НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Доклады

Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 1999 году

Соблюдение социально-экономических и трудовых прав. Составитель Л. А. Гордон

НАРУШЕНИЕ ПРАВ НА ДОСТАТОЧНУЮ ОПЛАТУ ТРУДА И ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ

ЗНАЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРАВ В РОССИИ

ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ СИТУАЦИИ

СОБЛЮДЕНИЕ ПРОФСОЮЗНЫХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ

ПАССИВНОСТЬ И ОЖЕСТОЧЕНИЕ ТРУДЯЩИХСЯ КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРИЧИНЫ СНИЖЕНИЯ ДЕЙСТВЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЗАЩИТНЫХ ПРАВ

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРАВ В ОБЛАСТИ РАБОЧЕГО ВРЕМЕНИ И ОХРАНЫ ТРУДА

НАРУШЕНИЕ ПРАВ НА ДОСТАТОЧНУЮ ОПЛАТУ ТРУДА И ДОСТОЙНЫЙ УРОВЕНЬ ЖИЗНИ

СОБЛЮДЕНИЕ И НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА ЗАЩИТУ ОТ БЕЗРАБОТИЦЫ

РЕСУРСНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ СОЦИАЛЬНЫХ ПРАВ. ПРАВА, ОБЕСПЕЧИВАЕМЫЕ В ДОЛГОВРЕМЕННОМ РАЗВИТИИ И В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ

НЕВЫПЛАТЫ ЗАРАБОТКОВ И ПЕНСИЙ – ВАЖНЕЙШЕЕ ИЗ ПОТЕНЦИАЛЬНО УСТРАНЯЕМЫХ В БЛИЗКОМ БУДУЩЕМ НАРУШЕНИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРАВ

ДРУГИЕ ПОТЕНЦИАЛЬНО РАЗРЕШИМЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ИМ НАРУШЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРАВ

ССЫЛКИ

На фоне условно нормального положения с профсоюзными и социально-защитными правами, охраной труда и регулированием рабочего времени отчетливо видны проблемы с соблюдением фундаментальных прав, касающихся достаточного вознаграждения за труд, обеспечения пенсий и доходов нетрудоспособных граждан, а также достойного уровня жизни для всего населения. В России 1990-х годов эти права по большей части не соблюдались. В 1999 г. основная масса населения все еще очень остро ощущала последствия августовского финансового кризиса и потому положение с оплатой труда, пенсиями, уровнем жизни было в это время более тяжелым, чем в предшествующие годы (включая первую половину 1998 г.).

Среднемесячная начисленная зарплата в 1999 г. составила 1 582 руб., средний размер назначенных месячных пенсий – 449 руб., общая сумма всех денежных доходов в расчете на душу населения – 1 577 руб. в месяц [18]. Однако официальные российские данные лишь очень огрубленно и не всегда верно характеризовали степень соблюдения права на заработок, пенсии, доходы, обеспечивающие достойное существование: где-то они приукрашивают действительность, а где-то изображают ее в более мрачном свете, чем она есть в реальности. В частности, в сведениях о начисленных зарплатах и назначенных пенсиях не учитываются скрытые заработки, получившие у нас очень широкое распространение. По надежным оценкам, совокупная среднемесячная оплата труда работников с добавлением нелегальных заработков превышает открыто начисленную зарплату по крайней мере в 1,3–1,5 раза. Это значит, что в 1999 г. она достигала в среднем 2 000–2 500 руб. Средняя сумма пенсии и скрытого приработка пенсионеров в 1,1–1,2 раза больше одной лишь пенсии, т.е. эта сумма в 1999 г. равнялась примерно 500 руб. в месяц [19].

С другой стороны, средние цифры включают в себя заработки и доходы верхних слоев общества. Применительно к этим группам вопрос о соблюдении права на достойный уровень жизни вряд ли стоит считать особенно актуальным и потому соединение сведений об их заработках и доходах с соответствующими показателями народного большинства лишь затемняет реальное положение. Имеющиеся данные все же позволяют приблизительно рассчитать среднемесячную заработную плату 90% работников (за вычетом 10% работников с наивысшей заработной платой) и среднемесячный душевой денежный доход 80% населения (за вычетом 20% населения с наивысшими доходами) [20]. Согласно таким расчетам, средняя начисленная заработная плата в 1999 г. скорее всего не превышала 1 100–1 200 руб. в месяц, а весь (включая скрытый) заработок – 1 400–1 800 руб.; средний денежный душевой доход большинства населения, видимо, составлял не более 900–950 руб. в месяц.

Из сопоставления этих цифр со стоимостью жизни ясно, что в 1999 г. (как, впрочем, и в предшествующие годы) зарплаты, пенсии, приработки и другие доходы основной массы населения ни по отдельности, ни в совокупности не могли гарантировать большинству российских работников, пенсионеров и членов их семей материального достатка, сколько-нибудь соответствующего современным представлениям о нормальном уровне жизни. По ценам 1999 г. на месячную зарплату среднеоплачиваемого работника даже с добавлением скрытых заработков можно было купить около 40 кг говядины или 20–25 кг вареной колбасы или один мужской костюм. Для приобретения одного женского пальто требовалась уже почти двухмесячная зарплата, телевизора – четырех–пятимесячная и т.д. [21] Покупательная способность среднедушевых доходов большинства населения, т.е. действительная основа семейного бюджета была еще в 1,5 раза ниже, а пенсий – в 3 раза.

Такие средние показатели свидетельствуют о неизбежном присутствии в обществе значительных групп сильно бедствующего населения. В разные месяцы 1999 г. в России, согласно официальным данным, насчитывалось от 38 до 55 млн. людей (от 26 до 38% населения), принадлежавших к домохозяйствам, где душевой денежный доход был ниже официального прожиточного минимума (ПМ). Правда, некоторые из этих людей оказывались в положении, когда их доходы не обеспечивали ПМ на протяжении сравнительно недолгого времени. Но так или иначе, общее число людей, чьи доходы не достигали в этом году ПМ, т.е. тех, кто постоянно живет за чертой абсолютной бедности, примерно равно 44 млн. (30% населения) [22].

Приведенные цифры дополним более детальной картиной дифференциации населения по месячным душевым доходам с учетом его распределения по уровню денежных поступлений, а также преобладающих мнений россиян относительно того, какую жизнь позволяют вести разные доходы [23].

В 1999 г. население России, в зависимости от того, какие возможности давали его ежемесячные доходы, состояло примерно из следующих категорий:

• душевые доходы лишь 5 6% населения, превосходили 2 500 3 000 руб. в месяц (более 3 4 ПМ), что соответствует представлениям большинства о суммах, необходимых, чтобы «жить нормально», достичь зажиточного, а у верхушки богатого жизненного уровня;

• месячные душевые доходы примерно 30% населения, составляли приблизительно 1600 2500 руб. (чуть меньше 2 3 ПМ), что в представлении россиян недостаточно для «нормальной жизни», но значительно больше того, что считается у нас границей крайней бедности; такой доход давал среднюю материальную обеспеченность, в верхней своей части близкую к достатку, в нижней – к ее минимуму;

• душевые доходы 25 30% населения, имевших от 1 000 до 1 600 руб. месячного дохода (немного больше одного и несколько меньше двух ПМ), давали надежду избежать глубокую бедность, но не позволяли вести сколько-нибудь приличную жизнь. Эти доходы формировали основу лишь для самой минимальной материальной обеспеченности, в сущности, чуть прикрытой, аккуратной бедности, и явно не были достаточными для постоянного поддержания достойного уровня жизни;

• месячные душевые доходы не превышавшие 1 000 руб. в месяц, т.е. колебавшиеся вокруг ПМ или даже заметно уступавшие ему, обрекали 35% населения на глубокую, открытую, абсолютную бедность; сюда входит 10–15% населения с доходами менее 600 руб. в месяц (0,5 – 0,6 ПМ) – это низы общества, ведущие совершенно нищенское существование, по отношению к ним представление о праве на достойный уровень жизни теряет всякий смысл.

В целом же, как видно из соотношения групп с различным уровнем дохода, важнейшее социально-экономическое право на достойный уровень жизни в 1999 г. в России не могло реализовать от 1/2 до 2/3 населения.

Несоответствие трудовых доходов понятию о справедливых и удовлетворительных заработках подтверждают международные сопоставления. Средняя открытая зарплата российских работников в 1999 г. равнялась 64 долларам США в пересчете по официальному курсу, а с добавлением скрытых заработков примерно – 80 90 долларам; по паритету покупательной способности валют это составляет около 150 200 долларов [24]. В любом случае российская заработная плата в 1999 г. в 10 15 раз уступала среднему уровню зарплат в основных западных странах. Несомненно, исторически сложившиеся у нас представления об удовлетворительных и справедливых доходах сегодня ниже, чем на Западе, но при том уровне образования, культуры, урбанизации, включенности в мировую информационную сеть, который типичен для большинства нашего народа, разница не может быть слишком большой.

Закономерно, что подавляющая часть работающих в России остро неудовлетворена размерами своей заработной платы (83% по всероссийскому опросу начала 1999 г.). Нынешние российские заработки в среднем вдвое или втрое уступают тому, чего, согласно представлениям опрошенных, действительно заслуживает выполняемая ими работа [25] и что соответствует «достойному вознаграждению за труд», провозглашенному в признанных Россией международных документах в качестве одного из основных социальных прав человека.

Ощущение неправомерности современных заработков (не говоря о пенсиях) усиливается тем, что в течение 1990-х годов их реальная величина и многие, связанные с ними виды потребления, чаще снижались, чем повышались. Напомним в этой связи, что в упомянутых документах «непрерывное улучшение условий жизни» считается одним из фундаментальных социальных прав. 1999 г. был в этом отношении нелегким и очень противоречивым. Финансовый кризис предшествующего лета и осени вызвал новый виток инфляции. Рост цен в конце 1998 г. начале 1999 г. обгонял повышение номинальных заработков и пенсий. К началу 1999 г. средняя реальная заработная плата снизилась почти на 30% сравнительно с реальной зарплатой первой половины 1998 г. В I квартале 1999 г. реальные зарплаты были уже более чем на 40% ниже докризисных заработков. Еще сильнее – на 50% – уменьшилась за это время реальная покупательная способность пенсий. Экономическая стабилизация, достигнутая к весне 1999 г., а затем начавшийся подъем в ряде отраслей изменили соотношение роста цен, заработков и пенсий. С весны лета 1999 г. реальная зарплата стала постепенно увеличиваться, а реальные пенсии перестали снижаться (и, что важнее, их стали выплачивать, а не только начислять). В конце 1999 г. средний уровень реального содержания заработков оказался приблизительно на четверть или треть больше, чем в момент их наибольшего падения в первые месяцы года. Увеличились, правда, незначительно, на 1 2%, также и реальные пенсии.
Но при всем том, повышение реальных зарплат и пенсий развертывалось настолько медленно, что к исходу 1999 г. они оставались гораздо более низкими, чем до финансового кризиса и составляли соответственно лишь 3/4 и 1/2 показателей того времени. Поквартальный индекс движения реальных зарплат и пенсий относительно их уровня во II квартале 1998 г. свидетельствует об этом с полной ясностью (речь идет об открытых, легально начисленных зарплатах и пенсиях) [26]:

Реальная заработная плата
1998 г.
II кв. - 100
III кв. - 88
IV кв. - 72
1999 г.
I кв. - 58
II кв. - 67
III кв. - 69
IV кв. - 76
Реальный размер пенсий
1998 г.
II кв. - 100
III кв. - 86
IV кв. - 62
1999 г.
I кв. - 50
II кв. - 50
III кв. - 49
IV кв. - 51

В результате, хотя на протяжении большей части 1999 г. реальные заработки понемногу увеличивались, а реальные пенсии оставались стабильными, их покупательная способность за год уменьшилась сильнее, нежели в 1998 г. Взятые в сумме за все 12 месяцев открытые заработки 1998 г. по своему реальному содержанию уступали открытым заработкам 1997 г. на 13%, тогда как реальное содержание открытых заработков за весь 1999 г. уменьшилось сравнительно с 1998 г. на 23%; падение реальной величины пенсий составило в среднем 5% за 1998 г. и 39 % – за 1999 г. [27] Так что, несмотря на небольшие улучшения последних месяцев, никакого существенного приближения к ситуации соблюдения права на достойную оплату труда и обеспечение старости в 1999 г. не произошло.

Еще сильнее, нежели годовые сдвиги, обостряют массовое ощущение нарушенности этих прав и социальной справедливости в целом долговременные тенденции снижения доходов. На протяжении 1990 1999 гг. реальная величина совокупных заработков (открытых и скрытых вместе) уменьшилась почти вдвое, одних лишь легальных (открытых) зарплат и пенсий – втрое. В общественном сознании итог многолетних сдвигов перевешивает небольшие подвижки к лучшему, обозначившиеся с весны 1999 г.

Назад к странице Соблюдение социально-экономических и трудовых прав. Составитель Л. А. Гордон

Назад к странице Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 1999 году

Назад к странице Доклады

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования