НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Н. Кравчук. Защита прав ребенка в семье

Кравчук Н.В., кандидат юридических наук, сотрудник Московской Хельсинкской группы

Опубликовано в журнале «Защити меня», 2004, №3.

Семья - самое главное, что есть у ребенка. Дети, лишенные любви родителей и их заботы, не могут стать полноценными членами общества. Семья традиционно рассматривалась как оплот всего необходимого для ребенка – воспитания, содержания, заботы и защиты его самого и его прав. Из этого положения исходит и основной закон Российской Федерации, закрепляя положение о том, что семья находится под защитой государства (ст.38 Конституции РФ). Обязанность воспитывать, заботиться и защищать детей лежит в первую очередь на их родителях (ст.ст.63, 64 Семейного кодекса РФ).

Между тем, сегодня ученые отмечают тенденцию к укреплению прав индивида – ребенка, а не семьи, как совокупности ее членов. Возникает вопрос: чем обоснован эта тенденция разделения интересов семьи и интересов ребенка, любая ли семья является благом для него?

К сожалению, преступное безразличное отношение родителей к своим детям - не редкость в современной России. Приведем несколько типичных примеров:

В 2002 году на одной из свалок в пригороде Саратова сотрудники милиции обнаружили двух мальчиков, трех и пяти лет. Дети были очень истощены, испуганы и не могли объяснить вразумительно, как они оказались на свалке. Сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних Волжского РОВД Саратова отправили малышей в детский приют города Энгельса и занялись поисками их родителей. Удалось найти мать мальчиков: она проживала в одном из общежитий, вышла замуж, сменила фамилию и ожидала ребенка от нового мужа. Насчет брошенных детей она объяснила, что муж поставил условие: никаких "хвостов". Так что перед тем, как идти расписываться, она вывела детей на улицу и там их оставила. [1]

Маме трехлетнего Саши – 27 лет. Она работала ткачихой, после увольнения стала пить. Мальчик жил в грязи у него не было подходящей для сезона одежды, он часто рылся на помойке. Соседки подкармливали его, отдавали старую одежду. Когда ребенок исчез из поля зрения соседей на три дня, они позвонили в милицию. Милиционеры нашли обессилевшего от голода и побоев мальчика в платяном шкафу - пустом и пыльном. Вызвали "Скорую помощь". Врач вынес ребенка на руках. Ребенок был отправлен в детский приют. Ребенок никак не мог привыкнуть к белым простыням - спал под кроватью. При каждой попытке заботливых нянечек погладить его по голове он вздрагивал от страха. [2]

Все большую актуальность приобретает защита детей от жестокого обращения. В стране практически отсутствует государственная регистрация случаев насилия над детьми. Данные, приводимые отдельными центрами помощи таким детям, основаны лишь на прямой обращаемости – об активном выявлении речь не идет.[3] Особенно сложно выявить случаи насилия над ребенком со стороны его родителей и других родственников, а также лиц, их заменяющих[4] – дети очень неохотно сообщают правоохранительным органам подобную информацию, потому что любят родителей. Или боятся.

К примеру, папа, разозлившись, что 15-летняя дочка, способная пианистка, поздно пришла домой, дождался утра и, когда девушка села разучивать фуги Баха, подошел и резко захлопнул крышку пианино. Переломал дочери пальцы. О карьере пианистки девочке пришлось забыть. [5]

Официальные данные по сексуальному насилию в России в отношении детей в семье не отражают реального масштаба проблемы. По данным независимого исследования Центра содействия реформе уголовного правосудия, ежегодно в России сексуальному насилию со стороны родных подвергаются в среднем 60 тыс. детей. Чаще всего жертвами собственных отцов и отчимов оказываются девочки до 13 лет. [6]

По данным Генеральной прокуратуры за 2002 год в России было убито более 3 тысяч детей. И хотя эта цифра оказалась несколько ниже, чем в 2001 году, исследователи выявили новую тенденцию – детей стали убивать гораздо более жестоко. Так, приводится пример, когда жительница Тверской области Н. Арсенева умышленно завела в лес своих малолетних детей Полину (год и семь месяцев) и Наталью (два года и семь месяцев), оставила их и ушла. В результате оба ребенка погибли. Сама Арсенева взята под стражу. Ей уже предъявлено обвинение по статье «Умышленное убийство».

Еще один пример: во время семейной ссоры 45-летний москвич сбросил в лестничный пролет с пятого этажа восьмимесячного внука. Младенец с серьезными телесными повреждениями был госпитализирован. По данному факту было возбуждено уголовное дело.

По словам работников Генпрокуратуры, объяснить такую жестокость можно, в первую очередь, негативными социальными факторами и озлобленностью. Все более распространенными стали случаи, когда матери убивают новорожденных детей. Раньше происходило около 500–700 таких преступлений в год, теперь их число уже почти в два раза больше. [7]

Помимо проблемы физического и психологического насилия родителей над детьми, актуализировалась и проблема нарушений родителями имущественных прав ребенка. Наиболее распространенными нарушениями в этой области являются продажа (обмен) жилья родителями без учета интересов ребенка

Так, Первушин А.Г. выписал дочь-инвалида из хорошей московской квартиры в Зарайск, на площадь в 18 квадратных метров, где кроме девочки был зарегистрирован еще 21 россиянин. Хорошевский суд Москвы незаконной квартирную сделку не признал, вследствие чего девочка лишилась не только жилья, но и возможности получать в Москве медпомощь и пособие по инвалидности. [8]

Принимая во внимание примеры нарушений прав ребенка его собственными родителями и другими родственниками, приходится констатировать, что только семья, в которой права ребенка соблюдаются, должна являться объектом государственной защиты. Семья, где права ребенка нарушаются в угоду взрослым ее членам не только не является объектом защиты, но и более того, от самой семьи необходимо защищать проживающего в ней ребенка.

В Уголовном Кодексе есть ряд статей, позволяющих привлечь к ответственности членов семьи ребенка за преступления против семьи и несовершеннолетних (Глава 20 УК РФ). Но, как мы уже говорили, для таких преступлений характерна высокая латентность. Семейные, гражданские и жилищные права ребенка, казалось бы, защитить проще. Однако инициатива по защите этих прав ребенка возлагается в основном на органы опеки и попечительства.[9] Именно органы опеки призваны отследить и оперативно среагировать на нарушение прав ребенка в семье. Между тем, принимая во внимание существующую статистику о неблагополучных семьях и детях[10], представляется абсурдной мысль, что специалист, под наблюдением которого находится 5 тысяч детей[11], сможет уделять хоть какое-то внимание всем детям, нуждающимся в государственной защите на данной территории. Кроме того, часты случаи, когда сотрудники органов опеки и попечительства сами нарушают права ребенка своими действиями или бездействиями.

Так, на контроле Уполномоченного по правам ребенка г. Москвы в настоящее время находится несколько дел, связанных со сделками с жилыми помещениями, в результате которых были нарушены интересы детей, но при этом, заинтересованными лицами были получены согласия органов опеки и попечительства на указанные сделки, не отвечающие интересам несовершеннолетних.[12] Во многих случаях подход органов опеки и попечительства к делу крайне формален и не отражает принципы первоочередной защиты интересов несовершеннолетнего.

Изменить сложившуюся ситуацию помогла бы отмена «пятитысячного норматива» в работе органов опеки и попечительства и разработка системы мер направленных на профилактику нарушений прав ребенка в семье.

Начиная с 14-летнего возраста, в случаях, предусмотренных федеральным законом, может самостоятельно обращаться за защитой своих прав в суд (ст. 37 ГПК РФ). Однако ни Гражданский процессуальный кодекс РФ, ни какой-либо другой закон не предусматривают механизма обращения ребенка в административные и судебные органы. Этим часто пользуются судьи, под тем или иным предлогом отказывая несовершеннолетним в принятии жалобы или искового заявления.

Так, Дима Тарасов самостоятельно написал заявление в суд о том, что хочет жить в семье Сергея Шалыгина, и что директор детского дома не отдает его документов, в результате чего он, Дима, не может получить паспорт, медицинский полис, перейти в школу рядом с новым домом. Однако принять у него заявление судья отказалась, сославшись на несовершеннолетие заявителя, а значит, его недееспособность. Подать заявление удалось только с третьего раза.

Таким образом, хотя ребенок хоть и имеет право на защиту в суде, из-за отсутствия механизма реализации этого права, оно носит декларативный характер.

Помимо разработки закона, определяющего процессуальное положение несовершеннолетнего в суде, необходимо предусмотреть для несовершеннолетнего возможность бесплатной юридической помощи. В настоящее время в соответствии с законодательством такая возможность предоставлено лишь несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (п.3 ст.26 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"), что явно не достаточно.

Домашнее насилие и нарушение жилищных прав несовершеннолетних – основные причины ухода детей из семьи. Сейчас, по данным статистики, только в столичном регионе насчитывается 17 тысяч детей-сирот, из них 14 960 — это сироты при живых родителях.[13]

По словам Т. Лысенко, председателя Комитета по вопросам женщин, семьи и демографии областной администрации г. Тулы, в области из 200 детей, ушедших из семей, 94% назвали причиной жестокое обращение родителей. При этом 77% пострадали от матерей.[14]

По данным статистики, которая приводится в СМИ, на сегодняшний день в России насилие встречается в каждой четвертой семье. Около 2 млн детей в возрасте до 14 лет терпят побои от родителей. Ежегодно, спасаясь от жестокого обращения, из дома уходят 50 тыс. детей. При этом только 25 тыс. из них находятся в розыске.[15] Эти цифры показывают, что детей, которые уходят из дома и становятся бродягами, никто не ищет и, возможно, дома радуются тому, что обуза исчезла сама собой.

Проблема детской беспризорности (безнадзорности) [16] в России является одной из острых. Более 13 тыс. детей бродяжничают только в г. Москве.[17] Точного количества беспризорных и безнадзорных детей в Российской Федерации не знает никто. По крайней мере, государственные чиновники приводят самые различные цифры. Так, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности В. Озеров сообщил, что, по разным оценкам, в России сейчас от 3 до 5 млн. беспризорников. Министр образования заявил, что «сейчас в России от 100 до 500 тыс. беспризорных и безнадзорных детей»[18]. Независимые эксперты говорят о четырех миллионах. [19]

Проблему выявления и устройства в семью уже существующих беспризорных детей решить чрезвычайно сложно. Уже больше двух лет прошло с начала государственной кампании по борьбе с беспризорностью, и к тому моменту как эта проблема будет решена тем или иным способом, многие дети погибнут, а тысячи навсегда будут потеряны для общества. Все новые и новые беспризорники будут появляться на улицах, если не будет разработана действенная система защиты прав ребенка в семье. Причем изменениям необходимо подвергнуть как деятельность административных органов по защите прав ребенка, так и суда.

[1] Блохина О. Дети на свалке// Парламентская газета, 2003, № 102. С.5
[2] Махрин Ю. Птенцам казенного «гнездышка» снится дом родной// Парламентская газета, № 95. С.1
[3] Рокицкий М.Р. О предотвращении жестокого и безответственного отношения к детям// Права ребенка, 2001, №1. С.18
[4] Положение об ответственности родителей за ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию детей закреплено в ст. 18 Конвенции ООН по правам ребенка
[5] Касьянова Н. Если муж тиран. В России ежегодно от рук собственных мужей погибают 14 тысяч женщин// Вечерняя Москва, 2003, № 77. С. 5
[6] Петракова И. Взрослые совсем озверели// Газета.Ру. 2003. 26 мая
[7] Петракова И. Взрослые совсем озверели// Газета.Ру. 2003. 26 мая
[8] Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2002 году. М., 2003. С.5
[9] Семейный кодекс РФ закрепляет положение о том, что ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей и лиц, их заменяющих в административном порядке (ст. 56 п.2)
[10] Нечаева А.М. Россия и ее дети (ребенок, закон, государство).- М.: ИГПАН, 2000. С. 167, 169, 173-174
[11] См., например, ст.7 Закона г. Москвы от 4 июня 1997 года № 16 «Об организации работы по опеке, попечительству и патронату в городе Москве»; ст.10 Закона Нижегородской области от 10 сентября 1996г. № 43-3 «Об организации и деятельности органов опеки и попечительства». Бюллетень ЗС Нижегородской области, 1996. №6
[12] Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2002 году. М., 2003. С.32
[13] Михайлина Е. Карнавальная дочь// Московский комсомолец, 2003, № 5. С. 11
[14] В Туле начала действовать программа помощи детям, пострадавшим от жестокого обращения в семье// Хартия.Ру. 2002. 14 янв.
[15] В Нижнем Новгороде 22 марта состоялся «круглый стол» по проблемам домашнего насилия// АСИ. 2002. 23 марта
[16] Беспризорными детьми являются дети, лишенные жилья и попечения родителей, в то время как безнадзорные дети — дети, имеющие жилье, но обделенные попечением родителей
[17] В Москве не могут оказать полноценную помощь несовершеннолетним бродяжкам// Хартия.Ру. 2002. 9 янв.
[18] Сергеев М. Борьба с беспризорностью // Страна.Ру. 2002. 14 янв.
[19] Нестерова О. Горчайшая из бед // Труд. 2002. 16 янв.

Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования