НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Выступление председателя Московской Хельсинкской группы Л.М. Алексеевой на встрече с координаторами региональных коалиций неправительственных организаций

Москва, 27 октября 2003 г

Уважаемые коллеги!

Московская Хельсинкская группа решила обратить особое внимание на вовлечение активистов общественных организаций, вне зависимости от того, чем они занимаются в своей основной деятельности, к исправлению ситуации с выборами, которая сложилась в нашей стране. Я хочу вам коротко изложить свою точку зрения на эту проблему, которую, я надеюсь, вы поддержите.

После краха Советского Союза основные демократические завоевания, которые мы реально получили, не считая новой Конституции, – это свобода прессы и демократические выборы. Однако, к великому сожалению, мы постепенно теряем эти завоевания. То, что произошло за последние четыре года с прессой, не надо объяснять, вы все это видите сами. Но я полагаю, что за свободу средств массовой информации должны бороться в первую очередь сами журналисты, а мы будем им помогать всем, чем только сможем, поскольку мы тоже, нисколько не меньше, чем они, заинтересованы в свободе слова.

Что же касается выборов, то это дело каждого из нас. Каждый из нас может участвовать в управлении государством, в избирательной кампании, когда мы реально выбираем, кому доверим управление страной. По-моему, у нас в стране только дважды состоялись демократические выборы: в 1989 году, еще в Советском Союзе, когда мы выбирали делегатов на Съезд народных депутатов, и в 1991 году, когда мы выбирали депутатов в верховные советы республик, городские, региональные советы и т.д. Тогда мы выбирали совсем не по демократическому закону, еще советскому, который ставил много препон на пути прямого волеизъявления избирателей, и тем не менее, тогда получилось так, что наша номенклатура, которая привыкла скармливать нам выборы из одного кандидата, потерялась, она не знала, что делать. А граждане, наоборот, воодушевились, получив возможность реального выбора. На тех выборах в верховные и местные законодательные органы прошло много новых людей, не принадлежащих к номенклатуре, действительно имеющих авторитет среди своих сограждан и пользующихся их уважением. И они оказались во власти.

В 1993 году был разогнан Верховный совет РФ, еще больший урон демократии нанесло то, что одновременно были распущены региональные и местные законодательные собрания. Те люди, которые были избраны с учетом волеизъявления избирателей, оказались за пределами властных органов. А номенклатура к этому времени уже встрепенулась, научилась действовать в новых условиях. С этого момента начал активно функционировать так называемый административный ресурс: после 1993 года стало практически невозможным прохождение во власть людей, которых не поддерживали номенклатура или финансовая элита.

Сейчас с каждым годом наша номенклатура, я бы сказала, все бессовестнее использует административный ресурс, уже абсолютно не считаясь с тем, что люди это видят, что люди это понимают, т.е. совершенно не считаясь с нашим с вами мнением. И получается так, что теперь на выборах волеизъявление избирателей мало что значит и тасуется все время одна и та же колода из номенклатурщиков или тех, кого они принимают к себе по соглашению с денежными мешками, а мы остаемся не при чем.

Это очень опасная тенденция. У меня ощущение, что выборы уже сейчас утратили реальный смысл, но это не значит, что их надо прекращать. Потому что стихийный ответ населения таков: люди или «голосуют ногами», т.е. попросту не ходят на выборы, или они голосуют против всех. Но это не выход из положения. Потому что в таком случае проходят те, кого хочет видеть у власти номенклатура, а не те, кого хотим видеть мы. Мы отстраняемся от власти. Отстраняемся от решения наших насущных проблем. И я убеждена, что мы не должны отдавать это наше демократическое завоевание. Если за прошедшие пятнадцать лет мы чему-то научились, если мы поняли, что демократия – это наша ценность, что политические свободы ценны для нас, то мы должны эти свободы отвоевывать. Я уверена, что это нужно всем нам, ничего не получится, если этим будут заниматься лишь несколько правозащитных организаций.

К сожалению, политические партии не будут этим заниматься. Даже наши демократические партии в общем-то вписались в эту систему, вступают в какие-то соглашения с властью и т.д. Например, прошлые выборы в Москве. Был договор между СПС, «Яблоком» и партией Лужкова, были заранее распределены квоты между ними, и те, кто остался вне списка, не имели ни малейшей возможности попасть в законодательное собрание Москвы. К сожалению, так будет и дальше. И может закончиться подобное положение вещей совсем печально: нам скажут, что выборы – это не в наших российских традициях, выборы у нас «не повелись», люди на них не ходят, так что – давайте назначать.

Я думаю, что нам надо переломить сложившуюся ситуацию, мобилизоваться для того, чтобы вернуть выборам их реальную демократическую сущность. Что могут сделать для этого общественные организации? Прежде всего, мы должны установить реальное наблюдение за выборами.

Московская Хельсинкская группа, ассоциация «Голос», которая уже три года работает в 30 российских регионах и будет и дальше расширять поле своей работы, другие правозащитные организации решили начать работу по обучению независимых наблюдателей. Ведь как получается: есть наблюдатели от политических партий. Они наблюдают таким образом: если нарушение в пользу их партии, то они закрывают глаза, а если нарушение партии мешает, то они поднимают крик. Это не дело. Нужны независимые наблюдатели, которые бы следили за тем, чтобы закон соблюдался по отношению ко всем.

Московская Хельсинкская группа вместе со своими региональными партнерами в 1999 году проводила мониторинг в 70 регионах России. Тогда мы выяснили, что во всех регионах главными нарушителями выборного законодательства являются не кандидаты и не политические партии, а администрации, причем на всех уровнях – начиная от федерального и заканчивая районным. Именно они чаще всего вмешиваются в избирательный процесс, искажая волеизъявление избирателей. Таким образом, независимое наблюдение должно быть направлено в первую очередь против административного ресурса.

Надо сказать, что Э.А. Памфилова, председатель Комиссии по правам человека при Президенте РФ, поддержала идею подготовки независимых наблюдателей за выборами. На заседании Комиссии было принято решение о том, что Комиссия на ближайший год делает восстановление демократического характера выборов основным направлением своей деятельности.

Что же требуется от общественных организаций? Людской ресурс должен быть наш. Мы должны найти честных людей, способных наблюдать за выборами, при этом не поддерживающих ни одну партию, не зависимых от власти, лишь следящих за тем, чтобы воля избирателей была выполнена. Мы должны этих людей найти, их обучить, проинструктировать. А Комиссия по правам человека обеспечит этих наблюдателей мандатами Центральной избирательной комиссии, т.е. они получат статус официальных наблюдателей за выборами, чтобы, например, нельзя было лишить их доступа к подсчету голосов.

Из кого мы собираемся рекрутировать этих наблюдателей? Прежде всего, из активистов НКО, причем не только правозащитных. Чем бы мы ни занимались – экологией, просвещением, детьми, женщинами, инвалидами и т.д. – мы все являемся избирателями, мы все живем в этой стране. И люди общественно активные не могут не откликнуться на наш призыв. Я думаю, что мы найдем таких активных людей в каждом регионе. Очень благодарная в этом отношении среда – это студенчество.

Вторая проблема – это состав избирательных комиссий. Они очень часто создаются с нарушением закона. Половина членов комиссии должны представлять партии, половина – назначаются. Даже это не соблюдается. Такой пример. Назначенный член комиссии – декан юридического факультета местного университета. Все хорошо, да? Но она, как говорится, по совместительству теща губернатора. И таких большинство, если вы посмотрите состав комиссий: то он бывший его компаньон, то его однокашник, то еще что-нибудь в таком же духе. И чиновники входят в состав комиссий, что тоже незаконно. К тому же, многие из них невежественны. Когда разговариваешь с членами избирательной комиссии, они и понятия не имеют, что если им по телефону позвонит начальство, то они должны отказываться исполнять его распоряжения. Они уверены, что раз начальство позвонило – надо делать так, как говорит начальство. Они не знают, что если выявится подтасовка выборов, то они получат тюремный срок, а не тот, кто звонил им по телефону. До трех лет тюрьмы за это полагается. Поэтому нужно тщательно проверить, соответствует ли состав избирательных комиссий требованиям закона. Правда, личные отношения с представителем власти наш закон не учитывает, но в демократических странах подобные законы существуют. Мы должны их изучить и выступить с законодательной инициативой, чтобы это положение было внесено и в наши законы тоже. На предстоящих выборах, конечно, это не пройдет. Но ведь жизнь не кончается после этих выборов. Мы должны добиться вливания новой крови в избирательные комиссии.

На секции прошедшего недавно Нижегородского форума, посвященной выборам, мы обсуждали такое предложение. Общественные организации должны добиваться, чтобы во всех законодательных собраниях было введено поименное голосование, т.е. чтобы мы знали, как какой кандидат проголосовал по тому или иному закону (как это фиксируется в Госдуме РФ). Я уверена, можно законодательно добиться того, чтобы общественность могла постоянно отслеживать, как какой депутат голосует по общественно значимым законам, и чтобы СМИ постоянно сообщали избирателям, как проголосовал их депутат. А то получается: мы их выбираем, а потом понятия не имеем, что они делают. Они-то клянутся, что будут делать то, что обещали, а потом поступают наоборот.

К предстоящим выборам мы подготовили материалы о том, как какая фракция и какой депутат голосовали по ядерным отходам, по пенсионной реформе, по альтернативной службе, по закону о гражданстве, т.е. по основным законам, которые понятны каждому. Мы издадим брошюру с этими данными и распространим ее по всем регионам. В ваши коалиции они попадут, и вы сможете информировать избирателей, как их депутат в Госдуме по этим общественно значимым законам голосовал. Это не «черный пиар», когда от нас что-то скрывают или формируют искаженную картину происходящего, это честная информация, чтобы люди могли голосовать не с закрытыми глазами.

Это то, что мы уже придумали. Но мы будем работать и собирать предложения, будем обсуждать эту проблему на Всероссийской конференции гражданских организаций. Я надеюсь, что вы обсудите все это в своих коалициях и со своими согражданами, в частности, для того чтобы собрать все конструктивные предложения.

Конечно, все это касается не только подсчета голосов, но и всего, что делается до выборов, скажем, отсутствие равных возможностей для голосования и т.д. Московская Хельсинкская группа проводит мониторинг выборов в Госдуму во всех 89 регионах РФ. Я считаю, что вы, местные коалиции, когда у вас будут проходить выборы, должны сами начинать мониторинг избирательной кампании и того, что делается в день выборов в ваших регионах. Туда, где мы обнаружим фальсификации, будет выделена группа юристов, которая будет помогать оформлять эти дела вплоть до судебного преследования. Мы постараемся сделать так, чтобы не только были наказаны те, кто виновен в фальсификации, но чтобы информация о том, что члены избирательных комиссий понесли суровое наказание, была широко распространена. Для того чтобы члены избирательных комиссий чувствовали свою ответственность и опасались манипулировать нашими голосами.

Совсем недавно МХГ провела мониторинг президентских выборов в Чечне. От наблюдения мы отказались, потому что там сняли всех реальных противников Кадырова еще до выборов, сняли откровенно по указанию из Кремля. Т.е. Кадырова фактически назначили из Кремля, хотя это было оформлено в виде выборов.

На общероссийских декабрьских выборах в Госдуму мы еще не сможем обеспечить все участки независимыми наблюдателями, ведь мы только начинаем эту работу. Мы выбрали два региона, где могли бы это сделать – это Калмыкия и Новосибирская область. Этот пилотный проект призван показать, что получится из нашей задумки. В Калмыкии авторитарный режим, общественные организации в этой республике малочисленны и слабы. Сами граждане Калмыкии не могут обеспечить реальный контроль за соблюдением закона о выборах. Поэтому в республику будет брошен десант независимых наблюдателей из соседних регионов. В республике 200 участков, каждый из участков мы закроем своими наблюдателями. До этого мы проверим состав избирательных комиссий. То же самое планируем осуществить и в Новосибирске.

Как я уже сказала, это будет пилотный проект. Ведь кроме президентских и парламентских в стране все время проходят то в одном, то в другом регионе местные выборы: губернаторы, мэры, законодательные собрания, главы администраций. И когда это не всероссийские выборы, мы будем в состоянии полностью обеспечить каждые из них независимыми наблюдателями. Если в регионе не хватает людского ресурса или в нем ситуация такова, что это опасно для местных наблюдателей, значит, мы обеспечиваем наблюдателями из других регионов, повторяю, с официальными мандатами. Я надеюсь, что такая постоянная работа при наращивании корпуса независимых наблюдателей, постоянный мониторинг местных выборов, результатами которого мы будем делиться (если в каком-то регионе были выборы – в другом регионе узнают, как все было, чтобы мы друг у друга учились). Я надеюсь, что к выборам 2007 года мы уже будем в состоянии отследить и общероссийские выборы.

Мне многие говорят, что я наивная, т.к. думаю, что нам дадут это сделать. Нет, я не думаю, что они, я имею в виду номенклатурщиков, будут сидеть сложа руки и смотреть, как мы их оттесняем. Но я считаю, что мои сограждане понимают, что для нас значит оттеснение от выборов, весь бардак, который творится в нашей стране сейчас, одна и та же колода, которая продолжает из выборов в выборы оставаться на одних и тех же местах. 15 лет назад неожиданно на нас свалилась демократия, сейчас мы оказались в ситуации, когда мы эту демократию должны отстаивать и отвоевывать. Неужели мы за эти 15 лет не научились этого делать?! Я уверена, что мы это можем сделать. Я не говорю «сделаем» – можем сделать. Это зависит от нашей энергии, от нашего гражданского самосознания. Я вас призываю отнестись к этому серьезно и ответственно, помочь нам вернуть выборам их демократическую сущность. Спасибо.



Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования