НОВЫЙ САЙТ МХГ

ПУБЛИКАЦИИ

Статьи

Татьяна Локшина, Сергей Лукашевский. Язык вражды и свобода слова

Впервые опубликовано: Права человека в России

В 2002 году в обиход неправительственных организаций и журналистского сообщества вошло новое понятие - "язык вражды", вольный перевод английского термина hate speech. Это на сегодняшний день уже вполне устоявшееся словосочетание было придумано совсем недавно - осенью 2001 года - когда четыре московские НПО, Информационно-исследовательский центр "Панорама", Московская Хельсинкская группа, Фонд защиты гласности, Центр развития демократии и прав человека, начинали свой проект "Национализма и ксенофобии в российских СМИ - мониторинг и общественные действия". Меньше, чем за год понятие "язык вражды" получило распространение и породило достаточно интенсивную общественную дискуссию, в которой активно участвуют журналисты. В 2002 году было НПО и академическими группами было запушено еще несколько проектов, нацеленных на отслеживание языка вражды в СМИ и попытку разработать относительно эффективный механизм противодействия.

Это не удивительно. Сейчас мы наблюдаем сужение свобода слова, в том числе попытки законодательного ограничения свободы массовой информации. В этих условиях, когда пресса отстаивает свободу слова, перед журналистским сообществом неизбежно встает вопрос о том, что заключают в себе такие понятие, как свободное выражение мнений и распространение информации, и где проходит граница допустимых ограничений. Подобная дискуссия включает в себя не только проблему регулирования со стороны государства (возможность которого оговорена в ряде международных актов), но и проблему самоограничения со стороны общества.

Пресса, пытаясь избежать государственного контроля, ищет защиты у общества. Но общество, которое, казалось бы, активно, потребляет продукт СМИ - информацию - в то же время относится к прессе с глухим раздражением, о чем ярко свидетельствует сравнительно высокая поддержка россиянами идеи введения цензуры (по данным Фонда "Общественное мнение" более 50% граждан в принципе высказываются за цензуру). Мы убеждены, что не единственной, но значимой причиной такого амбивалентного отношения общества к прессе является именно "язык вражды".

Мы сознательно включаем в понятие «язык вражды» не только очевидно расистские и ксенофобские высказывания, которыми испещрены маргинальные националистические публикации, но и журналистскую небрежность и некорректность (политическую некорректность, как говорят наши западные коллеги). Таким образом, "язык вражды", неотделим от негативизма и желтизны, которые базируются на сознательной, даже гипертрофированной некорректности. Поэтому массовое недовольство "чернухой", скандальностью, безответственностью в СМИ при вдумчивом рассмотрении оказывается неприятием именно "языка вражды". И, о чем свидетельствует все тот же социологический опрос Фонда "Общественное мнение", под цензурой россияне понимаются запрет на "чернуху", на "язык вражды", а не критику начальства и сокрытие информации о социально значимых процессах.

Этнический и религиозный "язык вражды" остается даже в тех изданиях, которые позиционируют себя как серьезные, аналитические. Поэтому его можно использовать как индикатор цивилизованности - часто в респектабельных изданиях на уровне стилистики и идиоматики присутствует "язык вражды". Более того, в статьях по сути направленных на осуждение ксенофобии и защиту меньшинств, журналисты нередко продолжают одновременно утверждать если не негативный, то уничижительный образ защищаемого "меньшинства". И сводят на нет все благие намерения… Обращаясь к обществу, пресса апеллирует к своей функции источника критической информации. Но, используя "язык вражды", она не только способствует распространению ксенофобии (этнической, религиозной, социальной и т.д.), но фактически из информатора, в роли которого себя видит и представляет, превращается в сплетника и кликушу.
* * *
Нередко сегодняшнюю ситуацию в российских СМИ объясняют незрелостью отечественной демократии, отсутствием соответствующих традиций. Однако этот тезис отнюдь не исчерпывающий. Огромную роль играет специфика современного информационного поля, когда перед журналистом встает соблазн привлечь как можно больше читателей любыми средствами, добиваясь экономической рентабельности и оправдывая себя стремлением к независимости и правом на свободу слова.

Эти проблемы не новы и не уникальны. В США, форпосте свободы слова, те же сюжеты стали активно обсуждаться после второй мировой войны. Прессе предъявляли примерно те же обвинения - отработка конкретных экономических интересов владельцев, война за рекламу и, соответственно, скандальность, необъективная информация и т.д. - и над СМИ даже замаячил призрак государственного регулирования, что в рамках американской демократической традиции шаг гораздо более радикальный, чем может показаться в России. В ходе развернувшейся дискуссии родилась концепция социальной ответственности прессы, которая предполагает, что канал массовой информации является столь значимым социальным институтом, что возможность им распоряжаться налагает на СМИ целый ряд обязательств перед обществом (но, заметим, не перед государством). Иначе говоря, теперь недостаточно самого факта существования многочисленных СМИ, разнообразие которых обеспечивало для социума общую объективную картину - в современном мире каждое СМИ само несет ответственность за предоставление читателю разносторонней, объективной информации и всех точек зрения на проблему. В противном случае пресса становится источников социальной напряженности. Американская Комиссия по свободе печати сформулировала основную задачу современной прессы следующим образом: "Прессе следует принять на себя обязанность средств общественного пользования в области распространения ин6формации и обсуждения мнений, экспериментировать с содержательными материалами высокого качества… и стремиться улучшить качество журналистских кадров".

Однако следует различать концепцию социальной ответственности и претензии государства, в частности современной российской власти, формирующей для себя "комплементарную информационную среду". Государство внешне говорит о том же самом, об ответственности и общем благе, но трактует эти понятия, исходя из своих интересов, которые зачастую противоречат общественным.

Для становления в качестве необходимого независимого элемента демократического общества прессе необходимо зарекомендовать себя как источник всесторонней информации и площадки для ответственного обсуждения социально значимых проблем. Разрешить эту задачу невозможно не отказываясь от "языка вражды", использование которого дискредитирует СМИ и льет воду на мельницу представителей государства, настаивающих на необходимости контроля.

Кроме всего прочего этот постулат означает, что СМИ несут ответственность перед всеми группами в обществе, независимо от их численности. Национальные, религиозные и иные меньшинства являются неотъемлемыми сегментами общества, и они не только не должны подвергаться нападкам или снисходительному уничижению, но им должна быть предоставлена возможность представить свой отличный от разделяемого большинством дискурс на общем информационном поле. (К слову отметим, что все граждане, не относящиеся к каким-то из очевидных меньшинств, принадлежат к тем или иным группам, каждая из которых в некоей ситуации может оказаться в положении меньшинства.)

Сталкиваясь с социально значимыми проблемами россияне, в целом, дают им верную оценку (что убедительно доказывают многочисленные социологические исследования). Но при адекватном понимании проблем, общество видит для них только "простые" репрессивные решения. Так, недавний захват заложников в Москве - просчет правоохранительных органов и спецслужб, но каков же выход? Выселить из Москвы всех чеченцев и кавказцев. И так далее. Пресса может и должна играть ключевую роль в коллективном поиске решений. Для этого необходимо соблюдать правила объективной дискуссии, т.е. не опускаться до "языка вражды", который создает питательную среду для таких решений как "взять и поделить", "собрать и выселить". Тиражируя "языка вражды" пресса фактически роет себе могилу, потому что в однажды таким простым решением будет закрыть все независимые издания и ввести цензуру.


Назад к странице Статьи

К разделу "Публикации"

Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования