Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Адвокаты обсудили внутренние и внешние угрозы профессии

Генри Резник

В Челябинске прошла III Научно-практическая конференция молодых адвокатов «Традиции и новации адвокатуры», посвященная Ф.Н. Плевако. Об этом сообщает «Адвокатская газета».

Конференция была организована АП Челябинской области, Советом молодых адвокатов АП Челябинской области, Адвокатским бюро «КРП», Адвокатской палатой г. Москвы, Челябинским региональным отделением Ассоциации юристов России и Юридическим институтом Уральского государственного юридического университета.

В ходе конференции прошло пленарное заседание «Защита профессии: внутренние и внешние угрозы», посвященное состоянию и перспективам развития прав и гарантий адвокатской деятельности.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов, член Московской Хельсинкской Группы и член Совета по правам человека при президенте РФ Генри Резник определил тему своего выступления как «традиции и новации в преследовании адвокатов со стороны процессуальных противников». При этом «техника безопасности», по его словам, вытекает из норм, закрепленных в актах, которыми должны руководствоваться адвокаты, – Законе об адвокатуре и Кодексе профессиональной этики адвоката.

Проанализировав правовую природу соглашения об оказании юридической помощи, регламентированного ст. 25 Закона об адвокатуре и включающего условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь как одно из существенных условий, Генри Резник подробно рассмотрел вопрос о возможности расторжения оглашения в случае, если клиент перестает платить адвокату. Он рекомендовал коллегам тщательнейшим образом подходить к тому, как сформулированы условия договора: в нем должны быть четко указаны порядок и условия оплаты. И если клиент нарушает эти условия, то адвокат, по его мнению, вправе выйти из процесса (после соответствующего предупреждения и по истечении срока, который отводится доверителю на поиск другого адвоката).

К традиционным способам преследования адвокатов со стороны процессуальных противников Генри Резник отнес их вывод из процесса путем вызова на допрос в качестве свидетелей по делам их доверителей, к «ноу-хау» – фабрикацию в их отношении уголовных дел. Он рассмотрел различные ситуации: первая обусловлена крайне низким стандартом доказанности обвинения (пример – дело Маркина); вторая связана с длительным, на протяжении нескольких лет, юридическим сопровождением клиентов – юридических лиц, включающим разные виды правовой помощи: советы, составление документов, представительство в суде (примеры – дела Третьякова и Юрьева); третья – с применением в отношении адвокатов ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности) (пример – дело Лебедева) и 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования).

Анализируя «технику безопасности» и ресурсы защиты, Генри Резник обратил внимание молодых коллег на необходимость очень четко обосновывать все свои действия в случае, если клиентом является юридическое лицо, в особенности унитарное предприятие. Нельзя допустить такой ситуации, чтобы заключение адвокатом соглашения с предприятием, у которого есть собственные юристы, было признано незаконным, поскольку адвокаты обладают познаниями, отличающими их от других юристов, и иммунитетом.

Касаясь ситуации, когда обвинение строится на том, что адвокат представил подложные доказательства, Генри Резник подчеркнул, что сведения, собранные адвокатом, в том числе представленные им документы, доказательствами еще не являются – для признания тех или иных сведений доказательствами необходимо выполнение правил, предусмотренных процессуальным законодательством.

Статью ст. 294 УК РФ вице-президент ФПА РФ назвал «очень опасной», потому что она имеет общую формулировку, которую начиная с 2013 г. толкуют не только как непосредственное воздействие на судью (непроцессуальное общение, уговоры, обещания), но и более широко.

«Крайняя бдительность в отношениях с клиентами, в разговорах с нашими процессуальными противниками! Надо себя блюсти, – сказал Генри Резник в заключение. – Когда заключаете соглашение с юридическим лицом, надо продумывать буквально все, каждый шаг обязательно должен быть обоснован. Норма о свободном соглашении не служит абсолютной защитой, так же как и норма Кодекса, [согласно которой] адвокат исходит из презумпции доверия к своему клиенту и не проверяет те сведения, которые тот ему предоставляет, – тоже не абсолютная защита… Когда у вас нет полной уверенности в документе, его лучше не предъявлять».

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант рассказал о дисциплинарной практике как о способе защиты прав адвокатов. В дисциплинарном производстве АП г. Москвы презумпция добросовестности адвоката работает во всех без исключения случаях, сказал он. Адвокат презюмируется добросовестным до тех пор, пока не доказано обратное. При этом презюмируется, что добросовестным является адвокат, который в профессиональном поведении разумен и осмотрителен.

По данным, которые привел Вадим Клювгант, в 2018 г. общее количество поступивших в АП г. Москвы жалоб и других обращений с претензиями к адвокатам по сравнению с 2017 г. снизилось (с 2350 примерно на 300), но количество обращений со стороны государственных правоохранительных структур, включая территориальный орган Министерства юстиции, возросло в 2,5 раза (со 150 до 370). «В такой же примерно пропорции возросло количество обращений адвокатов в Комиссию по защите прав адвокатов. Это нас обязывает в дисциплинарном производстве быть еще более осмотрительными, скрупулезными и внимательными», – сказал он.

Уже в течение двух лет две стадии дисциплинарного производства – в Квалификационной комиссии и Совете палаты – курируют разные вице-президенты, для того чтобы иметь два взгляда на одну и ту же ситуацию. «Мы предохраняемся всеми возможными способами от того, чтобы не допустить ошибку и не назвать адвоката нарушителем правил профессиональной этики и законодательства там, где нет для этого оснований», – пояснил Вадим Клювгант.

При этом АП г. Москвы принципиально против превращения недопустимых поводов для возбуждения дисциплинарного производства в допустимые путем внесения представления вице-президента палаты (палата исходит из того, что процессуальные оппоненты адвокатов могут обратиться в уполномоченный орган юстиции, и он внесет представление, которое является допустимым поводом).

Также АП г. Москвы настаивает на том, что обращения должны отвечать требованиям конкретности и обоснованности. Если, например, судья сообщает, что адвокат проявил неуважение к суду, но не указывает, в чем конкретно оно состояло и какая норма Кодекса профессиональной этики была нарушена, то палата отказывает в возбуждении дисциплинарного производства на том основании, что обращение не соответствует требованиям ст. 20 КПЭА.

«Мы очень скрупулезно соблюдаем презумпцию добросовестности адвоката и требования дисциплинарного производства, которые установлены для всех его участников, и тем самым защищаем добросовестных адвокатов от агрессивных, необоснованных атак со стороны государственных органов, от наветов со стороны недобросовестных доверителей, мы защищаем добросовестных адвокатов от недобросовестных адвокатов. Поступая так, мы, по нашему убеждению, защищаем авторитет адвокатского сообщества в целом», – заключил Вадим Клювгант.

Вице-президент ФПА РФ Валерий Анисимов, напомнив о традициях адвокатуры и правилах профессиональной этики, которыми руководствовались присяжные поверенные, рассмотрел значение дисциплинарной практики в другом аспекте – применительно к реализации Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусматривающей введение исключительного права адвокатов на судебное представительство.

Основной предпосылкой для введения такого регулирования, по словам Валерия Анисимова, является наличие в адвокатуре, в отличие от среды свободно практикующих юристов, контроля качества оказания профессиональной юридической помощи. «Адвокатура обеспечена механизмом привлечения к дисциплинарной ответственности и, соответственно, располагает инструментами внутрикорпоративного управления и саморегулирования, что позволяет ей обеспечивать независимость и оказание квалифицированной юридической помощи. По этой причине задача органов адвокатского самоуправления по рассмотрению дисциплинарных производств является одной из важнейших».

Касаясь дисциплинарной практики АП Ханты-Мансийского автономного округа, Валерий Анисимов отметил, что суды отменяли дисциплинарные решения только в случаях нарушения процедуры рассмотрения дисциплинарного производства. В 2018 г. обжаловано в суд семь решений Совета палаты о применении мер дисциплинарной ответственности, ни одно из них не отменено. За всю историю палаты было только два случая отмены решений по дисциплинарным делам, оба связаны с ненадлежащим извещением адвоката о применении к нему меры дисциплинарной ответственности.

Говоря о ситуациях прекращения дел, он подчеркнул, что дисциплинарные органы защищают адвокатов от недобросовестных притязаний доверителей, которые при несогласии с судебным решением начинают обвинять адвокатов в некачественном оказании юридической помощи. А при рассмотрении сообщений суда Совет палаты Ханты-Мансийского автономного округа исходит из того, что суд должен представить доказательства совершения адвокатом конкретного нарушения, иначе в возбуждении дисциплинарного производства будет отказано.

«Сегодня, в преддверии реформирования сферы оказания профессиональной юридической помощи, для адвокатского сообщества важно перед обществом и государством доказать свои преимущества, свою способность оказывать юридическую помощь квалифицированно, поэтому органы адвокатского сообщества должны более тщательно относиться к вопросам дисциплинарной ответственности, поскольку, наказывая лиц, не желающих соблюдать нормы закона и этики, и ограждая от них адвокатское сообщество, органы адвокатского самоуправления тем самым защищают интересы всего сообщества в целом для его дальнейшего сохранения и развития», – сказал Валерий Анисимов.

МХГ в социальных сетях

  •  
Прекратить уголовное дело против участников мирной акции 27 июля 2019 года в Москве
Освободить Яна Сидорова, Владислава Мордасова и Вячеслава Шашмина
Требуем крупных номеров на полицейской форме!
Разрешить авиасообщение между Россией и Грузией
Свободу журналисту Ивану Голунову - автору расследований коррупции!
"Там где есть пытки — нет правды!" Петиция с призывом прекратить "дело Сети*"
Против изоляции российского интернета

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2019, 16+. Текущая версия сайта поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.