание, связанное с лишением свободы – от полутора до пяти лет. В-третьих, в приговоре был учтен расовый мотив преступления.

В г. Саратове в мае 2003 г. по ст. 282 УК РФ были осуждены организаторы антисемитского митинга, посвященного 620-летию Куликовской битвы. Лидер незарегистрированного "Национального общественного русского движения" Юрий Бабиков – осужден условно; основатель местного патриотического объединения "11 февраля" Виталий Соснин получил 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении (максимально возможное наказание).

В августе 2003 г. начался суд над группой скинхедов в г. Новосибирске. Девяти участникам экстремистской группировки предъявлено обвинение в разжигании межнациональной розни и унижении национального достоинства, а также в совершении разбойных нападений с причинением тяжких телесных повреждений. Лидер группы – 20-летний учащийся колледжа обвиняется в организации экстремистского сообщества.

30 октября 2003 г. более суровый приговор был вынесен в г. Москве: трое несовершеннолетних скинхедов были осуждены на сроки от пяти до шести лет лишения свободы за убийство на почве национальной ненависти, совершенное 28 марта 2003 г.

В начале ноября 2003 г. в г. Санкт-Петербурге обвинением предпринята попытка применить новую ст. 2821 УК (организация экстремистского сообщества). Эта статья вместе со статьями 280, 150 (вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений) и 213 (хулиганство) инкриминируются лидеру и организатору скинхедской группировки "Шульц-88" Дмитрию Боброву.


Однако в действиях власти не наблюдается последовательности.

Недоумение вызывают некоторые формы применения государством законодательства, существующего в области борьбы с экстремизмом и терроризмом. Так, по иску Генеральной прокуратуры, в соответствии с Законом о борьбе с терроризмом, Верховный суд РФ признал террористическими 15 организаций, лишь две из которых являются российскими. Безусловно, борьба с терроризмом, как и борьба с экстремизмом, является одной из важнейших обязанностей государства. Однако становится ясно, что оно предпочитает ликвидировать несуществующие в России организации, вместо того, чтобы в соответствии со своими же законами бороться против организаций, реально действующих: напомним, что НДПР в соответствии с "антиэкстремистским" законодательством ликвидировать не удалось.

Недостатки "антиэкстремистского" законодательства, которые отмечались экспертами , привели, например, к возникновению таких казусов, как "дело Авксентьева". В конце 2002 г. профессору Виктору Авксентьеву, возглавлявшему тогда кафедру социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета, было предъявлено обвинение по ст. 282 УК. Инкриминировались ему фрагменты интервью с жителями края, приведенных в обширном этно-конфликтологическом исследовании ситуации в Ставрополье, которое проводилось по поручению краевых властей. О «преступном» содержании доклада группы социологов краевой прокурор Роберт Адельханян известил и губернатора края Александра Черногорова, но тот, похоже, не вступился за авторов инициированного им и предназначенного для руководства доклада.

Существует версия, что подоплека заведенного дела в том, что в инкриминируемых цитатах упоминается и сам прокурор Адельханян , но прокурор был переведен в Москву, а дело, тем не менее, дошло до суда. Лишь после нескольких месяцев процесса и рассмотрения нескольких экспертиз из авторитетнейших научных учреждений В. Авксентьев 30 июня 2003 г. был признан невиновным.

Вызывает тревогу и попытка применить ст. 282 к организаторам скандальной выставки "Осторожно, религия!". Напомним, что открывшуюся 14 января в Центре им. А. Сахарова выставку уже через несколько дней – 18 января – разгромили шестеро мужчин. Свои действия они обосновали тем, что представленные на выставке экспонаты оскорбляют их религиозные чувства. Как сама выставка, так и погром вызвали широкий резонанс в российском обществе и целую серию встречных исков. Результат оказался довольно неожиданным: дело против погромщиков, не будучи рассмотренным по существу, было прекращено из-за процессуальных нарушений, а вот в отношении организаторов выставки ведется расследование по ст. 282.


Порой сами власти активно поощряют националистические проявления или демонстративно их не замечают.

В частности, в июле "Новая газета" опубликовала сообщение, в котором утверждалось, что власти Республики Марий Эл никак не пресекают антисемитские и антикавказские выходки в республике, а также ведут целенаправленную политику по вытеснению представителей коренной национальности – мари – из органов государственного управления. Доля марийцев-управленцев к середине 2003 г. сократилась с нескольких десятков процентов до нескольких человек. Более того, орган правительства республики "Марийская правда" систематически публикует компрометирующие статьи против политиков марийцев.

В сентябре с инициативой взимать плату за обучение в средней школе с детей иностранных граждан выступил депутат Нижегородской городской думы Сергей Абышев. Поводом для подобной инициативы, по словам депутата, стало то, что в одной из школ города он увидел «слишком много детей нетипичной для Нижнего Новгорода внешности»: «Ученики-иностранцы – это скрытая проблема… Они не знают русского языка, когда приходят в первый класс, на них приходится тратить дополнительное время. Мы не закладывали деньги на их обучение в местном бюджете». Мэр города Вадим Булавинов фактически поддержал эту инициативу, дав поручение проверить ее на соответствие российским законам и выяснить, «будет ли получена реальная польза для школ». Только вмешательство нижегородского представительства МИД России, напомнившего, что в стране бесплатное среднее образование гарантировано Конституцией, остановило дальнейшее продвижение этой идеи.

После чеченского погрома в г. Нальчике депутат парламента Кабардино-Балкарской Республики Гумар Мурзаканов в своем выступлении заявил: «Я полностью на стороне наших ребят. Правильно сделали, надо было раньше», а депутат Борис Паштов дополнил высказывание коллеги следующими словами: «Москва всегда остается в стороне, хотя произошедшее во многом связано с бездеятельностью федерального центра в решении чеченской проблемы».

Губернатор г. Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко на встрече с послом США Александром Вершбоу, отвечая на вопрос о проявлениях национализма в городе, заявила, что националистические группы в городе есть, но большинство нападений все же совершаются из хулиганских побуждений, заместив, в частности, что у ее племянницы, «которая учится во французском университете в Страсбурге, тоже недавно украли деньги и документы».

Целый ряд газет, являющихся официальными органами областных администраций или учрежденных при участии региональных административных структур, в 2003 г. "отметились" ярко выраженными националистическими публикациями, вызвавшими скандалы. В частности, в г. Волгограде еврейская община ведет борьбу за ликвидацию газеты "Казачий круг", соучредителями которой являются два комитета областной администрации. Газета получила уже три предупреждения от Минпечати, которое направило иск о закрытии газеты в суд; "за разжигание национальной и религиозной розни" был снят ее главный редактор; а между тем – в ответ на требование закрытия газеты – областная администрация выступила в сентябре 2003 г. с угрозами в адрес раввина Волгограда, обвинив его во «вмешательстве в компетенцию органов государственной власти по вопросам, прямо не связанным с религиозной деятельностью».

Несколько ранее, 18 января газета Саратовской областной администрации опубликовала антисемитскую статью «Хорек пил мозг из птичьей головы», за которую впоследствии против автора было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 130 УК РФ (статья предусматривает ответственность за публичное оскорбление). Примечательно, что статья вышла в период оформления Договора об общественном согласии, который должны были подписать представители всех религиозных и общественных организаций области. После публикации статьи раввин Саратовской синагоги отозвал свою подпись из-под документа.


Кроме того, как и прежде, в большинстве судебных разбирательств обвинение либо разваливается в суде, либо судьи предпочитают не замечать расовых мотивов преступлений, а также назначать минимальные или условные сроки наказаний по подобным преступлениям.
Из конкретных примеров наиболее показателен, на наш взгляд, случай в г. Курске. 17 марта там начался процесс над группой подростков, избивавших на улицах города иностранных студентов – выходцев из Африки и Азии. Найденные в их квартирах нацистская символика и литература послужили основанием для обвинения, помимо хулиганства, еще и по ст. 282 УК. В апреле суд вынес приговор, по которому все обвиняемые получили условные сроки наказания от 10 месяцев до 2 лет, а обвинения в национализме были отклонены, поскольку, по мнению судьи, «их действия не носили ярко выраженного публичного характера и не были обращены к широкому кругу граждан, направленного на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды» [грамматика цитаты сохранена – авт.] .

В декабре 2003 г. Мособлсудом был вынесен приговор по делу группы скинхедов из пос. Сходни. Из 9 человек, обвиняемых, в том числе и в нескольких убийствах, лишь трое были приговорены к тюремным срокам (правда, большим – от 8 до 15 лет). Остальные шестеро были осуждены условно.

За антисемитские публикации 2002-2003 гг. органами Минпечати было вынесено предупреждение газете "Русская Сибирь", однако 8 июля 2003 г. Новосибирский областной суд отклонил ходатайство прокурора области В.В. Токарева о закрытии газеты как антисемитской. Параллельно расследовалось уголовное дело в отношении главного редактора газеты Игоря Колодезенко по ст. 282, и 29 мая 2003 г. он был осужден на 3 года лишения свободы. И сразу освобожден по амнистии.

Оправдательный приговор (отмененный, правда, судом высшей инстанции) с формулировкой «за отсутствием состава преступления» был вынесен в отношении издателя антисемитской газеты "Русское вече" (Новгород). В ноябре 2003 г. Тверской межмуниципальный суд отказал главе интернет-сайта "Ислам.Ру" Марату Сайфутдинову в удовлетворении иска о защите чести и достоинства, предъявленного газете "Известия" в связи с циклом скандальных антиисламских публикаций («Если бы я был Бен Ладеном»). Уголовное разбирательство по поводу этой же публикации, длящееся с ноября 2002 г. до сих пор не завершено.


По-прежнему отмечаются злоупотребления представителей правоохранительных органов. Например, в сентябре 2003 г. Комитет за гражданские права провел следующее исследование. В течение непродолжительного времени представители Комитета наблюдали за работой 30 московских постовых. В течение этого времени милиционеры проверили документы у 150 граждан, подавляющее большинство которых имело явно выраженную неславянскую внешность. О том, что «наибольшую угрозу безопасности для работающих в Москве иностранцев представляют скинхеды, сотрудники милиции и водители», свидетельствует и опрос РОМИР, результаты которого были обнародованы в апреле 2003 г. В Краснодарском крае после августовских террористических актов милиция начала задерживать чеченцев, причем, в ответ на попытку диаспоры вступиться за задержанных, в милиции интересовались: «а кто же, дескать, взорвал, если не чеченцы». .

Непрекращающаяся война в Чечне и взрывы, осуществляемые террористами-самоубийцами, способствуют бытовой кавказо- и исламофобии. А поведение спецслужб в этой ситуации лишь обостряет обстановку. В частности, в г. Рязани распространялись листовки с призывами к бдительности граждан, в которых говорилось, что «особое внимание следует обратить на лиц чеченской национальности, особенно на девушек 20-25 лет».

После теракта в Тушино (район Москвы) скандал вызвала проводимая милицией операция "Фатима", в рамках которой задержанию подвергались женщины в мусульманской одежде. Результат подобной деятельности спецслужб не заставил себя ждать на бытовом уровне: известен случай, когда женщину в хиджабе не пустили в одно из московских кафе.

При этом 2003 г. ознаменовался несколькими процессами над служителями правопорядка. Так, в феврале уголовное дело по обвинению в превышении служебных полномочий и применении насилия было возбуждено против тверских милиционеров за избиение задержанного чеченца. А 19 мая суд вынес обвинительный приговор руководителю милиции Таймырского округа В.П. Захарову, оскорбившему представителя азербайджанской диаспоры. (подробнее – см. в главе о положении национальных меньшинств).


Невнятная политика властей в отношении экстремистских, националистических действий провоцирует активизацию деятельности организаций, ставящих пропаганду насилия и дискриминации по национальному и этническому признакам своими задачами.

Так, несмотря на лишение регистрации, продолжает свою деятельность НДПР, заявившая о намерении бороться за возобновление легального статуса. В нее вливаются осколки переживающего внутренний кризис и ликвидируемого судами в регионах Русского национального единства, а кое-где, например, в Хабаровске – ячейки Национал-большевистской партии Лимонова, которая постоянно остается в фокусе общественного внимания благодаря акциям типа метания тортов и других пищевых продуктов в политиков.

Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ), заявившее о себе в 2002 г. после армянского погрома в г. Красноармейске Московской области, хотя и не пытается зарегистрироваться, но уже открыто публикует свои контактные телефоны, а его руководство не просто перестало быть анонимным, но и охотно дает интервью прессе и даже сотрудничает с местными администрациями в области выявления нелегальных мигрантов.


Силен был мотив этнической нетерпимости в проходившей осенью 2003 г. парламентской предвыборной кампании. По некоторым оценкам, 12 из 23 партий и блоков, не считая отдельных кандидатов, пытались пройти в Государственную Думу под националистическими лозунгами. И если публикация первоначального списка блока "Родина", в который вошло большое количество лиц из списка снятого с регистрации в 1999 г. националистического блока "Спас", вызвала скандал, то практически не замеченными широкой общественностью и властями остались националистические, в первую очередь антисемитские, выступления представителей КПРФ (Геннадия Зюганова, Николая Кондратенко, Игоря Родионова). Несмотря на неоднократные декларации Генпрокуратуры, ЦИК, Президента России, представителей правительства, – призывы «Все славяне должны объединиться и восстать против неславян. Им не место в России» (ЛДПР), антикавказские рекламные ролики (блок "Родина") и т.п. остались ими незамеченными.

Подобные лозунги были фактически поддержаны значительной частью избирателей при голосовании по партийным спискам. Именно так в Государственную Думу четвертого созыва прошли известные своими националистическими взглядами Николай Кондратенко (второй номер в федеральной части списка КПРФ), постоянный участник телепрограммы «Русский дом» (канал ТВЦ) Николай Леонов, публицист Андрей Савельев (оба – блок "Родина"). По одномандатному округу в Самарской области был избран Альберт Макашов (КПРФ). Мы отмечаем лишь тех, кто активно участвовал в избирательной кампании, в том числе и на федеральных телеканалах, не говоря о других националистически настроенных депутатах-«списочниках». Нельзя не обратить внимания и на новый успех ЛДПР, которая давно уже не рассматривается как оппозиционная партия, но по-прежнему активно эксплуатирует националистическую и антидемократическую риторику.

Активно использовались националистические лозунги и во время региональных избирательных кампаний. Наиболее заметными в этом плане стали выступления Германа Стерлигова, баллотировавшегося на пост мэра Москвы. Среди его заявлений, в частности, обещание сократить число азербайджанцев в Москве путем «стрельбы из автомата от живота». При этом попытка обвинить Г. Стерлигова в разжигании национальной розни потерпела неудачу.

Неудачу потерпела и попытка избирательной комиссии Новосибирской области снять с регистрации баллотировавшегося в губернаторы лидера НДПР Бориса Миронова: из-за процедурных нарушений в разрешенные законом сроки суд не состоялся и кандидат участвовал в выборах. Правда, получил он, как и другие радикально националистические кандидаты (кроме Альберта Макашова), очень мало голосов.

В августе во время избирательной кампании президента Карачаево-Черкесской Республики обстановка настолько осложнилась, что группа депутатов Совета Федерации России была вынуждена обратиться к Министру внутренних дел с требованием принять меры в отношении лиц, пытающих дестабилизировать обстановку в республике. В заявлении, в частности, отмечалась пассивность милиции, в то время как на несанкционированных предвыборных митингах «допускались высказывания, направленные на разжигание в республике межнациональной и социальной розни».

Организованная 14 августа перед зданием Петербургского городского суда демонстрация скинхедов в поддержку кандидата на пост губернатора города Анны Марковой была однозначно расценена как провокация ее политических противников. Но это яркий пример манипулирования экстремистскими группировками в политических целях.


Таким образом, в 2003 г. не только сохранились, но и получили развитие все отмечаемые ранее тенденции, связанные с пропагандой насилия и дискриминации по этническому и религиозному признакам. Все, что отмечалось ранее, – активность молодежных неонацистских группировок и организованных политических групп; общий рост ксенофобии в российском обществе (и как отражение этих настроений – увеличение представительства ксенофобски настроенных партий в парламенте); отрицание на всех уровнях власти националистической составляющей многих правонарушений; использование националистической мотивации в экономических спорах – отчетливо видно и в 2003 г. При этом нельзя не отметить положительный сдвиг в рассмотрении уголовных дел по обвинению в разжиганию национальной и религиозной вражды. Однако из-за сохраняющегося выборочного характера правоприменения говорить об этом как об общей тенденции, на наш взгляд, пока нельзя.

Назад к странице Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2003 году

Назад к странице Доклады

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования