НОВЫЙ САЙТ МХГ

ИСТОРИЯ
Документы МХГ (1976-1982)
1980

172. Суд над Валерием Абрамкиным

Документ № 145

СУД НАД ВАЛЕРИЕМ АБРАМКИНЫМ

Валерий Абрамкин, один из редакторов свободного московского журнала "Поиски", 4 октября 1980 г. осужден на 3 года лагерей по ст. 190.1 УК РСФСР ("заведомо ложные клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй").

Виновным Валерий себя не признал.

Процесс Абрамкина, длившийся в Московском городском суде четыре дня, в некотором роде является событием даже на фоне ставших уже бытовым явлением судебных процессов правозащитников в СССР.

Во-первых, Валерий Абрамкин осужден только и исключительно за попытку воспользоваться правом, формально предоставленным гражданам советской конституцией,- правом на свободу печати. Он отбыл 10 месяцев предварительного заключения в тюрьме, и ему еще предстоит отбыть 2 года и 2 месяца в лагере только и исключительно за то, что он в числе семи редакторов "Поисков" легально, нисколько не скрываясь, издавал машинописный дискуссионный журнал, в котором высказывались самые различные (часто противоположные) мнения, суждения и оценки - как теоретических проблем, так и явлений нашей действительности.

Это уголовное наказание за мысль - весьма наглядное нарушение нашими властями Советской конституции, Хельсинкского акта и Декларации прав человека. Это и весьма наглядное нарушение советского законодательства, ибо в "Научно-практическом комментарии к УК РСФСР" черным по белому сказано, что "оценочные суждения не могут рассматриваться как клевета". А ничего, кроме "оценочных суждений", не смогли обнаружить в "Поисках" даже так называемые "специалисты" - призванные прокуратурой на помощь доктора и профессора академических институтов.

Во-вторых, 34-летний инженер-химик, в последние годы вынужденный работать сторожем, не имеющий юридического образования и фактически лишенный нормальной защиты, в судебном заседании наголову разбил и следствие, и суд, и "отзывы" не явившихся на суд "специалистов". В своих мотивированных ходатайствах (а их было более 40 - и почти все были немотивированно отклонены) и в своем последнем слове Абрамкин доказал не только необоснованность и лживость предъявленных ему обвинений, но и незаконность методов следствия, примененных следователем Ю. Бурцевым, которого Валерий потребовал привлечь к уголовной ответственности.

Валерий не защищался, а защищал право на мысль, на свободное слово - и ни судья, ни прокурор не могли помешать ему превратить свое последнее слово, длившееся два часа, в защитительную речь. Они могли только то, на что они способны: не дать Абрамкину закончить речь и вынести - вопреки совести, логике и закону - предрешенный приговор.

Дело Абрамкина показательно тем, что свидетельствует о моральном облике людей, пополняющих ряды правозащитников. За десять месяцев следствия не нашлось ни одного свидетеля, который чем-нибудь скомпрометировал бы Валерия Абрамкина. Каждый из свидетелей, выходя к судейскому столу, давал Валерию более чем блестящую характеристику. Все они говорили об уме Валерия Абрамкина, о его трудолюбии, доброте, отзывчивости, способностях - и прежде всего о его несомненной честности, делающей смехотворными обвинения в клевете.

Следствие не постеснялось вызвать на суд бывшую жену Абрамкина, рассчитывая, видимо, поживиться на семейных сложностях. Но и здесь они просчитались: ничего, кроме хорошего, не сказала бывшая жена о находившемся на скамье подсудимых Валерии.

В судебном заседании никаких фактов клеветы или заведомо ложных измышлений не было установлено. Ни один из допрошенных не дал показаний о каких-либо случаях клеветы. Единственный "свидетель обвинения" некий Касаткин, знакомство с которым Валерий Абрамкин категорически отрицает, в общей форме и немотивированно заявил, что "Поиски" - антисоветский журнал, хотя он и не указал конкретно, что именно антисоветского он нашел в этом журнале.

Единственное, на что попыталось опереться обвинение,- это письменные "заключения" уже упоминавшихся "специалистов", составленные в духе политических доносов. Однако ссылка приговора на эти "заключения" явно незаконна, ибо авторы их в судебное заседание не явились. Абрамкин трижды ходатайствовал о вызове "специалистов" - и суд трижды отклонял эти ходатайства, нарушив тем самым основополагающие принципы устности и непосредственности судебного следствия. Одновременно было нарушено и право Абрамкина на защиту, так как он был лишен возможности задавать "специалистам" вопросы.

* * *


Сын рабочего-слесаря Валерий Абрамкин родился в 1946 г. В 1970 г. окончил Московский химико-технологический институт им. Менделеева, работал в НИИ НМ, является автором около 30 научных работ. Но он не только научный работник и хороший специалист, он - человек, для которого характерны разносторонние и глубокие умственные и общественные интересы. Он не просто принимал действительность как она есть, он размышлял над ней. И именно это побудило его принять участие в создании свободного московского журнала. И именно за это - за живую, ищущую мысль - осужден на три года лагерей молодой, талантливый, полный сил и энергии человек, который много добра мог принести своей стране и которым страна могла гордиться.

У Валерия Абрамкина два сына - 13 и 2,5 лет. Они-то будут гордиться им!



Московская группа "Хельсинки":

Елена Боннэр, Софья Каллистратова, Иван Ковалев, Наум Мейман, Феликс Серебров

10 октября 1980 г.









К списку 1980 года

К общему списку
Наша кнопка    Rambler's Top100 Яндекс цитирования