НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Наталья Кравчук. Деятельность адвоката в Европейском Суде по правам человека(1)

Глава XIII

Опубликовано в учебном пособие Адвокатская деятельность.- М., ЭКМОС, 2003

§ 1. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Европейская Конвенция) - это международно-правовой договор, согласно которому значительная часть европейских государств взяла на себя обязательство соблюдать основополагающие права человека.

Данная Конвенция общепризнанна как один из ключевых документов в контексте современного международного права, так как она:

- установила первую международную процедуру жалоб и первый международный суд для рассмотрения вопросов, связанных с нарушениями прав человека;

- привела к развитию на ее основе беспрецедентной по масштабу и значению судебной практики(2).

Движущей силой для принятия Конвенции стало три фактора. Во-первых, она явилась региональным откликом на зверства Второй Мировой Войны в Европе и своего рода подтверждением намерения европейских правительства не допустить ничего подобного в будущем и соблюдать базовые принципы прав человека. Во-вторых, и Совет Европы, учрежденный в 1949 году (под эгидой которого была принята Конвенция), и Европейский Союз отчасти основывались на предположении, что лучший способ гарантировать мирное сосуществование и сотрудничество Германии с Францией, Соединенным Королевством и другими западно-европейскими странами – это обеспечить региональную интеграцию и институционализацию общих ценностей. Такая стратегия явно контрастировала с предыдущим подходом воплотившимся после первой Мировой Войны в Версальском Договоре 1919 года – т.е. подходом карательным, основанном на принципе репараций.

В преамбула к Европейской Конвенции в частности сказано (и, возможно, на тот момент это утверждение было чрезмерно оптимистичным), что европейские страны, придерживаются «единых взглядов и имеющие общее наследие политических традиций и идеалов, уважения свободы и верховенства права…». Это заявление указывает на третий фактор, повлиявший на появление Конвенции – желание объединить некоммунистические страны Европы в рамках одной идеологии и сплотить их перед лицом Коммунистической угрозы(3).

Вступление России в 1996 году в Совет Европы указывало на окончание «коммунистического эксперимента» даже с большей очевидностью, чем принятие Конституции 1993 года. Сейчас, по крайней мере на бумаге, Россия привержена «трем столпам» Совета Европы: плюралистической демократии, принципу господства права и защите прав человека. Ратифицируя Европейскую Конвенцию о защите прав и основных свобод человека, а также ряд других международных и региональных договоров, Россия фактически позволила беспрецедентное по своему уровню вмешательство в свои внутренние дела(4).

В действительности, Европейская Конвенция представляет собой значительный шаг вперед по внедрению принципов, закрепленных в 1948 году во Всеобщей Декларации прав человека ООН. Основное отличие Конвенции от более ранних международных актов состоит в том что в ней закреплено право на подачу индивидуальной жалобы, т.е. жалобы от частного лица или организации на действия Государства(5). .

При принятии Конвенции встало несколько вопросов, по которым все Государства-подписанты так и не смогли прийти к консенсусу. Для урегулирования этих вопросов было решено принять дополнительные факультативные протоколы. С 1950 года было принято 12 таких протоколов. Согласно Протоколу 11, система механизмов, контролирующих исполнение положений Конвенции (на тот момент состоявшая из Комиссии и Суда), была реформирована, и Суд, ранее работавший на сессионной основе, стал постоянно действующим.

Европейская Конвенция считается одним из наиболее эффективных правозащитных договоров существующих в мире на сегодняшний день, в особенности благодаря ее механизму надзора за исполнением решений Суда. Ролф Ризздал, бывший Председатель Европейского суда, охарактеризовал Конвенцию как «основной закон Европы»(6).

На протяжении нескольких десятилетий в работе Суда можно было наблюдать следующую динамику: если в 1960х Суд вынес всего десять решений, в 1970х - 26, и в 1980х – 169, то после ратификации Конвенции государствами Центральной и Восточной Европы, присоединившимися к Совету Европы в 1990х, эта цифра подскочила до более 50 решений в год(7).

В настоящее время Суд получает более 757 писем в день. В 2001 году Суд вынес 889 решений (в 683 из которых было найдено как минимум одно нарушение Европейской Конвенции), было принято 8 989 судебных решений о неприемлемости жалоб или изъятии жалобы из списка рассмотрения.

Количество жалоб, зарегистрированных Судом в 2001 году, побило все рекорды. Было зарегистрировано 13 858 жалоб (что на 130 % больше, чем в 1998 году, когда Суд начал работу на постоянной основе). Интересно, что на протяжении последних нескольких лет наибольшее число жалоб было подано против Российской Федерации. Так, по статистике Европейского Суда на девятое сентября 2002, зарегистрировано 2707 временных досье против России, еще 3283 жалобы зарегистрированы как готовые к рассмотрению Судом ( из них 692 дела закреплены за Палатой и 2591 за Комитетом). Число жалоб непрерывно растет, как растет и популярность Европейского суда в России. При этом процентное отношение жалоб против России, признанных приемлемыми чрезвычайно мало (только 100 жалоб было коммуницировано России, при том что неприемлемыми была признано 3990 жалоб), что говорит о низком правовом уровне заявителей. Тем не менее, на настоящий момент два дела против Российской Федерации уже рассмотрено по существу(8). То, что в обоих делах были найдены нарушения Конвенции и заявители получили материальную компенсацию, дает основания предположить, что поток жалоб в Суд из России в ближайшем будущем увеличится в несколько раз.

Тем временем, начинают говорить об увеличении сроков рассмотрения дел Европейских судом и о его тревожном будущем. Учитывая то, что процесс ратификации Конвенции продолжается и число жалоб, направляемых с Суд, неумолимо растет, возникает вопрос, как с такой нагрузкой Суд будет справляться в дальнейшем. Таким образом, нельзя не отметить то, что Конвенция фактически пала жертвой собственного успеха.

7 февраля 2001 года Комитетом Министров Совета Европы была создана Группа Оценки Деятельности Европейского суда по правам человека, вынесшая ряд рекомендаций по реформированию Суда в связи с постоянно растущим числом заявлений и ограниченными ресурсами. Отчет Группы был опубликован 27 сентября 2001 года(9) и вызвал горячие споры в европейском правозащитном сообществе. Отчет, в частности, содержал, следующие рекомендации:

- Право на подачу индивидуальной жалобы не должно быть ограничено или ослаблено. Наоборот, оно должно быть упрочено, inter alia, быстрым рассмотрением заявлений. То есть, количество закрепленных в Конвенции прав, и подлежащих обжалованию нарушений не должно быть сокращено; право на индивидуальную жалобу должно быть сохранено в своей сути; Суд должен рассматривать заявления в течение разумного срока; судебные решения, при этом, должны оставаться качественными и авторитетными.

- Cледует перенести рассмотрение ряда жалоб, как признанных приемлемыми, так и признанных необоснованными, на пересмотр на национальном уровне, для чего должны быть проведены необходимые организационные действия в каждом государстве, ратифицировавшем Конвенцию, с целью создания эффективной системы рассмотрения таких дел.

- Следует расширить применение уже существующего процесса дружественного урегулирования спора.

- Следует сократить количество «устных» сессий Суда, как наиболее дорогостоящих и отнимающих много времени.

- Следует рассмотреть возможность создания региональных правозащитных трибуналов на территории Европы (с тем, чтобы Суд в Страсбурге занял место суда последней инстанции), а также возможность вынесения по запросам национальных судов предварительных (рекомендательных) решений по вопросам, связанным с Европейской Конвенцией.

- Следует распространить статус судьи на референтов (членов Канцелярии) Суда.

Очевидно, что большинство из вынесенных рекомендаций затрагивают основные принципы, установленные Конвенций для судебного разбирательства – беспристрастность, прозрачность, эффективность, и др. Вероятнее всего, данные рекомендации в основном не будут приняты во внимание при реформе Суда. Тем не менее, с 1 января 2002 года Судом была ведена новая система, согласно которой общение секретариата Суда с заявителями резко сократилось. Кроме того, после вынесения Судом решения о неприемлемости дела, секретариат прекращает переписку с заявителем окончательно. Уже сейчас ясно, что это нововведение значительно ухудшило положение заявителя. Следует признать, таким образом, что в настоящее время вопрос об адекватном пути реформирования Европейской правозащитной системы остается открытым.



Российская Федерация вступила в состав Совета Европы 28 февраля 1996 г., а 30 марта 1998 г. Россией была подписана, а затем (5 мая 1998 г.) ратифицирована Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод(10). С этого момента она, согласно п.4 ст.15 Конституции РФ, стала составной частью российской правовой системы

После ратификации Конвенции и ряда дополнительных Протоколов к ней российские граждане, а также организации, получили право на обращение в Европейский суд по правам человека с жалобой на неправомерные действия государственных органов России, нарушающие их права, гарантированные Конвенцией.

Европейский суд по правам человека (Европейский суд) был учрежден в 1959 г. для обеспечения обязательств государств–членов, принятых в соответствии с Конвенцией. В функции Суда входит:

- рассмотрение жалоб о нарушении прав, гарантированных Конвенцией (поданных государством, физическим лицом, группой лиц или юридическим лицом (за исключением государственных предприятий)),

- принятие решений о приемлемости данных жалоб и в случае, если они приемлемы, рассмотрение их по существу.

Решения Европейского суда являются обязательными для государства, в отношении которого было вынесено решение. В дополнение к установлению факта нарушения Конвенции, Суд также может присудить заявителю соответствующую компенсацию и возмещение расходов. Необходимо принимать во внимание, что Европейский Суд не является и не может выступать в качестве апелляционного суда по отношению к судам определенного государства. В случае установления нарушения Конвенции Суд не может приказать национальному суду отменить решение, выпустить человека на свободу или вернуть ему собственность. По сути, решения Европейского суда сводятся к ответу только на один вопрос: было ли в конкретном случае нарушение положений Конвенции.

Ратификация Конвенции и признание юрисдикции Европейского Суда означает также и то, что деятельность всех российских органов государственной власти, в особенности судебных, их решения и используемые процедуры, равно как и решения законодательных органов, не должны противоречить положениям Конвенции.

§ 3. ПОРЯДОК ПОДАЧИ ЖАЛОБ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Наибольшую сложность в работе с Европейским судом для российского адвоката представляет то обстоятельство, что по существу Европейский суд работает в области прецедентного права. То есть, для правильной трактовки положений Конвенции адвокату необходимо изучить огромный перечень основополагающих решений Европейского суда. Буквальное толкование норм Конвенции без обращения к конкретным решениям Европейского суда может привести к узкому, а зачастую неправильному пониманию положений, изложенных в ней. Указанное обстоятельство является основным, на что необходимо обратить внимание российскому адвокату, решившемуся обратиться в Европейский суд(11).

Порядок функционирования Европейского суда изложен в самой Конвенции, а также в регламенте Европейского суда.

В соответствии с процессуальным порядком, жалобы в суд подаются письменно. Первоначальная жалоба в Европейский суд может быть направлена в форме обычного письма с кратким изложением существа спора и нарушенного права. Помимо этого, в письме должна содержаться информация о том, в какие инстанции заявитель обращался на территории России, какие нормы закона, в том числе международных договоров, по его мнению, нарушены и каких результатов он ожидает в связи с рассмотрением жалобы Европейским судом. К жалобе прилагается список решений, вынесенных по делу гражданина российскими судебными и иными органами. Кроме того, указывается, обращался ли гражданин в какие-либо международные организации за разрешением данного дела. Жалоба может подаваться как на одном из официальных рабочих языков суда – английском или французском, так и на русском языке.

Хотя с жалобой будет работать юрист Секретариата, в целом знакомый с национальным правом (сейчас в штате Суда есть и российские специалисты), скорее всего, он не будет детально разбираться в проблеме. Поэтому существенно, чтобы адвокат объяснил в жалобе суть национального законодательства в том объеме, который регулирует нарушенные, по мнению заявителя, положения Конвенции.

Индивидуальные жалобы могут быть поданы в суд как самим заявителем (физическим лицом, группой лиц, организацией), так и его представителем. В случае подачи жалобы представителем это должно быть указано в самой жалобе. Наряду с контактной информацией представителя должна быть приложена доверенность от заявителя на право ведения дела в Европейском суде(12). Такая доверенность не требует какого-либо заверения. Представлять интересы заявителя может юрист, имеющий право практиковать в одной из сторон, и являющийся ее резидентом, а также любое другое лицо, утвержденное Президентом Палаты.

Поскольку, как уже было указано, официальными языками Суда являются английский и французский, в Суде перевод осуществляется только с родного языка заявителя на эти официальные языки, но не наоборот, поэтому адвокат должен обладать достаточным знанием английского или французского языка для того, чтобы понять вопросы Суда.

Разумеется, идеальным является случай, когда интересы заявителя в Европейском суде представляет тот же адвокат, который участвовал в деле на национальном уровне, так как уже в процессе разбирательства дела на первой инстанции должна начаться подготовка позиции заявителя для Европейского Суда. Необходимо обращать особое внимание на то, что каждый факт, на который ссылается заявитель в жалобе, должен быть подтвержден документально (отказ в вызове свидетеля, отказ в приобщении документов к делу, нарушение установленных законодательством процессуальных сроков). При этом следует учесть, что требования, предъявляемые Судом к доказательствам, значительно отличаются от требований национальных судов. Так, например, Европейский суд принимает в качестве доказательства письменные показания свидетелей, не заверенные нотариально, копии газетных статей (например, при обосновании пристрастности суда при рассмотрении уголовного дела доказательством явилась статья в газете, в которой обвиняемый назван преступником). Копии других документов также не нуждаются в нотариальном заверении.

В ответ на первичное письмо заявителю или его адвокату секретарем суда будет предложено заполнить специальный формуляр, форма которого прилагается к настоящей главе в качестве образца(13), которого необходимо придерживаться при написании первичного письма. Формуляр должен быть заполнен полно и аккуратно, даже если ранее подобная информация уже излагалась в предыдущей переписке. Для представления жалобы на формуляре отводится фиксированный срок (обычно шесть недель), пропуск которого может быть воспринят как нежелание заявителя продолжать ведение дела. Хотя Секретариат ведет переписку практически на всех основных языках государств, ратифицировавших Конвенцию, решения Суда публикуются на одном из официальных языков, поэтому при заполнении формуляра следует указать свое предпочтение. Заполненный формуляр составит основу для рассмотрения жалобы.

Далее секретариат суда вступает с заявителем или его адвокатом в переписку и информирует заявителя о ходе рассмотрения жалобы. На любой стадии разбирательства по жалобе суд может исключить ее из рассмотрения по различным причинам, о чем обязательно уведомляет заявителя.

В начальной стадии процесса секретариатом суда собирается необходимый для рассмотрения дела материал. На этой стадии адвокат должен позаботиться о том, чтобы все необходимые материалы были оперативно подготовлены и направлены в суд. Лицом, с которым ведется переписка, может быть как непосредственно заявитель, так и его адвокат, которому в этом случае необходимо получить на это доверенность от своего клиента.

Ранее (до реформы января 2002 года) юрист Секретариата Суда являлся своего рода помощником заявителя: он мог высказать свое мнение о том, содержит ли жалоба некий аспект, который даст основание Суду считать, что жалоба не подлежит рассмотрению и, возможно, приложит копию решения суда, полезного для ознакомления. Это давало возможность заявителю вовремя внести необходимые изменения и пояснения в свою жалобу. В настоящее время такая процедура в Суде отсутствует.

§ 4. УСЛОВИЯ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБ

Прежде чем принять решение о подаче жалобы в Суд, следует убедиться, что потенциальная жалоба отвечает условиям приемлемости жалоб, установленным Судом. В случае несоблюдения данных условий, жалоба будет признана неприемлемой, на чем разбирательство дела будет закончено.

1. Жалоба должна быть подана надлежащим лицом (ratione personae).

В отличие от межгосударственных обращений гражданин (группа граждан, организация), направляющий жалобу в Европейский суд должен быть жертвой нарушения одного из прав, предусмотренных Конвенцией(14). То есть заявитель уже должен пострадать от нарушения его прав. В некоторых случаях Суд может признать статус жертвы за заявителем, которому еще только угрожает нарушение его прав. Так, в стране, где гомосексуальная связь считается преступлением, гомосексуалист может быть признан потенциальной жертвой. В некоторых случаях Суд также может признать приемлемой жалобу лица, не являющегося непосредственной жертвой, а тесно связанную с нею, например, родственными отношениями. В этом случае в жалобе должно упоминаться имя непосредственной жертвы, и она должна, насколько возможно, дать свое разрешение на обращение в Европейский суд.

2. Жалоба должна быть подана на нарушение права, гарантированного Конвенцией и дополнительными Протоколами к ней (ratione materiae).

Не все страны – члены Совета Европы ратифицировали все дополнительные Протоколы к Конвенции. Жалобы не могут быть принесены в отношении нарушения прав, закрепленных в Протоколах, но не ратифицированных государством. Некоторые страны при ратификации Конвенции внесли оговорки относительно тех или иных прав, закрепленных в ней. Нарушения этих прав могут рассматриваться только в пределах, допущенных оговоркой(15). Многие права Конвенцией не гарантируются (например, право на развод, право на дипломатическую защиту, а также социальные права).

3. Нарушение прав должно иметь место после ратификации государством – ответчиком Конвенции.

4. Нарушение прав должно произойти в пределах территориальной юрисдикции государства-ответчика (ratione loci).

5. Жалоба подается только после использования всех эффективных средств защиты права на национальном уровне.

Является ли судебный порядок защиты права эффективным средством защиты, решается в каждом конкретном случае. Если можно доказать неэффективность данного средства защиты права (хотя бы при помощи статистики удовлетворения подобных жалоб или представлении экспертных заключений компетентных правозащитных организаций), жалоба может быть направлена прямо в Европейский суд.

В случае, если рассмотрение дела на национальном уровне существенно затягивается, и часть жалобы содержит ссылку на это «препятствие», это само по себе может считаться «истощением» эффективных средств защиты (Matos E. Silva v. Portugal).

6. Жалоба должна быть подана в течение шести месяцев после принятия окончательного решения на национальном уровне (ratione temporis).

Суд принимает к рассмотрению жалобы только в течение шести месяцев, начиная с даты вынесения окончательного судебного решения или с даты, когда гражданин узнал об этом решении. Шестимесячный срок заканчивается датой письма (факса), направленного в Суд. Если в какой-либо ситуации для восстановления нарушения права не предусмотрено никаких национальных средств, то окончательным решением по делу будет считаться само нарушение права. (Если заявитель жалуется, например, на вступление в силу правового акта, в результате действия которого произошло длящееся во времени нарушение права, шестимесячный срок принятия заявлений не может быть применен.) При этом существует возможность подачи так называемой краткой жалобы в целях соблюдения данного условия.

Последним внутренним средством судебной защиты судов общей юрисдикции для России, после которого можно обращаться в Европейский суд по правам человека и с даты вынесения которого следует отсчитывать шестимесячный срок, является решение суда кассационной инстанции. Такой подход подтвержден решением о приемлемости заявления по делу Tumilovich v. Russia(16), принятым Судом в июне 1999 года. Суд решил, что просьба заявителя о проведении пересмотра, направленная, соответственно, председателю коллегии по гражданским делам Верховного Суда и заместителю Генерального прокурора, была крайним средством, и ее рассмотрение зависело от дискреционных полномочий этих лиц, а поэтому не являлась эффективным средством в значении ст.35.1 Конвенции. На это решение была сделана ссылка в определении Конституционного суда РФ от 18 апреля 2000 г. по делу Кравченко(17), что, фактически, явилось первым упоминанием об этом деле в России.

Что же касается Конституционного суда, то его решения являются окончательными и не подлежит обжалованию, поэтому сразу после вынесения решения, затрагивающего права и свободы гражданина, гарантированные Конвенцией, можно обращаться в Европейский суд по правам человека.

Существует еще несколько условий приемлемости заявлений(18). Суд не будет рассматривать заявление, если оно:

- анонимно;

- является по существу той же жалобой, которая уже была рассмотрена Судом или уже является предметом другого международного разбирательства;

- несовместимо с положениями Конвенции, явно необоснованную или представляющую собой злоупотребление правом подачи петиции. Жалоба признается неприемлемой вследствие необоснованности, если у Суда возникают вопросы по поводу правильности и достаточности обоснованности заявления, а также по поводу наличия самого нарушения. При этом Суд не сразу признает жалобу неприемлемой, а сначала дает возможность заявителю сделать пояснения по существу вопроса. Что касается злоупотребления правом подачи петиции, то Суд признает таковыми жалобы, в которых заявитель приводит в обоснование своей позиции сплетни и клевету, а также, если заявитель не ответил на несколько запросов Суда.

§ 5. РАССМОТРЕНИЕ ЖАЛОБ В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

После того, как секретариат наберет достаточный материал для рассмотрения дела в суде, жалоба регистрируется как формальная, то есть регистрируется за Комитетом или Палатой для последующего рассмотрения.

В соответствии со статьей 49 (1) регламента суда индивидуальные жалобы передаются для ознакомления в первую очередь судье-докладчику, который принимает решение, в какой из органов Суда она должна быть направлена. По его рекомендации жалоба может попасть в Комитет (из трех судей) или в Палату (из семи судей).

Комитет единогласным решением может постановить, что жалоба не подлежит дальнейшему рассмотрению, то есть что она является неприемлемой. Данное постановление окончательное и не подлежит обжалованию ни в Суд, ни в другие инстанции. Если хотя бы один из трех судей считает жалобу приемлемой, дело направляется для рассмотрения в Палату.

Палаты принимают постановления о приемлемости или неприемлемости в более сложных случаях. Такие постановления также являются окончательными. В функцию Палаты входит и непосредственное принятие решений по существу жалоб. Кроме того, Палата может решить, что требуется дополнительная информация от заявителя или от соответствующего государства. В этом случае Судом будет сделан дополнительный запрос относительно интересующей суда информации, при этом срок, отведенный для ответа на этот вопрос, будет ограничен.

В последующем жалоба формально «передается» государству и ему предлагается представить соображения (отзыв) на жалобу(19). В таких случаях агенту Российской Федерации при Европейском Суде направляется отчет Судьи-докладчика (за исключением его предварительных заключений о приемлемости жалобы). В то же время об этом уведомляется заявитель, которому высылаются копии документов. Зачастую это первое общение заявителя с Судом с момента представления жалобы. Иногда эта стадия занимает до двенадцати месяцев.

Для ответа на вопросы государству предоставляется фиксированный срок (обычно все те же шесть недель). Данный срок не является окончательным и может быть продлен по ходатайству государства. Ответ государства передается заявителю для комментариев (в течение того же срока). Именно на этой стадии адвокату заявителя предоставляется последняя возможность прояснить все спорные для Суда вопросы, ссылаясь при этом на Конвенцию и предыдущие решения Суда. После принятия решения о приемлемости жалобы (при этом устное слушание с присутствием заявителя, как правило, не проводится) Суд предпринимает попытку примирить стороны, и если они достигли мирового соглашения, разбирательство по делу прекращается. В случае признания жалобы неприемлемой, об этом уведомляется заявитель. После данного уведомления переписка с заявителем прекращается, а досье по истечению определенного срока уничтожается.

Если жалоба была признана приемлемой, дело входит в решающую стадию, где решается вопрос о наличие или об отсутствии в данном деле нарушения государством Европейской Конвенции.

В настоящее время Суд назначает устные публичные слушания в исключительных случаях. Ходатайство о его проведении должно быть обосновано и может быть подано как заявителем, так и государством-ответчиком. В случае если Палата решит провести устное слушание, стороны будут уведомлены об этом и будет назначена удобная (до определенных пределов) для всех сторон дата. Сторонам также будет предложено представить свои окончательные доводы суду заранее, чтобы они были переведены и предоставлены судьям на слушании. Также будут произведены необходимые действия для обеспечения перевода (при утверждении Президента Палаты).

Обычно для выступления перед Судом каждой стороне предоставляется 45 минут. В речи должны быть затронуты только ключевые моменты дела, и высказываться они должны в простых и четких фразах. За редким исключением устные слушания публичны.

Как минимум за 14 дней до даты слушания стороны могут предоставить свое заявление Суду в письменной форме. Как минимум за 10 дней до даты слушания, Суд должен быть уведомлен об именах и должностных обязанностях лиц, представляющих заявителя. Суд имеет право ограничить количество представителей или советников.

Даже в том случае, когда заявителя представляет адвокат, рекомендуется присутствие в суде и самого заявителя. Суд должен убедиться, что дело не носит «формальный» характер и что живой человек активно заинтересован в исходе дела.

Обычно Суд не выслушивает устные показания свидетелей, хотя Регламентом Суда это предусмотрено(20).

Первым предоставляется право говорить заявителю и уже за ним – государству. (Данный порядок характерен только для слушания дела по существу. При устном рассмотрении вопроса о приемлемости первым выступает государство.) После вступительных речей судьи могут задавать вопросы. При этом Суд не ожидает немедленного ответа. После того как будут заданы все вопросы, в слушании будет сделан перерыв приблизительно на 20 минут, в течение которого стороны смогут подготовить ответы Суду. На ответы, а также на заключительные доводы стороне отводится около 15 минут.

Особо сложные дела, поднимающие вопросы толкования Конвенции, или дела, решение по которым может противоречить прецедентам Суда, могут быть переданы на рассмотрение Большой Палате (состоящей из 17 судей)(21). Помимо этого, Большая Палата может играть роль апелляционной инстанции - в соответствии со ст. 43 Конвенции сторона имеет право в течение трех месяцев после принятия Палатой решения подать запрос о передаче дела в Большую Палату для пересмотра дела.

Решение Суда сообщается сторонам практически на следующие сутки. На подготовку окончательной версии решения уходит около месяца. Мотивированное решение Палаты по существу жалобы передается заявителю, государству, а также печатается в периодических изданиях Суда.

§ 6. СПРАВЕДЛИВАЯ КОМПЕНСАЦИЯ И «ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ»

В случае если Суд установил нарушение Конвенции, в соответствии со ст. 41 Конвенции решается, надлежит ли выплатить заявителю какую-либо компенсацию. Если заявитель просит эту компенсацию, необходимо предоставить Суду все детали требования в течение двух месяцев после вынесения решения о приемлемости. В случае пропуска этого срока требование может быть отклонено. Ничего, кроме компенсации (материальных убытков и морального вреда) и возмещения расходов, Суд присудить не может. Он не может, например, снять судимость (Brozicek v. Italy). При назначении Судом компенсации сумма может варьироваться от чисто номинальной, как, например, 100 гульденов (приблизительно 50 долларов США) в Engel (N2) v. Netherlands, до достаточно существенной, как, например, 1 355 200 000 драхм (приблизительно 4 420 000 долларов США) в Papamichalopoulos and others v. Greece (1995), или 700 000 франков (приблизительно 115 000 долларов США) в Tomasi v. France.

При выплате компенсации Суд принимает во внимание сравнительную стоимость жизни в государствах – членах Совета Европы (так, компенсация в западных странах может быть значительно выше).

В заключение судебных процедур, если Суд установит нарушение Конвенции, государству может быть указано возместить все или часть расходов заявителя. В случае если заявитель уже получал от Суда так называемую «правовую помощь», то есть возмещение расходов на услуги адвоката и судопроизводство, государство должно будет выплатить заявителю оставшуюся сумму. Суд возмещает только понесенные в действительности и разумные расходы. При этом копия требования посылается государству для комментариев.

Суд не всегда решает возместить и приезд в Страсбург, размещение в гостинице и карманные расходы, но, при этом, он может ограничиться и оплатой только этих расходов. В деле Castells v. Spain заявитель попросил оплатить ему расходы в 44 000 долларов США. Заявитель появился перед Судом с четырьмя адвокатами. Суд решил, что это слишком много(22) , и присудил 18 000 долларов США, то есть сумму меньше требуемой для оплаты четырех адвокатов. Перед определением суммы Суд всегда предлагает заявителю представить детализированное требование.

Следует принять во внимание, что способ составления счетов в разных странах сильно варьируется. В Европейский суд следует представлять не «рамочное» соглашение о выполнении определенных работ, а подробное перечисление сделанной работы, произведенных встреч, понесенных расходов. Также следует указать количество телефонных переговоров, количество составленных документов, даты составления и т.д. Если работа адвоката оплачивается на почасовой основе, то следует указать и стоимость часа, а также количество времени, потраченного на различные услуги.

При частичном удовлетворении жалобы заявителя возмещение понесенных им расходов будет пропорционально сокращено.

В тех случаях, когда это будет необходимо для надлежащей подготовки дела к судебному разбирательству и при отсутствии достаточных средств на это у заявителя, Совет Европы может предоставить ему «правовую помощь» (legal aid), до разрешения дела(23), а именно, после принятия решения о приемлемости жалобы. «Правовая помощь» выплачивается для покрытия расходов на оплату любого представителя (адвоката, имеющего право практиковать, и резидента одной из сторон, а также любого другого лица, утвержденного Президентом Палаты). При необходимости правовая помощь может покрыть и услуги нескольких адвокатов. Однако в таком случае требуется подавать специальный запрос с обоснованием этой необходимости.

Если суд сочтет это необходимым, он предложит заявителю обратиться за «правовой помощью», но заявитель может обратиться за ней и самостоятельно. Заявителю необходимо будет заполнить «Декларацию о средствах заявителя». Затем декларацию нужно будет заверить в соответствующем органе. Название и адрес органа сообщит Секретариат.

Прежде чем предоставить правовую помощь заявителю, Суд перешлет детали заявления государству с просьбой прокомментировать их. Окончательное решение о предоставлении правовой помощи принимает Президент Палаты. В дополнение к средствам, выделенным на определенную работу, правовая помощь может также включать в себя возмещение таких расходов, как телефонные и почтовые платежи, копировальные работы и перевод документации. В 1998 г. сумма, выделявшаяся на покрытие этих расходов, составляла 400 фр. франков (приблизительно 65 долларов США). Суд обычно не просит документального подтверждения мелких расходов (почтовых и т.д.)(24).

Суд не практикует почасовую оплату работы, а выплачивает фиксированную сумму за конкретную работу. Выплачиваемые суммы пересматриваются ежегодно, за исключением суточных, которые пересматриваются каждые шесть месяцев.

§ 7. РЕШЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Помимо целого ряда решений о приемлемости заявлений, поданных против Российской Федерации, Европейский суд вынес два решения по существу(25). Оба решения содержат комментарии ранее установленных Конвенцией правовых стандартов применительно к праву и практике Российской Федерации.

В деле Burdov v. Russia(26), Суд еще раз повторил, что право на справедливое судебное разбирательство было бы иллюзорным в случае если, внутренняя правовая система государства позволит окончательному решению суда остаться не исполненным в ущерб одной из сторон. Разумеется, невозможно предположить, чтобы статья 6 (1) закрепляла процедурные гарантии, данные сторонам - справедливое, публичное и оперативное разбирательство – не предусматривая при этом защиты исполнения судебного решения. Толкование ст. 6 (1), как относящейся исключительно к доступу к суду и проведению самого разбирательства, привело бы, скорее всего, к ситуации, не совместимой с принципом верховенства закона, который государства обязались уважать, ратифицировав Конвенцию. Исполнение решения любого суда должно рассматриваться как неотъемлемая часть «судебного разбирательства» в целях ст. 6 Конвенции (Hornsby v. Greece).

Суд отметил, что это положение не позволяет государству ссылаться на недостаток средств при невыплате долга по судебному решению. Задержка в исполнении решения может быть оправдана в особых обстоятельствах. Однако, она не может приводить к нарушению сущности права, гарантируемого ст.6 (1)(27). В данном случае, право заявителя на извлечение выгоды из успешного судебного дела о компенсации повреждения здоровья, причиненного обязательным участием в чрезвычайной ситуации, не должно быть нарушено по причине якобы существующих финансовых трудностей, испытываемых государством.

В деле Kalashnikov v. Russia(28), Суд подтвердил мнение многих международных организаций об условиях содержания под стражей в России. Устанавливая нарушения ст. 3 Конвенции, Суд отметил, что условия содержания заявителя под стражей, в частности, огромная перенаселенность камер, антисанитарные условия, и их неблагоприятное влияние на состояние здоровья заявителя, в сочетании с длительностью периода содержания в таких условиях, представляют собой унижающее обращение.

§ 8. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Для демонстрации широты применения Европейской Конвенции имеет смысл рассмотреть более подробно статью 1 Протокола 1 к Европейской Конвенции, положения которой носят экономической характер. Положения, закрепленные в этой статье и практика Суда по ней будет интересна не только адвокатам занимающимся защитой прав человека, но и тем, кто специализируется в имущественном праве. Необходимо отметить, что субъектами прав, гарантированных этой статьей могут быть не только физические, но и юридические лица, что делает эту статью особенно интересной для читателей пособия.

Статья 1 Протокола 1 гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества, и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.»

Во избежание возникновения недоразумений при толковании текста Конвенции и протоколов следует учитывать, что официальными являются лишь английский и французский тексты. Все тексты Конвенции и Протоколов к ней на других языках могут содержать в себе те или иные смысловые различия и требуют дополнительного комментария. Русский перевод ст.1 Протокола 1 к Европейской Конвенции также нуждается в уточнениях. В частности, вызывает сомнения точность перевода оборотов, содержащихся в оригинальных текстах «respect de ses biens» (уважение своего имущества) - во французском, и «peaceful enjoyment of his possessions» (мирное обладание своей собственностью) - в английском. В русском варианте говорится о праве «беспрепятственно пользоваться своим имуществом», что не совпадает по смыслу с оригинальными версиями. Такая неточность может иметь значение при определении объема защиты права, предоставляемого ст.1 Протокола 1.

В решении по делу Marckx, Суд пояснил, что признавая, что каждый имеет право на беспрепятственное пользование своим имуществом, ст.1, по существу, гарантирует право собственности.

Впервые Суд дал развернутую квалификацию ст.1 Протокола 1 при слушании дела Sporrong and Lonnoroth. По мнению Суда, статья 1 состоит из трех отдельных норм: первая норма, общего характера, провозглашает принцип беспрепятственного пользования своим имуществом; она содержится в первом предложении первого абзаца. Вторая норма посвящена изъятиям собственности и условиям, при которых они возможны; она содержится во втором предложении того же абзаца. Третья норма признает, что государства вправе, в частности, осуществлять контроль за использованием собственности в соответствии с общими интересами, обеспечивая выполнение таких законов, какие им представляются необходимыми для этой цели; эта норма содержится во втором абзаце. Суд подчеркнул, что все три нормы не являются отдельными и связаны друг с другом. Потому вторая и третья нормы должны рассматриваться в контексте общего принципа, установленного первой нормой(29).

В деле James and Others Суд дал развернутую характеристику доктрины справедливого баланса. Мера, лишающая лицо собственности, должна не только преследовать законную цель в «общественных интересах» как в конкретном случае, так и в принципе, но также должно быть соблюдено разумное соотношение пропорциональности между выбранными средствами и преследуемыми целями. Следует отметить, что баланс между публичными и частными интересами может быть нарушен не только действиями государственных органов, но и их бездействием, поскольку в некоторых случаях именно бездействие ответственных лиц (например, непредоставление судебной защиты, надлежащих гарантий собственности, возможности беспрепятственно пользоваться своим имуществом) может привести к нарушению имущественных прав лица.

Категория общественных, или общих, интересов дважды используется в тексте статьи. В общих интересах возможно и лишение собственности, и контроль за ее использованием. Наличие общественной необходимости устанавливается государством. Принципиальная позиция Суда по данному вопросу, заявленная в решении по делу James and Others, заключается в том, что национальные власти лучше знакомы с местной спецификой и поэтому лучше, чем международный судья, могут оценить, что составляет общественный интерес.

Первостепенным является вопрос о том, как юриспруденция Суда толкует понятие имущества. При рассмотрении дел Handyside и Marckx Суд уточнил, что все различные термины относятся к концепции собственности в обычном смысле этого слова. А именно, это означает частную собственность, как движимую, так и недвижимую. По делу Marckx Суд высказал мнение, что данная статья может применяться только к уже существующему имуществу, но не к праву приобретать собственность. Исходя из юриспруденции Суда(30), в понятие собственности входят также и активы частного права, не являющиеся физической собственностью, такие как акции или денежные требования, основанные на договоре или деликте. Право свободно пользоваться имуществом охватывает и некоторые экономические требования, основывающиеся на публичном праве, такие как льготы, получаемые в соответствии с системами обязательного страхования, установленными законодательством.

В деле против России(31) Суд, ссылаясь на уже принятые решения, повторяет, что «требование» также может являться «собственностью» в понимании ст. 1 Протокола 1 к Конвенции в случае, если оно может быть принудительно осуществлено в судебном порядке(32). Суд отметил, что решения cуда г. Шахты дали заявителю именно такое право требования, а не просто общее право получить поддержку от государства. Решение становится окончательным, если оно не было обжаловано, и были начаты процедуры по его исполнению. Следовательно, невозможность заявителя получить исполнения решения составило вмешательство в его право беспрепятственно пользоваться. собственностью, как установлено в ст.1 Протокола 1. Не исполнив решения суда г.Шахты, власти, таким образом, не дали возможность заявителю получить деньги, которые он обоснованно ожидал получить. Правительство не предоставило этому никакого обоснования, а посему Суд считает, что недостаток средств не может оправдать это бездействие(33).

Более сложным является вопрос о том, является ли имуществом лицензия на занятие тем или иным видом деятельности. По мнению суда, это зависит, в частности, от того, можно ли считать, что данная лицензия приводит к возникновению разумных и законных ожиданий у владельца лицензии в отношении долгосрочного характера этой лицензии и возможности продолжать получать выгоды от осуществления лицензируемой деятельности(34).

Помимо привычного содержания права собственности, Суд вводит в него и понятие «репутация». Так, в деле Van Marle Суд заявил, что в определенных условиях «репутация» может быть приравнена к праву собственности: «Благодаря проделанной ими работе заявители создали собственную клиентуру; во многих отношениях это имеет характер права частного лица, то есть представляет собой собственность и, таким образом, имущество с точки зрения статьи 1.»

Два основных вопроса, затрагиваемых Судом при рассмотрении дел по данной статье Конвенции - компенсация за лишение имущества и контроль за использованием имущества. Что касается компенсации за изъятие имущества в интересах общества (экспроприации и национализации), то Суд, в упоминаемом выше деле James and Others, высказал мнение о том, что завладение собственностью во исполнение законной социально-экономической или другой политики может осуществляться «в интересах общества», даже если общество в целом прямо не использует эту собственность или не пользуется ее благами. При этом, в деле Lithgow and Others, Суд счел, что обязанность уплатить компенсацию вытекает из косвенного условия, содержащегося в данной статье в целом, а не из самого требования, касающегося «интересов общества». Что же касается фразы «на условиях, предусмотренных законом», то она требует прежде всего наличия и соблюдения надлежащим образом доступных и достаточно четких внутренних правовых положений. Таким образом, лишение собственности без уплаты разумной суммы с учетом ее собственности, как правило, представляет собой несоразмерное вмешательство, неоправданное с точки зрения ст. 1 Протокола 1. Вместе с тем эта статья не гарантирует права на получение полной компенсации при любых обстоятельствах, поскольку законные цели «интересов общества», например те, на достижение которых направлены меры экономической реформы или меры по обеспечению большей социальной справедливости, могут требовать выплаты возмещения в сумме ниже полной рыночной стоимости(35).

Интересный пример практики Суда представляет собой дело «Святые монастыри»(36). По этому делу несколько древних монастырей за несколько веков накопили имущество различными путями, не дающими возможности регистрации собственности с помощью таких сравнительно недавних правовых механизмов, как регистрация документов, подтверждающих право собственности. В своей жалобе в Европейский суд монастыри высказывали претензию в отношении того, что часть их сельскохозяйственных земель и лесных угодий отошла к государству и впоследствии стала использоваться под управлением правительственного органа и греческой православной церкви. Хотя государство не предприняло каких-либо действий по лишению монастырей данной собственности, оно могло сделать это в любое время. Закон, регулирующий такие сделки, не содержал каких-либо положений, касающихся выплаты монастырям компенсации за утрату их собственности. Принимая решение о наличии нарушения ст.1 Протокола 1, Суд отверг аргумент правительства, относительно того, что пути приобретения собственности заявителями и источники существования как монастырей, направивших жалобу, так и греческой православной церкви оправдывали невыплату компенсации.

При рассмотрении дел, связанных с контролем за использованием имущества, суд обращает внимание на два момента: преследует ли законодательно установленный контроль цель обеспечения «общих интересов» и является ли функционирование соответствующего законодательства и, соответственно, предусмотренного им контроля, соразмерным преследуемой законной цели.

В различных делах Суд пояснял, что объявление банкротом по суду в той степени, в какой эта мера представляет собой вмешательство в право пользоваться имуществом, осуществление залога в пользу налоговых органов в обеспечение невыплаченных налогов или штрафов является законной мерой контроля за использованием собственностью. Эта позиция Европейского суда нашла отражение в решении Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно этому закону, передача указанных в нем объектов муниципальным образованиям представляет собой, по буквальному смыслу нормы, один из случаев лишения должника – собственника его имущества. Анализ же сложившейся правоприменительной практики свидетельствует о том, что эти предписания понимаются конкурсными управляющими и арбитражными судами как исключающие и какую-либо возможность компенсации должнику уменьшения конкурсной массы в результате такой передачи. В этом смысле положения п.4 ст.104 данного закона представляют собой чрезмерное, не пропорциональное конституционно значимым целям, а потому произвольное ограничение права собственности должника и, следовательно, конкурсного кредитора в конкурсном производстве и умаляют конституционное право частной собственности, то есть противоречат ст.55 Конституции РФ. В связи с этим законодателю надлежит, исходя из принципов правового государства, регламентировать условия перехода права собственности, в частности его утраты, на основе юридического равенства и справедливости в соответствии с Конституции РФ. Данные требования распространяются и на предоставление должнику –собственнику имущества в процедуре конкурсного производства, - такая компенсация должна быть соразмерной с точки зрения обеспечения справедливого баланса между публичными и частными интересами.

Кроме указанных выше, к законным мерам контроля, с точки зрения Европейского Суда, относятся поиск и изъятие документов для производства по делу, арест активов обвиняемого лица, выехавшего за границу с целью избежать судебного разбирательства и др.

По ряду дел, суд рассмотрел вопрос о контроле за использованием собственности и в контексте уголовного судопроизводства. Так, по делу Venditelli, итальянское правительство наложило арест на квартиру заявителя в связи с возбуждением против него уголовного дела за нарушение норм градостроительства. В конечном итоге уголовное судопроизводство было прекращено, однако еще несколько месяцев не отдавалось распоряжение о снятии ареста с квартиры. Европейский суд отметил, что наложение ареста преследовало две законные цели: сохранения доказательств о нарушении и предотвращения его усугубления. Вместе с тем, принимая решение о наличии нарушения ст. 1 Протокола 1, Суд выразил мнение о том, что внутренний суд обязан был издать приказ о немедленной отмене распоряжения об аресте по прекращению дела, так как в тот момент прекращали действовать законные основания для ареста.

Следует отметить, что заявители, утверждающие что нарушено их право, закрепленное в ст.1 Протокола 1, как правило жалуются и на отсутствие адекватной процедуры для защиты этого право (ст. 13 Европейской Конвенции). Зачастую Суд, не находя нарушения ст. 1 протокола 1 в действиях государства, отмечает, что качество процедур, существующих для защиты этого права не соответствуют требованиям, установленным для справедливого судебного разбирательства(37).

§ 9. ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА: ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В последнее время среди специалистов все чаще отмечается возрастающее влияние деятельности Европейского суда на российское право, в особенности, на судебную практику. Действительно, появляется все больше случаев, в которых решения вынесенные Европейским Судом, влекут за собой конкретные изменения, как в отдельных делах, так и в общих подходах судов к толкованию российского права, в том числе, в области защиты права собственности. Помимо прочего, это подтверждается и деятельностью Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного Судов. Примечательно, что имеющийся результат был достигнут в то время, как Европейский суд еще не вынес ни одного решения по существу в отношении России. Теперь, когда такие решения уже существуют, актуализируется вопрос о возможных последствиях этих решений для России как государства-ответчика.

Как уже упоминалось ранее, решения Европейского суда обязательны для государства, в отношении которого они вынесены. Согласно п.2 статьи 46 Европейской Конвенции, окончательное решение Суда направляется Комитету Министров Совета Европы, который осуществляет надзор за его исполнением. В силу данного положения, решение суда влечет за собой определенные обязательства для государства-ответчика.

После доклада представителя государства, в отношении которого вынесено решение, о прогрессе, достигнутом в исполнении конкретного решения, Комитет Министров оценивает полученную информацию. В случае если меры, предпринятые государством недостаточны для того, чтобы решение Суда могло считаться исполненным, Комитет Министров возвращается к рассмотрению данного дела каждые 2 или 6 месяцев (в зависимости от характера мер, необходимых к исполнению). После того, как решение Суда исполняется, Комитет Министров закрывает дело, о чем выносится соответствующая резолюция.

Выплата денежной компенсации является зачастую самым видимым, однако далеко не единственным обязательством, вытекающим из решения Суда. В соответствии с практикой толкования ст.46 Европейской Конвенции Судом и Комитетом Министров, констатация нарушения Конвенции предполагает обязательство государства-ответчика принять в случае необходимости особые меры для того, «чтобы положить конец нарушению и устранить его последствия с целью восстановления, насколько это возможно, ситуации, существовавшей до нарушения (restitution in integrum)». Таким образом, на практике речь может идти о совершенно конкретных мерах индивидуального характера в отношении заявителя, которые не обязательно ограничиваются выплатой присужденной Судом денежной компенсации. Более того, помимо выплаты компенсации и принятия мер индивидуального характера, решение Суда влечет за собой обязательство принятия «действенных мер для предотвращения новых нарушений Конвенции, подобных тем, которые были установлены в данном решении»(38).

Меры общего характера, принимаемые государством-ответчиком при исполнении решений Суда, крайне разнообразны. Для демонстрации возможных изменений в законодательстве государства-ответчика имеет смысл привести ряд примеров:

Дело Ringeisen v. Austria (решение от 16 июля 1971)

- В соответствии с решением Европейского суда, Конституционный Суд пересмотрел свои прецеденты относительно интерпретации понятия «гражданские права и обязанности».

Дело Tyrer v. the United Kingdom (решение от 25 апреля 1978)

- Главный судья о. Мэн (Великобритания) разъяснил судьям, что телесное наказание в судебном порядке является нарушением Конвенции.

Дела Erkner and Hofauer, and Poiss v. Austria (решения от 23 апреля 1987)

- В ряд законов о сельском хозяйстве были внесены изменения в целях упрощения и ускорения судебных рассмотрений дел об объединении земель и обеспечения правил адекватной компенсации.

Дело Bouamar v. Belgium (решение от 29 февраля 1988)

- Согласно Закону от 2 февраля 1994 года, вступившему в силу 27 сентября 1994 в Бельгии, Ювенальный суд не может помещать несовершеннолетнего под стражу более чем один раз за одно судебное разбирательство. Максимальный срок содержание под стражей не может быть более 15 дней. Государство учредило в соответствующих учреждениях отдельные помещения для подростков.

Дело B. v. Austria (решение от 28 марта 1990)

- В соответствии со статьей, введенной в Акт об организации судов, в случае, если суды задерживают осуществление процедурных действий, таких как написание решения, стороны могут обратиться в вышестоящий суд с тем, чтобы он установил временные рамки для осуществления этих процедурным действий.

Дело Tomasi v. France (решение от 27августа 1992)

- Было отменено несколько законов, что привело к некоторым задержкам в рассмотрении дел, и улучшению защиты лиц, содержащихся под стражей, с целью предупреждения дурного обращения, посредством введения, в частности, медицинского освидетельствования и возможности вмешательства адвоката.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Au Greffier de la Cour europeenne
des Droits de l’homme Counseil de L’Europe
67075 Strasbourg Cedex France
Fax: 3-33-88-41-27-30


ЗАЯВЛЕНИЕ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

I.

А. ЗАЯВИТЕЛЬ

1. Фамилия заявителя
2. Имя, отчество
3. Гражданство
4. Род занятий
5. Дата и место рождения
6. Постоянный адрес
7. Номер телефона
8. Адрес места, где проживает в данный момент (для отправки корреспонденции)
9. Фамилия, имя, отчество представителя
10. Род занятий представителя
11. Адрес представителя
12. Номер телефона представителя

В. ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА
13.

II. Описание фактов

14.

III. Описание предполагаемых нарушений положений Конвенции и приведение соответствующих аргументов

15.

IV. Выполнение положений ст. 35. Конвенции

16. Окончательное решение
17. Другие решения
18. Существуют ли какие-либо другие инстанции, в которые Вы могли бы обратиться, но не сделали этого, или иные меры, которые Вы не использовали?

V. Предмет заявления

19.

VI. Подача заявлений в другие международные инстанции

20. Подавали ли Вы заявления в какие-либо иные органы международного расследования и урегулирования.

VII. Список документов

21.

VIII. Язык, на котором вы предпочитаете вести переписку

22.

IX. Декларация и подпись

23. Настоящим подтверждаю, что исходя из моих знаний и убеждений вся информация, которую я привела в заявлении, точная. И обязуюсь уважать конфиденциальность механизма рассмотрения заявлений в Комиссии.

24. Настоящим подтверждается, что заявитель не имеет никаких возражений против того, чтобы его имя было объявлено публично. Если заявитель имеет подобные возражения, необходимо сообщить об этом здесь, четко и недвусмысленно сформулировав свои возражения.

Страна и город Дата Подпись


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ДОВЕРЕННОСТЬ

Я, нижеподписавшийся, (имя и адрес заявителя) доверяю (имя и адрес представителя) представлять меня в судебном разбирательстве в Европейском Суде по правам человека и во всех других процедурах в рамках Европейской Конвенции по правам человека относительно жалобы, которую я представил в соответствии со статьей 34 Конвенции, против (государство-ответчик)

(дата первоначального обращения заявителя в Суд)

(подпись)

(дата и место)


СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. European Human Rights. Taking a Case under the Convention/L.J. Clements, Nuala Mole, Alan Simmons. London, Sweet & Maxwell, 1999

2. Henry J. Steiner and Philip Alston. International Human Rights in Context: Law, Politics, Morals. Published in the United States by Oxford University Press Inc., New York, 1996.

3. Human rights in international law. Council of Europe Press, Brussels, 1992.

4. Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 1999 г. № С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие».

5. Международная защита прав человека с использованием некоторых международно-правовых механизмов. Издание Центра содействия международной защите. Москва, 2001.

6. Европейский суд по правам человека Избр. решения. В 2 т. Москва: НОРМА; Институт европейского права МГИМО (У) МИД РФ; СOLPI, Совет Европы, INTERRIGHTS, 2000.

7. Эрделевский А.М. Обращение в Европейский суд. М.: Юристъ, 1999.

8. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская Социальная Хартия: право и практика./ Донна Гомьен, Дэвид Харрис, Лео Зваак. М.: Изд-во Московского независимого института международного права, 1998.

9. Как подать жалобу в Европейский Суд по правам человека: Комментарий к правилам обращения в органы Совета Европы по защите прав человека/В.А. Карташкин. М.: НОРМА-ИНФРА, 1998.

10. Бюллетень Интерайтс http://www.hrights.ru/text/inter/b3/index.htm


(1) Глава подготовлена с использованием информации, любезно предоставленной Екатериной Заковряшиной, юристом Европейского суда по правам человека, и Михаилом Лобовым, юристом Отдела исполнения решений Европейского суда по правам человека Комитета Министров Совета Европы.
(2) Henry J. Steiner and Philip Alston. International Human Rights in Context: Law, Politics, Morals. Published in the United States by Oxford University Press Inc., New York, 1996. p. 571.
(3) Ibid, p. 572.
(4) Доклад Билла Бауринга, адвоката, Профессора права Университета Северного Лондона, Великобритания, на Международной Конференции «Россия и Совет Европы» 18-19 мая 2001 года
(5) Philip Leach. Taking a Case to the European Court of Human Rights. Published by Blackstone press Limited, Aldine Place, London. 2001. p.3
(6) Ibid, p.4.
(7) Ibid, p.4.
(8) Burdov v. Russia; Kalashnikov v. Russia.
(9) http://www.coe.int/stat/E/Public/2001/rapporter/clcedh/2001egcourt1.htm(10) Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней».
(11) Нужно отметить, что первое издание сборника решений Европейского суда по правам человека на русском языке появилось лишь в 2000 г.
(12) Приложение 2.
(13) Приложение № 1.
(14) Ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
(15) Ратификационная грамота Российской Федерации от 05 мая 1998 года содержит оговорки, относительно статуса военнослужащих, а также относительно установленного порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления.
(16) Ходатайство № 47033/99, 22 июня 1999 года.
(17) Вест. Конституционного Суда. 2000. № 4.
(18) Ст. 35 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
(19) Правило 54 (3) Регламента Суда.
(20) Правило 65 регламента Суда.
(21) Ст. 30 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
(22) Суд обычно решает, что помощи двух юристов достаточно (напр., Kokkinakis v. Greece (1993).
(23) Глава 10 Регламента Суда.
(24) «European Human Rights. Taking a Case under the Convention»/L.J. Clements, Nuala Mole, Alan Simmons (London, Sweeet & Maxwell, 1999).
(25) Данные по состоянию на июль 2002 года.
(26) Здесь и далее перевод данного дела неофициальный.
(27) Решение по делу Immobiliare Saffi v. Italy.
(28) Здесь и далее перевод данного дела неофициальный.
(29) Решение по делу James and Others.
(30) Решение по делу Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis.
(31) Решение по делу Burdov v. Russia.
(32) Решение по делу Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece.
(33) Смотри, mutatis mutandis, решение по делу Ambriosi v. Italy.
(34) Решение по делу Tre Traktorer Aktiebolag.
(35) Решение по делу James and Others, Решение по делу Lithgow and Others.
(36) Решение по делу Holy Monasteries v. Greece.
(37) Решения по делам Allan Jacobsson v. Sweden; Hakansson and Sturesson v. Sweden; Langborger v. Sweden.
(38) Доклад М.Б.Лобова, Юриста Отдела исполнения решений Европейского суда по правам человека, на Международной Конференции «Россия и Совет Европы» 18-19 мая 2001 года.




Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования