Поддержать деятельность МХГ                                                           
Russian English
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Не выходи на улицу, не нарушай УК



Как власти использовали пандемию для ограничения гражданских свобод: доклад ОВД-Инфо

Не все ограничения и преследования, связанные со свободой собраний в России в 2020 году, имеют прямое отношение к пандемии. Но пандемия стала для российских властей удобным поводом для пресечения акций и преследования их участников.

Пикетный год

Пандемия и без всяких действий российской власти оказала воздействие на протесты в стране. В течение 2019 года в разных регионах проходили массовые продолжительные акции: летние протесты в Москве против недопуска независимых кандидатов на выборы в городскую думу, протесты в Архангельской области, Екатеринбурге, Ингушетии, Бурятии, Калмыкии.

По сравнению с этой картиной в 2020 году численность людей, выходящих на улицу, снизилась. Протест не замер, но пытаясь снизить риск заразиться, люди выбирают наименее массовую форму — одиночные пикеты.

Но есть и исключения. В их числе — акции 15 июля против поправок в Конституцию, проходившие в форме сбора подписей в разных городах. В Петербурге очередь желающих поставить подпись растянулась на километр, в итоге удалось собрать три тысячи подписей, а в Москве — две тысячи. Петербургская акция прошла без задержаний, а в Москве они начались после того, как сбор подписей перерос в шествие. Полиция действовала жестко, всего задержали 147 человек. По меркам 2019 года это скромное число, а по меркам 2020-го — внушительное.


Сбор подписей против поправок в Конституцию в Санкт-Петербурге. Фото: Серафим Романов / «Новая газета»

Около двух тысяч человек собрал народный сход против ограничений, связанных с пандемией, состоявшийся во Владикавказе 20 апреля. Полиция жестко разогнала протестующих, были столкновения, 69 человек задержали с применением силы. Было возбуждено уголовное дело (см. ниже).

Из многочисленных акций 2020 года, которые были прерваны и не обошлись без задержаний, можно упомянуть:

  • шествие 22 июня в Москве против фашизма и массовой вакцинации;

  • протест в Башкортостане в защиту шихана Куштау (как и некоторые другие экологические (и не только) протесты 2019 года, этот увенчался успехом: шихан удалось отстоять. Однако без преследования участников протеста не обошлось);

  • «Русский марш» и другие несостоявшиеся акции русских националистов 4 ноября в Москве (ни одну из них власти, в отличие от прошлых лет, не согласовали).

Феномен Хабаровска

Еще одно масштабное исключение — продолжающийся уже более пяти месяцев протест в Хабаровском крае. Это явление не вписывается в картину спада протеста в 2020 году и существенно отличается от происходящего в других регионах за все время наблюдений, которые в ежедневном режиме ведет ОВД-Инфо.

Большинство задержаний происходит за пределами акций, постфактум: жителей задерживают утром или вечером у дома, возле офиса, на остановке городского транспорта за акции минувших дней, недель и месяцев. Их везут в отдел полиции, где чаще всего составляют протоколы по части 6.1 статьи 20.2 КоАП (участие в несогласованной акции, создавшей помехи для транспорта и инфраструктуры). По этой статье в качестве наказания возможен арест, и задержанного могут оставить под стражей до суда на 48 часов. Задержанных регулярно отвозят до суда ночевать в спецприемник.


Акция протеста в Хабаровске. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В преддверии крупной акции могут прицельно задерживать журналистов и блогеров, которые ведут стримы в интернете, чтобы препятствовать распространению информации о протесте. Доля арестов по делам против журналистов и блогеров существенно выше, чем по делам против участников акций.

У многих участников протестных мероприятий в Хабаровске уже накопился ряд судебных решений по статье 20.2 КоАП, которые вступают в силу. Поэтому велика вероятность возбуждения против них уголовного дела по статье 212.1 УК. Известно об одном таком деле против Александра Приходько, проводится проверка в отношении Валерия Скрипальщикова. Есть и как минимум три уголовных дела по статье о применении насилия к представителю власти (статья 318 УК), два из них возбуждены по следам первого в Хабаровске жесткого разгона акции в поддержку Фургала, который произошел 10 октября.

Не время для свободы

Первое же ограничение, введенное в Москве в связи с пандемией, касалось свободы собраний. Как только представители оппозиции подали уведомления о проведении в городе акций против «обнуления» президентских сроков с участием десятков тысяч человек, мэр Москвы ввел запрет на мероприятия с участием более 5000 человек.

На следующий день организаторы акций сократили предполагаемое число участников до 4500 и 4900 человек, но на их уведомления власти ответили отказом, не предложив полагающихся по закону альтернативных вариантов времени или места проведения мероприятия. Через несколько дней публичные мероприятия были в Москве запрещены полностью.

Из-за неоднозначной формулировки («публичные и иные массовые мероприятия») возникала неясность, подпадают ли под запрет и одиночные пикеты. Дальнейшая практика показала, что подпадают. Этот запрет фактически действует до сих пор.

В других регионах тоже были введены запреты на проведение мероприятий. Как и в случае с другими ограничительными мерами, каждый регион действовал самостоятельно. Формулировки в разных местах существенно различались; не всегда было понятно, распространяются ли они именно на публичные мероприятия.


Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Эти запреты вводились исключительно органами исполнительной власти, без участия законодательных собраний, хотя ограничение прав и свобод находится в ведении федерального законодателя.

В ряде случаев ограничения описаны в общем виде, процедура не разъяснена, сроки действия запретов не определены.

Все это дает власти дополнительные поводы пресекать акции и отказывать в их согласовании, сдерживает потенциальных участников. В некоторых регионах оппозиционерам отказываются согласовывать малочисленные акции, ссылаясь на пандемию. Но она не мешает власти проводить официозные мероприятия с куда большим числом участников. Более подробно этим нарушениям посвящен специальный доклад ОВД-Инфо.

К началу сентября ограничения на проведение публичных мероприятий действовали в 35 регионах. В 26 из них были запрещены любые публичные мероприятия, включая одиночные пикеты. Запреты на проведение мероприятий без уточнения, идет ли речь о публичных, действовали в 36 регионах. За последние месяцы изменения в этой области были незначительными.


Источник: «Свобода собраний на фоне пандемии», ОВД-Инфо, 2020

Ограничения для публичных мероприятий продолжают действовать и тогда, когда ограничения на другие виды коллективной деятельности снимаются.

Против участников акций начинают использовать статьи федерального и региональных кодексов об административных правонарушениях, наказывающие за «нарушение режима повышенной готовности». Случается, что на одного человека за одно и то же мероприятие составляют протоколы и по такой статье, и по более привычной статье 20.2 КоАП о нарушении порядка проведения публичных мероприятий.

На борьбу со свободой собраний была брошена государственная пропаганда: призывы сидеть дома, объяснения, что даже одиночный пикет опасен в условиях пандемии, ведь вокруг пикетчика собираются люди.

При этом не упоминалось, что при задержании пикетчика угроз для здоровья несоизмеримо больше, поскольку он оказывается вместе с другими задержанными в тесном и душном автозаке, а затем в отделе полиции, где меры предосторожности не соблюдаются.

Не объясняют власти и то, почему участников акций, которых пропаганда выставляет как нарушителей правил жизни в условиях пандемии, наказывают за нарушение закона о митингах, в котором нет ни слова о пандемии.

В ситуации, когда проведение акций с количеством участников более одного фактически невозможно, люди продолжали выходить на одиночные пикеты, несмотря на их фактический запрет. Их регулярно задерживали. Пик задержаний в Москве пришелся на конец мая — начало июня. 26 мая гражданский активист Виктор Немытов встал в одиночный пикет возле здания ГУВД Москвы в поддержку Владимира Воронцова, автора паблика ВК «Омбудсмен полиции», посвященного нарушениям прав полиции и критике работы МВД (его взяли под стражу по делу о вымогательстве и обороте порнографии). Немытова арестовали на 15 суток.

В поддержку Воронцова и Немытова к тому же зданию в одиночный пикет вышел журналист и муниципальный депутат Илья Азар. Его тоже арестовали на 15 суток. После этого десятки гражданских активистов и журналистов стали выходить в одиночные пикеты в поддержку Азара. В итоге, по данным ОВД-Инфо, только за 26 мая — 2 июня в Москве задержали 108 человек. Всего за первое полугодие в Москве было зафиксировано 269 задержаний на одиночных пикетах — больше, чем в 2018–19 гг., вместе взятых.


Источник: «Одиночные пикеты: данные», ОВД-Инфо, 2020

Гвоздь в крышку 2020-го

Против участников акций в 2020 году возбуждают не только административные, но и уголовные дела. Одно из них — по следам народного схода во Владикавказе. Известно о нем немногое. В деле более 50 фигурантов, около 30 из них под стражей. Полицейское насилие при разгоне акции и попытки защититься от него стали поводом для возбуждения уголовных дел о применении насилия к представителям власти (статья 318 УК). Во владикавказском деле, кроме этой статьи, многие обвинены в крупном хулиганстве, сопряженном с сопротивлением представителям власти (2-я часть статьи 213 УК).

Второе дело по скандальной статье о неоднократных нарушениях порядка проведения публичных мероприятий (статья 212.1 УК) было возбуждено против московского муниципального депутата Юлии Галяминой. Поводом стала акция 15 июля. Дело по этой статье могут возбудить в случае, если у человека есть более двух вступивших в силу судебных решений по статье 20.2 КоАП о нарушении порядка проведения публичных мероприятий в течение полугода. Следующее «нарушение» становится поводом для возбуждения уголовного дела.


Юлия Галямина. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Но в случае с Галяминой следствие не удосужилось соблюсти это правило: в обвинении упоминаются акции лета 2019 года и сделанные тогда же публикации политика в соцсетях с призывами принять участие в акциях. Лишь по двум из этих эпизодов судебные решения вступили в силу меньше чем за полгода до возбуждения уголовного дела. Не говоря уже о том, что Конституционный суд, рассматривая жалобу на статью 212.1 УК в 2017 году, рекомендовал применять ее только в случае, если действия предполагаемого преступника представляют собой угрозу для общества. В деле Галяминой, как и в остальных делах по этой статье, речь идет о мирных собраниях и/или о призывах участвовать в них. 23 декабря Галямину приговорили к двум годам лишения свободы условно (прокурор просил три года реального срока).

Одним из последних ударов по свободе собраний в 2020 году стали законопроекты, внесенные в Думу депутатом Дмитрием Вяткиным. Часть из них уже принята нижней палатой. В случае их вступления в силу:

  • процедуру согласования массовых акций усложнят;

  • под угрозой окажутся пикетные очереди — формат, получивший распространение во время пандемии, когда один человек стоит в одиночном пикете, а остальные ждут своей очереди, стоя друг за другом неподалеку. Теперь его предлагают приравнять к требующим согласования митингам и массовым пикетам;

  • журналистам осложнят работу на акциях протеста: обяжут носить отличительные знаки установленного образца, который определяют исполнительные власти, а за ношение такого знака без формальных оснований введут ответственность;

  • будет введен контроль за сбором денег на проведение акций с числом участников более 500, с требованием указывать реквизиты банковской карты при подаче уведомления, жертвовать деньги с указанием паспортных данных, запретят иностранное и анонимное финансирование;

  • запретят проводить протестные акции у ФСБ и МВД (в законопроекте идет речь об «экстренных службах»).


Подготовил Григорий Дурново, аналитик ОВД-Инфо

Текст подготовлен на основе доклада, прочитанного на конференции «Российские реалии: государство, социум, гражданское общество», организованной Сахаровским центром, Международным Мемориалом и Центром Левады (все организации внесены Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента).

Источник: Новая газета, 28.12.2020


МХГ в социальных сетях

  •  
Немедленно освободить Алексея Навального
Против поправок о просветительской деятельности
SOS! Ликвидируют единственный офис Комитета за гражданские права
Против поправок в закон о митингах
Примите закон, по которому "дети ГУЛАГа" смогут наконец вернуться из ссылки
Отменить запрет на одиночные пикеты в Санкт-Петербурге
Российские силовики в Беларуси закончат историю дружбы наших народов. Нельзя вводить!

© Московская Хельсинкская Группа, 2014-2021, 16+.